uzluga.ru
добавить свой файл
1

Г.А. Птичникова



ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АРХИТЕКТУРНОГО ОБРАЗА И

ФИЛОСОФСКО-ЭТИЧЕСКИХ ИДЕЙ

(НА ПРИМЕРЕ РАЗВИТИЯ АРХИТЕКТУРЫ УНИВЕРСИТЕТСКИХ КОМПЛЕКСОВ США)


Galina Ptichnikova (Volgograd)


Architectural Image of American University campuses:

Pragmatism and Ethic


SUMMARY


The article aims at an investigation of complicated relationships between architectural images and philosophical conceptions of American pragmatism in the case of The US University campuses. The author discusses it through an analyses of the pragmatic strain in American architectural practice from the 1890 to the present. The application of the philosophical tradition of pragmatism ( Peirce, James, Dewey) is considered in detail on architectural images of Yale University and Miami University of Ohio.


Отправляясь в свою поездку в Соединенные Штаты, я не могла себе представить, что одним из самых сильных впечатлений, которые останутся у меня от этой страны, будут образы американских университетов. Система высшего образования, сложившаяся в России, а точнее унаследованная от СССР, во многом отличается от других стран и Европы и Америки. Главным отличием стала сильная дифференциация вузов в зависимости от потребностей, как называли в советский период – народного хозяйства. Университеты готовили кадры для научно-производственной и педагогической деятельности, самыми многочисленными являлись технические и сельскохозяйственные институты, которые обеспечивали кадрами производственную сферу. Все группы вузов имели свои особенности по размещению в городе, планировочной структуре, возможностям кооперирования. Но создаваемый ими образ был достаточно монолитен и узнаваем – «фабрика подготовки профессиональных кадров». Обычно вуз (если ему не посчастливилось являться преемником дореволюционного высшего учебного заведения и располагаться в памятнике архитектуры) находился почти за городом или в отдаленном районе с неудобной транспортной связью. Крупным масштабом на территории студенческого городка выделялся главный учебный корпус с ректоратом администрацией, рядом размещались более мелкие учебные корпуса, и в стороне строчной застройкой стояли общежития.

Разумеется, этот пример не касается институтов, расположившихся в центральной части городов, хотя и в таком случае вузы часто занимали приспособленные помещения (бывшие здания гимназий, гостиничных номеров, особняков и т.п.). Гордостью советской архитектуры являются комплекс Университета на Воробьевых горах (арх. Л. Руднев, С. Чернышев, П. Абросимов, А. Хряков, В. Насонов), Академия им. М.В.Фрунзе (арх. Л. Руднев, В. Мунц) в Москве, высшие учебные заведения, которые сейчас украшают столицы и города-центры бывших советских республик – Алма-Ата, Тбилиси, Каунас, Бухара, Минск, Таллинн. Архитектура этих комплексов соответствовала репрезентативному облику «дворцов» партноменклатуры и говорила, скорее, об их элитности и исключительности. Эти вузы были обращены своими фасадами «во внешний мир» - на Запад, олицетворяя собой одно из доказательств высокой роли высшего образования в СССР и пропаганды достижений советского строя. Однако если говорить о вузах региональных российских центров, то образ «кузницы кадров» для сферы производства, этот образ, типизированный и унифицированный как крупноблочное домостроение, оказывается доминирующим.

Мне удалось посетить несколько крупных университетских комплексов в разных штатах США. Впечатление, произведенное как их архитектурно-планировочной организацией, отвечающей специфическим потребностям университетской среды, так и неожиданным для меня свободным использованием исторических стилей в архитектурном облике застройки, заставило автора заняться исследованием процесса формирования архитектурных имиджей университетов. В процессе работы выпукло проявилось влияние философских и этических представлений американского общества на роль и место университетского образования и на те архитектурные формы, которые материализовывают и объективируют эти представления. Наиболее интересно, как мне представляется, в этой связи проследить два аспекта:

  • влияние идей этической сущности зодчества и воспитательной роли университетской среды, что было воспринято в качестве культурной традиции от Старой Англии, и

  • трансформация в архитектурных образах идей философии прагматизма, родившейся в Новом Свете.


* * *

Прежде, чем начать рассмотрение вопроса, необходимо разобраться с теми позициями, на которых ко времени основания Соединенных Штатов Америки и созданию в них первых университетов, находилась архитектура европейских университетов. Необходимо отметить, что наравне с культовой архитектурой, последняя оказалась наиболее восприимчивой к влиянию философских идей в выражении социально-культурных ценностей своей эпохи. Архитектурный образ университета через пространственные формы и планировочную структуру изначально выражал доминирующие в обществе представления о роли науки и образования, о воспитании и нравственном совершенствовании человека.

Обратимся к истории зарождения архитектурно-планировочным характеристик, ставших традицией при строительстве университетских комплексов. Европейские университеты с начала своего возникновения на базе монастырей в ХII-XIII вв. стали играть важную и значительную роль по интеллектуальному и нравственному совершенствованию общества. Здесь создавалась особая материально-пространственная «воспитательная среда, аккумулирующая в себе интеллектуальные силы различных эпох»1. Позиции прославленных университетов были столь сильны, что они превратились в третью силу вместе с властью религии и светской властью, по крайней мере в интеллектуальной и духовной сферах. Архитектурный облик университетов предопределялся представлением, что служение науке и образование должно быть облечено и в достойные архитектурные формы.

Рассмотрим три основные составляющие архитектуры университетов: градостроительное размещение2; архитектурно-планировочную организацию и архитектурный облик.

  1. Схемы градостроительного размещения.

Исторически еще в Средние века сложились две схемы размещения университетов: автономность размещения по отношению к городу и внутригородское размещение, часто вблизи центрального района города. Этой традиции способствовали распространенные представления об избранности труда ученого и ценности образования. Поэтому понадобилась соответствующая пространственная форма, способная удовлетворить функциональные потребности в уединении, необходимости сосредоточиться на предмете исследований, а также в избежании светских соблазнов, способных отвлечь студентов и профессоров от ученых занятий. «Свобода науки и преподавания, а также охранение их от мирской суеты и светских соблазнов – таковы основы сложившейся традиции, стремящейся изолировать университетскую общину от остальных граждан и университетскую территорию от остального города».3

Классическими примерами такого размещения стали прославленные английские университеты Оксфорд и Кембридж. Они расположились среди сельского ландшафта, олицетворяя собой переосмысленную в новом архитектурно-эстетическом качестве идею о совершенствовании и воспитании человека посредством создания соответствующей архитектурной и природной среды.

Вторым приемом размещения университетов стало их расположение в пределах городской черты. В этом случае, занимая обширную территорию, университет превращался в играющий важную роль градостроительный ансамбль. Таким образом, в XII-XVI вв. возникли такие университеты как Болонская правовая школа, Сорбонна, Пражский, Краковский университеты. При этом необходимо отметить, что архитектура их прочитывалась как подобная дворцовой архитектуре и отличалась особой изысканностью и выразительностью. Университетские комплексы строились в качестве одних из лучших городских ансамблей европейских столиц и крупнейших городов. В эпоху Просвещения социальное значение образования подчеркивалось градостроительной значимостью постановки университетов. К наиболее характерным образцам относятся Университет на Унтер-ден-Линден в Берлине, университеты в Вене и Мюнхене.

Не смотря на включение в городскую среду, ориентация университетских комплексов часто была построена по замкнутой пространственной модели – во внутрь, без раскрытия и слияния с городским пространством. Эта модель, реализующаяся в обращенности всей композиции в пространство внутренних дворов, представляла собой материальное воплощение идей об ограждении образования и науки от ненужной суеты или соблазнов городской жизни.

  1. Архитектурно-планировочная организация.

Еще более характерной чертой, краеугольным камнем в организации «академического» пространства, является архитектурно-планировочная организация университетов. Типичным звеном университетов в Англии был колледж – как особый замкнутый социальный мир и, одновременно, пространственная единица, посредством которых постепенно развивалась планировочная структура университета. Территориальное расширение университетов происходило за счет последовательного добавления участков с застройкой, образованной на основе прямоугольной планировочной сетки. Главным центром всей пространственной композиции стал четырехугольный двор клуатр – или «квадрангл» – как правило, квадратной или прямоугольной формы. Вокруг этого двора формировались учебные корпуса, библиотека, капелла, холлы, жилые помещения для студентов и профессоров. Такая архитектурно-планировочная структура, сформировавшаяся на основе функционально-планировочной схем монастырских комплексов, служила целям организации пространства для обучения и воспитания. Внутренний открытый двор являлся «признанием самоценности «академического пространства» как отличительного признака архитектурной композиции университетского комплекса».

Пространственная устойчивость замкнутой прямоугольной формы архитектурного пространства, в свою очередь, способствовала устойчивости и универсальности самого университетского подхода к образованию, проходящего нитью через всю историю британской культуры. Уникальному традиционализму университетской жизни, содействовала сформированная временем и опытом традиционная архитектурно-пространственная композиция университета: главное композиционное ядро – пространство «квадрангла», четкая ориентированность в пространстве за счет выделения входов как олицетворение идеи границы и начала знания, ведущего к добродетели, и ясной типологии окружающей застройки. Эта форма получила новое содержание в связи с развитием в Великобритании идей эмпиризма, опиравшегося на рационалистический принцип мышления. Регулярность, рациональность пространственной схемы университета выражали идеи этического порядка и материализовывали в прикладном виде систему рационально-этического освоения мира.

В XIX в. расширяется и усложняется архитектурно-планировочная организация внутригородских университетов Европы. Крупнейшим университетом в Европе остается Парижский университет. «Латинский квартал» превращается в «город в городе» - городок ученых и студентов.

  1. Архитектурный облик.

Английская традиция связана с использованием готического стиля при формировании университетских комплексов. Особо выделялись общественные здания колледжей и входы-башни. Вертикализм оконных проемов, контрфорсов, венчающих крыши башенок подчеркивали строгий порядок и своеобразную обрядовость университетской жизни. Таким образом, не только организация пространства, но и архитектурный облик выражал идею этического порядка. Идеи двойственности мира, его дуализма, разграничения на внешнее и внутреннее, развитые Платоном, а позднее Рене Декартом и Роджером Бэконом, подчиняли себе и сдержанность в трактовке облика университета, обращенного во внешний мир. 4Главенство внутреннего содержания и нравственной сущности над внешностью - одна из установок английской философской этики – предопределило характерную сдержанность облика английских университетов. Архитектура воздействовала на становление личности и ее воспитание, на ее ориентированность к нравственному и возвышенному идеалу.

В XVII-XIX вв. социальная значимость просвещения и науки нашли свое выражение в облике «дворцов знаний» в Италии, Германии, Франции. Возводимые архитекторами классицизма университеты становятся в один ряд с сооружениями, определяющими репрезентативность облика городов – такими как парламент, биржа, театральные и оперные здания. 5 Все средства достижения выразительности архитектурного облика были направлены на создание представительных ансамблей университетов. Их завершенность композиции, классическая ясность, грандиозность масштаба, торжественная строгость и использование ордера хорошо выражали идеалы буржуазного просвещения, олицетворяя в архитектуре классицизма идеи рационального познания мира и торжество разума.

* * *


Архитектурный образ американского университета, соответствующий новым философско-этическим идеям, начал свое рождение с пришествием эпохи капитализма. В этот период резко возросла потребность в образовании, изменился социальный состав студентов, сами методы и цели обучения, происходила специализация наук и дисциплин. К XVIII-XIX вв. создаются многие известные американские университеты – Йельский, Принстонский, Колумбийский, Калифорнийский и другие. Образование становилось светской религией американского общества. Прогрессисты и их преемники надеялись, что институты высшего образования станут обучать и подготавливать к жизни общественных лидеров, которые затем превратятся в руководителей в таких важных сферах как бизнес, обучение и управление. Образование рассматривалось как спасение прогресса и демократии, а университет становился тем храмом, где американцы служили мессу культуре.

Культурное английское наследство, в том числе в высшем образовании, передалось в североамериканские колонии в XVII и XVIII вв. Одной из наиболее ярких и очевидных черт было первоначальное господство теологического образования. Из девяти первых американских колледжей восемь были связаны с церковью (кроме Филадельфийской академии впоследствии ставшей Университетом Пенсильвании).

Второй отличительной чертой университетов Нового Света, которая была взята от английских учебных заведений, стало постоянное проживание студентов и преподавателей в университетском городке. Модель автономного размещения университетов вдали от соблазнов городской жизни активно внедрялась в жизнь. Университеты сами превратились в последствие в градообразующий фактор, способствуя основанию около них небольших городов. Студенты должны были посвящать все свое время обучению, в этой связи они обязаны были покинуть родительские дома и переселиться в общежития, чтобы посвятить все свое время выбранным наукам. Таким образом, архитектурно-планировочная структура университета должна была отвечать разносторонним функциональным потребностям проживающих в кампусе студентов и преподавателей.

Типичным звеном университетов в Англии был колледж – особая университетская община и, одновременно, пространственная единица, посредством которых постепенно развивалась планировочная структура комплекса. Главным центром всей композиции был двор «клуатр» или «квадрангл» квадратной или прямоугольной формы. Такая структура, берущая свое начало от схем монастырей, служила целям организации «этического пространства» для воспитания и обучения. Схема построения замкнутой элитарной композиции, развившаяся в Великобритании, была перенесена в Новый Свет – Соединенные Штаты Америки, где приобрела нормативный характер в выполнении воспитательно-этических задач6.

Третьей особенностью, которая была взята от английских высших школ, стало воспроизведение исторического облика построек новых университетов в неоготическом стиле или в «стиле красного кирпича». В США этот стиль чаще всего называют «георгианским», напоминающим архитектуру Англии периода правления королей Георгов. Общим для архитектурных стилей застройки Великобритании XVII –XVIII вв. было использование единого строительного материала – красного кирпича, что дало возможность позднее объединить их под одним названием «георгианский стиль».

Кампус - университетский городок – как инновация американской архитектуры стал новым представлением о месте и значимости науки и образования в общественной жизни.


* * *

Строительство многих университетов происходило под влиянием новых представлений о роли образования и науки, родившихся в Новом Свете, в частности, идей философии прагматизма. Перелом эпох, перелом столетий - XVIII и XIX вв. изменило общественную жизнь, отношения, нормы морали. Старые идеалы не возможно было совместить с изменившейся жизнью. Эти общественные перемены повлияли и на высшее образование. В контексте оптимистических ожиданий и предчувствий лучшего нового времени появилась философия прагматизма. Прагматизм «взошел» на поле идей таких европейских ученых, как Джон Локк, Джордж Беркли, Дэвид Хьюм, Джон Стюарт Милль, которые так или иначе работали в традициях английского эмпиризма . Исторической базой для прагматиков стали также идеи Аристотеля об эмпирической природе объекта и философские представления Фомы Аквинского и Джона Дунса Скота. Однако ни одна из вышеназванных теорий не была прагматиками принята полностью, каждая была подвержена критике, и взяты из них были отдельные части.

Главными выразителями идей прагматизма были Чарльз Пирс, Вильям Джемс и Джон Дьюи. Последний оказал наиболее сильное непосредственное воздействие на духовную жизнь американского общества в первой половине ХХ в.

В связи с огромной воспитывающей ролью университета, прагматисты ставили вопрос о потребности в воспитательной роли архитектурной среды. По Д. Дьюи, архитектура сама является формой образования, которая воспитывает и образовывает непосредственно через создание легко узнаваемых пространственных моделей. Идеи прагматизма о воспитательной функции архитектуры – образовании и обучении через образы и пространства – перекликаются с размышлениями о красоте главы американского трансцедентализма, сторонника нравственной философии Ральфа Эмерсона: « Красота есть одно из сокровищ мира и всегда останется тем, чем ее считали древние: божественною, называя ее порой цветения добродетели»7.

Многие из учеников Чикагской школы стали впоследствии видными деятелями университетского образования США. Так, например, Джеймс Р.Анджел, ассистент Д.Дьюи, был президентом Йельского университета, другой ученик Вальтер Д.Скотт являлся президентом Северо-Западного университета (Чикаго). Несомненно, что идейно-философские идеи прагматизма, которые были взращены в Чикагской школе, повлияли затем и на формирование архитектурного образа университетов, президентами и профессорами которых стали бывшие ее представители.

Одним из выдающихся архитекторов, участвующим в работе Чикагской школы прагматистов, был Джеймс Гэймбл Роджерс. В результате идейного сотрудничества с главами университетов среди его работ стали проекты Йельского университета, Северо-Западного университета (Чикаго), Колгейт-Рочестерской теологической семинарии, Колумбийского Пресвитерианского медицинского центра и других. Роль Роджерса как архитектора крупных элитных университетских комплексов США была очень важной для развития архитектуры американских университетов.

Работы Роджерса суммировали предшествующие функциональные, планировочные и стилистические достижения архитектуры прошлых эпох. Аргументы прагматизма шли вразрез с теориями определения чистых стилистических границ в архитектуре. Напротив, подчеркивалось, что для достижения лучшего результата необходимо использовать весь имеющийся неограниченный духовный опыт различных эпох. В прагматизме творчество рассматривалось как решение определенной задачи, ведущей к достижению поставленной цели. Роджерс «брал все имеющиеся исторические типы зданий и трансформировал их в ясные и понятные образы для своих современников. Он принимал все существующие стили, манипулировал ими и разрушал «чистые» правила, прагматически подходя к организации пространства зданий»8.

Исходя из вышеназванных установок, из копилки архитектурного опыта при строительстве университетов Роджерсом были отобраны те стили и те приемы, которые могли создать этическое пространство. Так было, например, в Чикагском университете, заложенном в 1891 году. Здесь использовался так называемый нео-готический стиль, в котором были смешены мотивы испанской церковной архитектуры IX в. и английских колледжей XV в. Нео-готическая архитектура использовалась потому, что она позволяла обеспечить лучшее «вхождение» в сложившуюся застройку и разнообразие вместе с тем, что рациональный план позволял осуществлять необходимый контроль. Готический орнамент использовался для смягчения жестких линий огромных функциональных учебных зданий причудливой резкой камня, в то же время готическая интерпретация средневековых зданий смягчила воздействие новых зданий, оплаченных «торговыми принцами» - новой финансовой аристократией США. Причиной распространения нео-готики является большая гибкость ее композиционных приемов, живописность общего облика зданий, хорошо увязывающихся с существующей застройкой. Живописность композиции усиленно противопоставлялась холодной регулярности классицизма. Новая готика стала путем создания искусственной истории вновь созданному университету в новом городе Нового Света, не обладавшим богатым архитектурным наследием.

В 1916 г. Роджерс вновь обращается к использованию нео-готической архитектуры, на этот раз уже при застройке Йельского университета. Ансамбль «Харкнесс Квадрангл» – был продолжением уже существующего кампуса Йельского колледжа. Президентом университета было принято решение о создании комплекса, который бы носил облик «готического колледжа». Таким образом, архитектурный облик зданий менялся от колониального стиля первых построек до академического классицизма, который был популярен в Америке в этот период, и нео-готики. Целью явилось желание создать понятный и традиционный образ высшей школы, в которой собрались вместе студенты – выходцы из различных социальных слоев. Выбор нео-готики объяснялся, кроме того, и следующими факторами. Во-первых, стремлением избежать монотонности путем использования вертикального разнообразия и богатых орнаментальных возможностей этого стиля. Во-вторых, готические здания сами по себе являются выразительными объектами без излишней монументальности и противопоставления себя окружению. В-третьих, использование готической пространственной модели организации пространства – прямоугольный двор – само по себе является не только использованием определенного исторического типа застройки, напоминающей об «очаровании шпилей Оксфорда», но прежде всего, моделью, обладающей сильным потенциалом организации пространства

Моделями для Йеля были университетские комплексы Оксфорда и Кембриджа. Такой выбор явился подтверждением освобождением американской философской школы от французского и особенно немецкого влияния и возвращения связи университетов к своим корням пуританской философии.

К началу ХХ в. В США сформировался особый стиль «университетской готики» (Collegiate Gothic) , которая позволяла «организовать анархию прошлого по законам настоящего». Нео-готический стиль был использован при застройке многих центров образования, в том числе и таких известных, как Принстонский университет и университет Пенсильвании. Известный архитектор Чарльз Г. Мур видел преимущества использования готики и в конструктивном аспекте – как возможность использования ассиметричных живописных композиций – и в качестве сублимации природы и ежедневной жизни в наиболее приемлемых формах. Готическая архитектура противопоставлялась архитектуре Возрождения как свободное естественное выражение в планировке и конструкциях против застывших канонов абстрактной красоты.

Нео-готика использовалась так же и в архитектуре Северо-Западного университета в Чикаго. Однако Роджерс использовал здесь так сказать «эластичную» готику, прагматически объединившую пространственную организацию и архитектурный образ.

В последних работах – общежитиях колледжей Йельского университета Роджерс стал использовать комбинацию элементов исторической застройки США и Англии XVII-XVIII вв., которая стала называться «университетский георгианский стиль». Это был более упрощенный стиль, главной особенностью которого стало использование кирпича в качестве главного строительного материала. Стиль Георгов безошибочно определялся использованием краснокирпичных стен и окрашенных в белое деревянных деталей, крайне сдержанным применением орнамента, щипцовыми крышами, а также ионическими, дорическими и коринфскими колоннами и пилястрами. Этот стиль позволил архитекторам создавать живописные образы ушедших дней, адаптированные к потребностям современности.

Прекрасным примером целенаправленного развития «нео-георгианского стиля» на протяжении уже двух столетий является университет Майами в штате Огайо. Иногда его называют «Йелем Среднего Запада»9 за его эстетически красивый облик и целостность восприятия всего ансамбля. Созданный в 1809 г. Майами стал седьмым государственным университетом в стране. Получив свое имя от названия индейского племени, проживавшего в долине реки Огайо, Майами с самого начала трактовал себя как университет, базирующийся на традициях европейского опыта высшего образования. Не случайно названием городка, возникшего рядом с университетом в 1809 г., стало название прославленного английского Оксфорда. Это был первый Оксфорд в Северной Америке, названный в честь университета в Старой Англии. В настоящее время в Канаде и США насчитывается восемнадцать Оксфордов, но Оксфорд в Огайо является старейшим. Не только название города перешло в американский Оксфорд, но и название главной улицы Хай Стрит – Верхняя улица. Таким образом, не случайно, что английский университет вместе со своей моделью колледжей оказал большое влияние на формирование университетов Нового Света.

Архитектурно-планировочная структура университета Майами в его исторически сложившейся части носит строго регулярный характер. Центральная, наиболее старая часть, где расположены учебные корпуса, четко ориентирована на ось восток-запад. Строго перпендикулярно исторической части расположены три квартала, ориентированные на ось север-юг, где расположены жилые и общественные здания кампуса. Хотя в описанной градостроительной схеме нет четкого выявления пересечения улиц как в планировке римского военного лагеря (каструма), но определенная дисциплинарная строгость планировочной схемы в четкой ориентированности по сторонам света, прямоугольной разбивке сетке улиц на пропорциональные кварталы, использовании регулярной планировки в ландшафтной организации университета, применении принципа формирования застройки вокруг открытых внутренних дворов- «квадранглов» вновь иллюстрирует дидактическую цель архитектурной среды университетского комплекса – порядок, организованность, подчинение распорядка дня учебным занятиям. Обрядовость, ритуальность действий, характерная для староанглийских университетов материализуется и в архитектурном пространстве Университета Майами. Необходимо вспомнить также и о том, что долгое время Университет Майами был исключительно мужским учебным заведением, что некоторым образом наложило свой отпечаток на планировочную структуру университета.

Яркую художественную живописность вносит в целостно воспринимаемый строгий образ университета так называемый Западный Колледж. В 1850-х гг. Вторая Пресвитерианская церковь решила разместить близ Университета Майами школу для молодых девиц и назвала ее Западная женская семинария. «Женское» начало в образе Западного колледжа ощущается и живописно-ландшафтном размещении колледжа, нерегулярной, пейзажной постановке зданий в пересеченном лесном ландшафте, и в художественной романтической трактовке учебных и жилых построек. При строительстве женского колледжа использовались мотивы романтического «ричардсонианского стиля» с использованием грубой фактуры камня, щипцовыми островерхими крышами, арочными проемами и деталями, вызывающими образы романской архитектуры. В ландшафтном благоустройстве изобилуют арочные пешеходные мостики, живописные по очертаниям пруд и ручьи.

Георгианский стиль находил свои разновременные интерпретации на протяжении всего периода существования университета. Расширение учебного заведения требовало строительства новых учебных корпусов или общежитий. Тем не менее даже постройки 1990-2000-х гг. характеризуются стремлением вписаться в существующий ансамблю прежде всего использованием традиционного строительного материала – красный кирпич, использования традиционных пропорций и масштабных соотношений. Поэтому последние постройки – здание рекреационного центра, административного корпуса, музея современного искусства, общественного Шрайвер центр не противоречат художественному духу университета.

Интересна история эволюции развития здания Факультета Архитектуры – Аламни Холла. Оно было построено по проекту архитектора Ф.Л.Пакарда в 1909-10 гг. как главная библиотека кампуса. В связи с тем, что ее финансирование осуществлялось

Фондом Карнеги, то традиционно архитектура здания была выполнена классическом стиле Итальянского Возрождения. Первоначальный план представлял собой равносторонний крест как воспроизведение структуры виллы Ротонда Андреа Палладио в Виченце XVI в. и одновременно базилику Сан Антония в Падуе. При формировании портика использовался мужественный тосканский ордер. Композиция заканчивалась кульминацией в виде цилиндрического купола, бывшего символом процветающего кампуса. Позднее к этому зданию были пристроены два крыла : в 1922 г. по проекту архитектора Р.Ридли и в 1951г . по проекту фирмы Поттер Тайлер и Мартин. Таким образом была восстановлена композиционная симметрия здания.

В 1972 г., когда в здание переехал факультет архитектуры, возникла необходимость его реконструкции. Но лишь в 1993 г. после проведения национального конкурса, в котором участвовали такие мэтры как Майкл Грейвз, Роберт Стерн, Стенли Тайгерман, Стефан Холл был выбран проект реновации Аламни Холла. К лассической вилле Пакарда с южной стороны был пристроен стеклянный объем архитектурной библиотеки, а также новые мастерские и студио.

Одним из самых красивых зданий в Университете Майами является здание Левис Плейс – нынешняя резиденция президентов университета. Оно было построено в 1837-39 гг. как частный жилой дом в южно-колониальном стиле и своей архитектурой напоминает особняки Юга, построенные до Гражданской войны. Это здание ярко раскрывает особенности «стик-стиля» - элегантный, утонченный, напоминающий швейцарские «шале», окруженный верандой. Когда Франк Ллойд Райт посетил Оксфорд, то на вопрос о самом красивом здании университета Майами, он назвал именно Левис Плейс10.

* * *

В истории не известно ни одного периода, когда общество было бы довольно своей системой образования. Сейчас в России наблюдается плюрализм систем образования и по формам организации, и по целям образования. Тем не менее, значение университетов с устойчивыми научными и культурными традициями, несомненно, будет сохраняться и расти. Университетский подход к образованию, проходящий нитью через всю историю западной культуры, отличается такой основательностью, глубиной и универсальностью, что способен даже в самых кризисных ситуациях сохранять и развивать интеллектуальные традиции. Уникальное и устойчивое, исторически сложившееся совмещение в университете фундаментального и специализированного образования, научных исследований и общекультурных функций позволяет ему не замыкаться в профессиональном деле обучения молодых людей. Университеты как домены культуры постоянно взаимодействуют с окружающей социокультурной и политической средой, вносят в нее стабилизирующее и ориентированное на длительную перспективу начало. В современных условиях реформирования высшего образования в России необходима философско-методологическая и гуманитарная проработка идей образования, определение общественной роли университетского образования.

«Поиск новых форм организации научного знания – важнейший путь реформирования системы образования. Сейчас складывается новый образ науки, чуждый нормативизму и унитаризму просветительской концепции»11. Новому образу будет соответствовать и материально-пространственная форма, выраженная в архитектуре. Потому что развитие архитектуры всегда находится во взаимосвязи с разнообразными сферами общественного сознания – религией и моралью, наукой и философией.



 В настоящей статье использованы материалы, полученные в результате научно-исследовательской работы в США в 2001 г. по программе обмена региональных ученых (RSEP), проводимой Американскими Советами по международным обменам Правительства США.

1 Душкина Н. Проблемы этики в архитектуре. Опыт формирования архитектурной среды в Оксфорде и Кембридже./ В сб. «Архитектура мира».- М.: ВНИИТАГ, 1994. – с.38.

2 Подробнее см. Цытович И.Г. Историческое развитие архитектуры университетов / В сб. Проблемы истории архитектуры. Ч.2. – М.: ВНИИТАГ, 1990. – с. 186- 188.

3 Кулешова Г.И. Образы науки и архитектура научных комплексов. / «Вопросы философии», № 4, М.: Наука, 1992.- с.24.

4 Душкина Н. Там же, с. 45.

5 Кулешова Г. И. Там же, с. 26.

6 См. Душкина Н.О. Формирование архитектурной среды в университетских городах Великобритании (Оксфорд и Кембридж) Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. канд. арх./ М.: МАРХИ, 1982.

7 Эмерсон Р. Нравственная философия. Мн. – Харвест, М.: АСТ, 2001. – с. 21.

8 Betsky A. Ibid., pp.29.

9 Upham A. Old Miami: The Yale of the Early West/ Hamilton, Ohio. The Republican publishing co. 1909. – pp. 274.

10 Shriver Ph. R. Miami University: A Personal History. Oxford, Ohio: Miami University Press, 1998. - pp.222.

11 Огурцов А.П. Интервью в журнале «Вопросы философии», 1993, №9. – с. 20.