uzluga.ru
добавить свой файл
Кожевникова Ю.Н.

Возобновление монастырей после секуляризации 1764 г. на территории Олонецкой епархии (на примере Задне-Никифоровской Важеозерской пустыни)


Возобновление монастырей, упраздненных в ходе секуляризации 1764 г., стало возможным с конца XVIII в., прежде всего, благодаря изменению государственной политики в отношении монастырского землевладения1. На протяжении XIX в. в Олонецкой епархии, входившей в состав Новгородской митрополии до получения самостоятельности в 1828 г., было воссоздано восемь мужских монастырей.

Наиболее часто возрождение закрытого монастыря проходило путем его причисления к действующему епархиальному монастырю (наряду с припиской к архиерейскому дому по инициативе правящего епископа и открытием монастыря по инициативе частного благотворителя). Так, были приписаны: к Александро-Свирскому монастырю — Задне-Никифоровская пустынь (Олонецкий уезд); к Александро-Ошевенскому монастырю — Спасоозерская и Челмогорская пустыни (Каргопольский уезд); к Валаамскому монастырю — Андрусова пустынь (Олонецкий уезд); к Успенскому Каргопольскому монастырю — Веретьевская пустынь (Каргопольский уезд); к получившей самостоятельный статус в 1818 г. Андрусовой пустыни — Сяндемская Успенская пустынь (Олонецкий уезд). Вне зависимости от того, каким способом возобновлялась та или иная обитель, огромное значение при отсутствии государственного финансирования (или его малых размерах) приобретала благотворительная помощь и активная поддержка местного населения.

С причисления указом Новгородской духовной консистории от 25 сентября 1800 г. к Александро-Свирскому монастырю Задне-Никифоровской Важеозерской пустыни официально начался обратный процесс возрождения иноческих обителей на рассматриваемой территории. Какие конкретные обстоятельства обусловили выбор данной пустыни для возобновления? Главной причиной обычно называется тесная историческая связь: прпп. Геннадий и Никифор Важеозерские, согласно церковной традиции, считаются учениками прп. Александра Свирского2. На наш взгляд, другая важная причина заключалась в размерах земельных владений Задне-Никифоровской пустыни. Во время проведения Генерального межевания ее бывшие угодья были объединены «одной окружной мерой» с небольшой казенной пустошью Нирки и составили единую казенную оброчную дачу под названием «Задне-Никифоровская пустынь», площадь которой равнялась 21 140, 47 кв. дес.3 Для сравнения приведем данные о землях Сяндемской пустыни, основанной еще одним воспитанником прп. Александра Свирского, прп. Афанасием: согласно земельным планам 1782 г. они включали в себя всего 2 358, 57 кв. дес.4

Наше предположение подтверждается архивными документами. После своего закрытия Задне-Никифоровская пустынь, как и многие другие, стала приходом, и «было в оной белое священство». Из-за отсутствия собственных приходских дворов в конце XVIII в. (более точная дата в настоящий момент неизвестна) опустевшая монашеская обитель с ветхими церковными и жилыми постройками оказалась в ведении ближайшего Коткозерского прихода. В 1800 г. новгородским митрополитом Гавриилом по просьбе архимандрита Иосифа она была «для возобновления предоставлена в полное распоряжение Александро-Свирскому монастырю»5. Настоятель подчеркивал, что пустынь «находилась в самом наибеднейшем положении, что единственно и монастырь Свирский побудило просить ея под свой примотр для поправления и потому более, что опочивающий там той пустыни основатель преподобной Никифор чудотворец был сожитель преподобному Александру Свирскому»6. Но позднее, в одном из своих прошений 1807 г., архимандрит Иосиф вместе с братией настойчиво просил митрополита Амвросия об исключении пашенной земли, покосов и леса Задне-Никифоровской пустыни из казенного оброка «к пользе и лучшему возобновлению и устроению тоя пустыни, а не менее и для поправления многих ветхостей в большом Свято-Троицком Александро-Свирском монастыре»7. Из приведенной цитаты ясно следует необходимость срочного ремонта самого Александро-Свирского монастыря, а именно его Троицкой части, на содержание которой государство не выплачивало денежного пособия, где «крыши, как в церквах Божиих, так и в кельях состоящих в каменной ограде, весьма нужно исправить и вновь перекрыть, а к тому же и деревянное какое есть здание поддержать и исправить»8. Дополнительно, как следует из прошения архимандрита Иосифа на имя того же митрополита от 18 февраля 1807 г., значительную выгоду давала рыбная ловля в принадлежавшем пустыни оз.Важе, от которой «доставляется немалое количество и в Александро-Свирский монастырь для братии, и состоящим на монастырском коште учрежденного при монастыре духовного училища учителей, и обучающихся в училище бедных священноцерковнослужительских детей»9.

Необоснованное утверждение А.К. Галкина о том, что после «формальной» передачи пустыни Александро-Свирский монастырь «не спешил выводить ее из запустения»10, опровергают архивные материалы, которые есть в нашем распоряжении. В 1802 г. архимандрит Иосиф в ответ на свою просьбу получил сборную книгу для ремонта обеих деревянных церквей, стоявших на берегу оз.Важе: «в помянутой Задненикифоровой пустыни на соборной Преображения Господня деревянной церкви крыша ветхая и на другой Благовещения Пресвятой Богородицы церкви глава пообветшала и ограда около монастыря согнивша и прочее строение все обветшало и потому желательно, во-первых, на Преображенской церкви крышу перекрыть и на Благовещенской главу починить, а равно и ограду около монастыря деревянную новую сделать и прочее нужное по хозяйству устроить»11. За год было собрано 502 р. 30 к. Примечательно, что сумму, взятую на ремонт пустынских церквей и зданий из «неокладных доходов» Александро-Свирского монастыря планировалось вернуть за три года «из приходов той пустыни», которые предполагалось увеличить. Частично расходы должны были возместить «доброхотные подаяния от собирающихся в оной пустыни в праздники богомольцев»12.

Любопытные факты обнаруживаются в судебном деле, возбужденном против Александро-Свирского монастыря в 1803 г. со стороны Лесного департамента. Причиной стала вырубка монастырем трехсот сосен для исправления церковных зданий пустыни. Архимандрит Иосиф признал постановление Олонецкого уездного суда о взыскании крупного штрафа несправедливым, потому что действовал с разрешения Новгородской духовной консистории. Судебное дело поступило на апелляцию в Сенат. Тогда в защиту монастыря перед Александром I выступил обер-прокурор Святейшего Синода А.Н. Голицын. Как следует из синодального указа, император «соизволил принять во всемилостивейшее уважение, что архимандрит вырубил лесу по дозволению духовной консистории не для себя лично и не для монастыря, но собственно для пустыни, где почивают святые мощи, высочайше повелел Александро-Свирского архимандрита Иосифа от положенных ко взысканию пятым департаментом Правительствующего Сената 353 руб. 40 коп. освободить с подтверждением, однако же, ему со стороны духовного начальства, чтобы впредь к подобным порубкам без сношения с кем следует не приступал»13.

Все возобновленные обители епархии имели своего канонизированного Церковью монаха-строителя. Имена этих святых были хорошо знакомы местному населению, среди которого сохранялись прочные традиции паломничества к могилам подвижников. В Задне-Никифоровской пустыни «нетленные тела» ее основателей покоились под сводами деревянной часовни, где «исправлялось молитвословие» в их честь. Свирский архимандрит Товия сообщал новогородскому митрополиту в 1817 г.: «в бытность мою ныне там ради поставления новой над теми мощами гробницы узнал от стекшагося там народа усердное желание пристроить к той часовне придел во имя сих преподобных с тем, чтобы сделать потом церковь»; «стечение народа там бывает по древнему обыкновению на праздники Преображения Господня и Благовещения Богородицы и в память почивающих там отцов Никифора и Геннадия»14.

Если верить официальным документам, уже к 1807 г. «по старанию иждивением и капиталом усердствующих к почивающим преподобным Никифору и Геннадию благодетелей построены вновь для жительства братии и прочих рабочих людей деревянные кельи и по кругу с башнями деревянная ограда, скотской двор и прочие необходимые нужные службы, а лежащая чрез многие годы впусте пахотная земля посредством немалого труда приведена в порядок и скотоводство заведено»15.

К концу 20-х гг. XIX в. Задне-Никифоровская пустынь уже имела отдельного управляющего, здесь велось самостоятельное хозяйство, достаточно обширное. Так, по описи, составленной в январе 1829 г., в пустынском скотном дворе содержались три лошади, шесть коров, бык и два теленка16. На ближайшей речке благотворителями из г. Калязина Тверской губернии была выстроена мукомольная мельница, приносившая обители небольшой доход17. В пустыни проживало шесть человек: управляющий иеромонах Варфоломей, монах Вениамин, послушник Александр, два работника и коровница18.

Полную самостоятельность Задне-Никифоровская пустынь приобрела одной из первых среди приписных монастырей Олонецкой епархии — в 1846 г. Надо сказать, что к этому времени зависимость от свирского настоятеля стала обременять ее монашескую общину. По словам управляющего монаха Исайи, «нынешнее отношение ее, как приписной… подчиняя и хозяйство, и весь церковный порядок ее непосредственному влиянию настоятеля Александро-Свирского монастыря, лишает братию возможности поставить пустынь на ту степень благосостояния, на которой она могла бы быть при самостоятельности ее»19. Приписная пустынь могла полностью обеспечивать себя всем необходимым, она «издавна содержалась и ныне содержится от принадлежащих ей угодий, на которые имеются надлежащие документы, и от пожертвований благотворителей, имея при том и все средства к отправлению богослужения и возможность к независимому существованию. В таком положении братия ее не может не желать видеть у себя свое собственное управление…»20. Синодальным указом от 6 февраля 1846 г. Задне-Никифоровская пустынь «освобождена была от всякого влияния настоятеля Александро-Свирского монастыря» с оставлением при ней всех ее земельных угодий21.


1 См.: Андроник, игум., Бовкало А.А., Федоров В.А. Монастыри и монашество. 1700-1998 // Православная энциклопедия: Русская Православная Церковь. М., 2000. С. 335.

2 Преподобный Александр Свирский и его ученики-подвижники (Исторические сведения о церковном их почитании) // Олонецкие епархиальные ведомости. 1903. №2. С. 46-47.

3 Учет земель по данным генерального и специального межевания и по владениям. Олонецкий уезд. Петрозаводск, 1915. Вып. 3.

4 Там же.

5 НАРК. Ф. 25. Оп. 16. Д. 16/36. Лл. 1-2об.

6 Там же. Л. 19 об.

7 Там же. Лл. 3-4 об.

8 Там же. Л. 20 об.

9 Там же. Л. 2.

10 Галкин А.К. Из истории Задне-Никифоровской пустыни в XIX-начале ХХ в. // Православие в Карелии. Петрозаводск, 2000. С. 48.

11 НАРК. Ф. 25. Оп. 16. Д. 12/2. Лл. 1-1об.

12 Там же. Д. 16/36. Лл. 19-24.

13 Там же. Д. 16/36. Лл. 31-32.

14 АСПбИИРАН. Ф. 3. Оп. 3. Д. 17. Лл. 220 об, 236 об.

15 НАРК. Ф. 25. Оп. 16. Д. 16/36. Лл. 1-2 об.

16 АСПбИИРАН. Ф. 3. Оп. 3. Д. 29. Л. 177.

17 Там же. Лл. 66; 289-289 об.

18 Там же. Лл. 203-203 об.

19 Цит. по: НАРК. Ф. 25. Оп. 1. Д. 26/3. Лл. 1-1 об.

20 Там же.

21 Там же.