uzluga.ru
добавить свой файл
1


Военное духовенство




До вступления на престол Императора Павла I (1796–1801 гг.) структура управления военным духовенством особых изменений не претерпела. Корабельные и полковые священники оставались в двойном подчинении. В организационном плане – Св. Синоду и военному руководству, а в делах церковных епархиальным управлениям и Преосвященному, в епархии которого квартировался тот или иной полк. И только в случае проведения компаний или боевых действий Св. Синодом назначался полевой обер-священник (на флоте – обер-иеромонах), которому на это время подчинялись священники частей, а в обычной жизни они опять поступали в ведение епархиальной администрации и сливались с епархиальным духовенством.

В годы правления Императора Павла I ведомство по управлению военным духовенством претерпело значительные изменения. При поддержке императора оно обособилось от епархиального, переподчинило себе все его функции по руководству полковыми священниками в мирное время и вело свою, независимую политику. В частности, в указе от 4 апреля 1800 г. Император Павел I объявлял:

«... положенный полевой обер-священник как в военное время и тогда, когда войска в движении, равно и в мирное время, иметь должен в ведении своем всех священников армии... без одобрения оного полевого обер-священника никаких перемен по части армейских священников не чинить»

Таким образом, указом Павла I от 4 апреля 1800 года военное духовенство законодательно было окончательно обособлено от епархиального и начинает вести независимую политику. Организационно оно стало подчиняться Святейшему Синоду.

Св. Синод, со своей стороны, предписывал всем епархиальным архиереям поддерживать тесную связь с полевым обер-священником при подборе кандидатов для службы в армии и на флоте. Так начинался процесс относительного обособления военного духовенства от епархиального, появления священнослужителей, основной миссией которых было религиозно-нравственное воспитание воинов, совершение религиозных обрядов в армейских условиях.

Одновременно с этим Святейший Синод предписывал всем епархиальным архиереям поддерживать тесную связь с обер-иеромонахами в плане подбора и комплектования священнослужителями для службы на флоте.

Павел I объединил армейское и флотское духовенство, а для сосредоточения руководства подчиненным духовенством в одних руках он ввел новую должность, которая стала постоянной - полевого обер-священника армии и флотов. Первым на указанную должность был назначен протоирей Озерецковский П.Я. Интересен был факт его назначения. “После того, как собранные кандидаты на должность полевого обер-священника армии и флотов были построены в приемной комнате Императора, случилось так, что Павел Яковлевич оказался ростом выше своих товарищей и поэтому встал на правом фланге. Во время встречи Павла... поразили случайная тождественность имени Озерецковского с его именем, представительный рост, открытое и умное лицо с прямым и смелым взглядом, несмущенность в ответах. Это и предопределило судьбу протоирея Озерецковского”

Этому процессу способствовало также объединение армейского и флотского духовенства, сосредоточение его управления в одних руках – полевого обер-священника армии и флотов. Эта должность становилась постоянною. Первым на нее был назначен ,как уже было сказано, протоиерей П.Я. Озерецковский (1800 –1807 гг.), личность очень одаренная и интересная,поэтому на нем стоит остановиться немного подробнее

Озерецковский Павел Яковлевич (1758-1807), протоиерей, был первым по времени обер-священником армии и флота.

Родился в 1758 г. в с. Озерецком в семье священника Иакова Озерецковского, получил образование в духовной семинарии Троице-Сергиевой Лавры.

Блестяще окончив курс, он был назначен профессором философии и префектом в Переславскую семинарию, а по её упразднении в 1788 г. переведён на ту же должность в Коломенскую духовную семинарию.

В Коломне Озерецковский вскоре был рукоположен во священники и определён присутствующим в Коломенской консистории, в каковой должности состоял до 1795 г., когда, возведённый в сан протоиерея, был назначен настоятелем Троицкого собора в Серпухове. Около этого времени открылась вакансия священника при церкви Митрополита Петра в Академии наук, и Озерецковский, при содействии своего брата, тогда уже академика, был определён к означенной церкви 16-го января 1797 г., а через два месяца стал и присутствующим Санкт-Петербургской духовной консистории.

В том же году он был назначен полевым обер-священником и вскоре обратил на себя внимание императора, который приблизил его к себе, и Озерецковский во всё время царствования Павла пользовался исключительным положением при дворе. Император в день представления ему избранных полевых обер-священников и подчинённых им полковых священников посвятил Озерецковского в свои планы об устройстве особого самостоятельного управления военным духовенством под непосредственным высочайшим наблюдением и вверил ему это дело, наградил крестом Мальтийского ордена и предоставил право доступа к государю во всякое время дня и ночи. 6-го апреля 1799 г. Озерецковский по высочайшему повелению был назначен присутствующим в Синоде, 4 декабря награждён митрой и крестом, а 9-го апреля 1800 г. назначен обер-священником всей армии. Таким образом, состоялось отделение в управлении военного духовенства от епархиального, постепенно слагавшееся под влиянием походной жизни. Озерецковский дал этому духовенству прочную организацию и довольно значительную самостоятельность даже в ущерб значению Синода.1

Обладая выдающимся умом, энергией и практическим тактом, он составлял один за другим проекты по различным вопросам, представлял их к одобрению государя и уже в первый год сделал много для улучшения условий жизни подчинённого ему духовенства. В целях приготовления военных священников он задумал учредить армейскую семинарию, в которой кандидаты на эти места воспитывались бы под его ближайшим наблюдением. Озерецковский составил проект, который императором Павлом был утверждён и удостоен похвального отзыва, для семинарии назначено здание Тверского подворья на Васильевском острове, подобраны преподаватели. 4-го июля 1801 г. семинария открылась. Озерецковский со всей возможной полнотой воспользовался расположением к нему государя и предоставленными ему правами. Но такое положение продолжалось, лишь пока был жив император Павел, и с его смертью изменилось. Лица, стоявшие во главе высшего церковного управления, сознавали ненормальность расширения власти обер-священника, и в скором времени его компетенция была строго определена Синодом.

Падение Озерецковского не сломило его энергии, и он много ещё сделал для военного духовенства, 18-го ноября 1806 г. он был пожалован орденом Святой Анны 1-й степени, 24-го декабря того же года - шитой жемчугом митрой.

12 мая 1807 г. скончался в Петербурге, похоронен на Смоленском кладбище.

По сути, военное духовенство было бесправно. Удивительно, но духовное лицо получило доступ к церковной сумме полка, которая составлялась из доходов от богослужения и треб в полковой церкви, лишь в 1806 г., после того, как было создано обособленное управление военным духовенством и обер-священник добился решения этого вопроса на самом высоком уровне.

Может быть, именно потому, что с 1800 г. военное духовенство стало корпоративным и получило в лице обер-священника армии и флотов высокопоставлеенного защитника своих интересов, а может, сам дух николаевской и александровских эпох влиял на взаимоотношения военных начальников и полковых священников, но случаев самоуправства командиров в отношениии духовных лиц встречается реже. По крайней мере, воинские уставы середины XIX в. предлагали поддерживать в войсках религиозную веру как основу нравственности, здоровья, всех добродетелей и даже воинской доблести солдат, в связи с чем указывали "стараться иметь при полках хороших, умных, кротких и человеколюбивых священников"

Расположение Императора Павла I и право личного доклада императору ставили протоиерея П.Я. Озерецковского в исключительное положение в управлении военным духовенством.

Наряду с централизацией шел поиск и форм управления низовыми структурами военного духовенства. В частности, в инструкции полевым обер-священникам 1797 г., в связи с увеличением объема работы по руководству полковым духовенством, было предоставлено право избирать «достойнейших священников по дивизиям, чтобы они имели частное над прочими смотрение и в назначенное время о состоянии духовных лиц рапортовали». Таким образом, постановление учреждало еще один особый орган в управлении военным духовенством – дивизионных благочинных, которые призваны были содействовать полевому обер-священнику в управлении духовенством.

Полевой обер-священник армии и флотов пользовался расположением Императора и имел право личного доклада о всех делах его ведомства, что ставило его в исключительное положение в управлении военным духовенством.

В период царствования Павла I была предпринята попытка создания специальной системы подготовки духовенства для службы в армии и на флоте.

В этих целях в 1800 году создается армейская семинария, где предусматривалось воспитание детей армейского духовенства за счет государства. Она открылась на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. Штат семинарии состоял из ректора-учителя, префекта и трех учителей. В трех классах - богословском, философском и риторическом числилось 25 воспитанников. Помимо указанных предметов в семинарии преподавались история, география, математика, а также в обязательном порядке отводилось время для чтения воинских уставов и артикулов.

Несмотря на дальнейший рост ее штатов, увеличение программ и числа воспитанников, а также учреждении при семинарии уездного и приходского училищ это не решало полностью проблему подготовки священнослужителей для службы в армии и на флоте.

Поэтому в 1819 году был утвержден проект, согласно которому дети военного духовенства, обучающиеся в епархиальных училищах, должны были именоваться, в отличие от других воспитанников, учениками армейской семинарии. По окончании курса выпускники армейской семинарии обязывались к поступлению на священнические места в военное ведомство.

В-пятых, заботясь о чистоте рядов армейского и флотского духовенства, Святейший Синод по личному распоряжению Павла I указом от 16 ноября 1797 года запретил определять священников “худого поведения и бывших под судом в армию и на флот”.

Прецедентом послужило назначение в Ладожский мушкетерский полк священника Григорьева, который за разные преступления должен был быть присужден Епархиальным архиереем к лишению сана, однако “по милости тронут не был и продолжал чинить беспорядки”. Данный указ, разосланный во все епархии, предписал впредь в армию и на флот избирать священников, испытанных как в просвещении, так и в поведении, чтобы “служить примером военнослужащим своим житием и учением”.

В-шестых, для более удобного управления подчиненным духовенством обер-священник армии и флотов Озерецковский П.Я. создал вспомогательные органы, введя институт благочинных. Должности благочинных стали вводиться на флотах и эскадрах, заменяя флотских обер-иеромонахов.

В результате предпринятых Павлом I мер военное духовенство стало самостоятельной категорией служащих армии и флота, имеющей собственные органы управления и штаты, что создавал предпосылки для качественного обновления духовно-религиозной работы, проводимой среди масс военнослужащих.

Однако, как показали последующие события, процесс самостоятельного функционирования института военно-морского духовенства встретил на своем пути и препятствия. Особенно это стало проявляться тогда, когда встал вопрос о разделении храмов между ведомствами - епархиальным и обер-священника армии и флотов. Святейший Синод всячески противился решению этого вопроса, потому что при его проработке еще при жизни Павла I, протоирей Озерецковский П.Я. пытался разрешить проблему в обход Святейшего Синода лично с Императором. Но несмотря на имевшиеся разногласия здравый смысл взял верх и 29 сентября 1826 года последовал указ Святейшего Синода, в котором объявлялось о том, что “все церкви при сухопутных и морских госпиталях, крепостях и портах, гарнизонах или батальонах существующие... оставить в управлении ведомства обер-священников армии и флотов”.

Император Александр I также внес свою лепту в разрешение противоречий между флотским духовенством и Святейшим Синодом. Именным указом от 1801 года Император Александр I ограничил права обер-священника армии и флотов в решении вопросов назначения, перемещения, увольнения, а также распоряжении суммами без их предварительного рассмотрения в Святейшем Синоде, лишив тем самым главное духовное лицо военно-морского ведомства права личного доклада царю и подчинив его Святейшему Синоду.


После смерти Павла I были предприняты попытки вернуться к старой схеме управления военным духовенством. Резко ограничивалась власть обер-священника армии и флотов, восстанавливался прежний порядок назначения, увольнения, награждения военного духовенства и т.д. Однако, как свидетельствуют источники, однозначного возврата к прошлому не произошло. Факты говорят о другом. Сосредоточение всего управления военным духовенством в Св. Синоде при масштабах существовавшей армии, крайне затрудняло его работу, обременяло его канцелярию перепиской, ведением учета и т.д. В связи с этим по предложению последнего в 1803–1806 гг. были приняты указы, которые значительно расширили права законного участия обер-священника в управлении военным духовенством. Он, как и раньше, представлял свои предложения в Св. Синод по определению священнослужителей в полки, назначению им пенсии и наград. Все это ставило его ведомство в одинаковое положение с епархиальными, тем самым окончательно обрисовало и определило его место в синодальном управлении.

Перечислим основные формы участия духовенства в работе с личным составом силовых ведомств:

-посещения воинских частей (кораблей), военных академий (училищ);

-проведение индивидуальных и групповых бесед с военнослужащими, в том числе и с представителями так называемых "групп риска";

-освящение боевых знамен (оружия, техники);

-консультирование командиров (офицеров воспитательных структур) по вопросам религии и Церкви;

-установление телефонов доверия в храмах, по которым военнослужащие могут поведать пастырю о своих проблемах, получить психологическую и практическую помощь. В Московском Патриархате создан Отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. В епархиальных управлениях назначены священники-координаторы сотрудничества с войсками.

Литература


1.Ласкеев Ф., К 50-летнему юбилею священнослужения протопресвитера военного и морского духовенства А. А. Желобовского, СПб., 1909.

2.Барсов Т. В., Об управлении русским военным духовенством, СПб., 1879.

3.Барсов Т. В., Новое положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств, СПб., 1893.

4.Боголюбов А., Очерк из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 г., СПб., 1901.



1 http://www.rusk.ru