uzluga.ru
добавить свой файл
Спасите принцессу


Вначале было слово. И было это слово — надоело.


Легенды гласят, что королевство Семи Островов будет процветать до тех пор, пока в горах на острове Тысячи Птиц будут жить драконы. История, да и сама суровая жизнь периодически подтверждали правоту легенд. Все попытки завоевать сравнительно небольшое королевство разбились частично о рифы, частично о флот королевства, но большей частью все-таки о драконью нелюбовь к морским сражениям, происходящим слишком близко к их дому. Причем драконы были существами вовсе не глупыми, поэтому легко делили корабли на правых и виноватых, то есть на нападающих и защищающихся. После чего сбрасывали на головы всем кого сочли виновными в своем внеплановом полете камни, изредка лениво плевались огненными сгустками, а если до флотских командиров не доходило, что пора делать ноги, брались за дело всерьез и пускали неудачливых моряков на дно.

Желающих испытать на себе драконью тактику ведения боя не находилось уже почти два века. Иногда на небольшие селения нападали пираты, куда от них денешься? Но эта напасть была привычна и с ней умели бороться без помощи драконов.

Жилось на островах возможно несколько скучновато, на взгляд людей с материка, зато спокойно. Последнее потрясение постигло королевство два десятилетия назад, когда единственный сын короля, ныне сам король, решил взять в жены выброшенную морем на берег красавицу, не помнившую, ни своего имени, ни рода, ни племени. Шума и международных воплей о попрании традиций тогда было много. Как же, женился на неизвестно откуда взявшейся девице с синими глазами, разом сделав несчастными толпу дочерей благородных родителей. Но время шло, принц о своем неудачном выборе ни капельки не жалел, потом стал королем, а его женитьба на красавице обросла домыслами и грозилась еще через пару десятилетий превратиться в красивую сказку.

Несколько последних лет жизнь на островах была тихой и мирной, все шло своим чередом, ничто не предвещало бурь. Пока однажды во время приема жалобщиков в тронный зал не ворвалась служанка…


— Украли! — завопила немолодая женщина, расталкивая именитых посетителей и размахивая белым платком как флагом. — Украли!

Бравые молодцы, в чьи обязанности входила охрана тронного зала, было дернулись выпроводить сумасшедшую, но остановились, повинуясь взмаху руки заскучавшего монарха. Посетители, дабы не сердить державного, расступились, служанка, спотыкаясь и подвывая, подбежала к трону и рухнула на колени у королевских ног.

— Украли, — скорбно и даже немного торжественно произнесла она. — Кровиночку нашу украли, красоту нашу и надежду на будущее.

После чего попыталась отбить поклон, причем так хитро, чтобы лбом биться не о каменный пол, а о менее жесткий сапог короля. Монарх торопливо отдернул ногу, немного полюбовался ошарашенными лицами жалобщиков и спросил:

— Что украли?

— Кровиночку нашу, — жалобно всхлипнув и не поднимая головы, повторилась служанка. — Принцессу дракон унес. В дальние дали за высокие горы. Только платье и мелькнуло. Беленькое, любимое. С кружевами по подолу, сплетенными женщинами из северной страны, где страшный зверь медведь водится.

Высказавшись, и особенно тоскливо возрыдав, женщина видимо решила, что свой долг исполнила до конца и тихо упала в обморок. Благо падать было не высоко и не очень больно.

— Интересно год начинается, — произнес король, совсем не по-королевски почесав затылок. — Девица дракону зачем? Или он тоже считает, что пора ее замуж выдать вот и решил поспособствовать? Традиционным способом, так сказать. Вот только где я найду дураков, согласных с драконом сражаться, пусть даже за принцессу и королевство?

Мертвым корона, как известно ни к чему. А даже если дракон по доброте душевной не убьет, то покалечит сильно. Случались на островах драконоборцы, приплывали, изредка свои вырастали, но их опыт научил жителей островов только одному — хочешь жить долго и счастливо, не подходи близко к Горам Драконов.

Жалобщики зашумели и начали перечислять всех известных им дураков. Включительно с несколькими младшими принцами, сватавшимися к украденной принцессе, бывшей единственной дочерью правителя Семи Островов, в надежде стать вскорости королями, и пропойцей из дальнего порта, хваставшего, что в юности охотился на драконов. Дураков присутствующие вспомнили много. Но настолько ли эти дураки глупы, чтобы ввязаться в заведомо безнадежное дело, понять было сложно.


Дальнейшие события показали, что дураки на свете все еще не перевелись и вряд ли когда-нибудь переведутся. И чем безнадежнее дело, тем охотнее они берутся за его исполнение.

Ближе к концу десятидневья красной рыбки второго летнего месяца от желающих спасти единственную дочь короля, в Кадаше, самом близком к Драконьим Горам городе, было не протолкнуться. Казалось, население этого города резко увеличилось, этак раза в три. Владельцы гостиных домов дружно подсчитывали небывалые для этого сезона прибыли. Кузнецы и оружейники сговорились с изготовителями снадобий и теперь продавали волшебное оружие, амулеты на удачу, капли для храбрости и страшно воняющую гадость, якобы отпугивающую комаров. Девицы, что покрасивше и посообразительнее, присматривали себе среди претендентов на престол женихов. Авось дракон избранника не убьет и покалечит не сильно. Тут главное вовремя перехватить беднягу, сиделку изобразить, а там может что-то и сложится.

Первые бедолаги, вернувшиеся с гор ни с чем, энтузиазма всех остальных не остудили. Один из неудачников его даже подогрел. Он в город вернулся не сам, его любезно вернул дракон, иссиня-черный, с алой окантовкой на крыльях. Сбросил драконоборца посреди городской площади, чудом не задев крыльями дома, и сверху припечатал объемным свитком.

Стонущего от боли молодого парня отправили к ближайшему лекарю ставить лубок на сломанную руку. А свиток доблестные стражники унесли к главе города. Позже стало известно, что этот свиток оказался картой с указанием горы, на которой жил дракон и пещеры, в которой томилась принцесса. Драконам, видите ли, надоели шатающиеся по их горам молодчики и они решили направить драконоборцев в пещеру к похитителю. Пускай сам с ними разбирается, если ему заняться больше нечем.

Молодчики время терять не стали и ринулись к пещере чуть ли не толпой. Там их встретил дракон, услышал о себе много нового и интересного, после чего объявил, что с претендентами на гордое звание «Спаситель принцессы» будет биться только один на один, и попросил присутствующих выстроиться в очередь. Драконоборцы сразу несколько поскучнели. Самые отчаянные попытались договориться между собой о совместном нападении, но не смогли поделить шкуру неубитого дракона, то есть королевство с принцессой в качестве довеска, и вернулись в город, строить планы страшной мести, напиваться и рассказывать о драконьем коварстве.

Местные жители, успевшие хорошо изучить драконов, заподозрили, что похититель принцессы издевается, не со зла, просто от скуки, и стали ждать, что будет дальше. И ведь дождались.

Когда красная рыбка, вильнув на прощанье хвостом и заставив небеса разродиться грандиозной грозой, уступила место десятидневью зеленого змея, в Кадаше начали появляться группы наемников. Они смекнули, что очень скоро кто-то из именитых и обеспеченных претендентов на спасение принцессы додумается до того, что в горы к драконам гораздо приятнее ходить в сопровождении небольшой армии, чем с бледным оруженосцем и старым мечом. И претенденты наемников не разочаровали, они додумались. Сложно не додуматься, когда перед носом крутятся вооруженные до зубов личности не самой приятной наружности и настойчиво предлагают свои услуги.

Спустя еще несколько дней, получив задаток и частично потратив его на девиц не самого тяжелого поведения, попутно разгромив таверну, в горы отправилась первая полусотня наемников, сопровождая плюгавенького купца. Дракон их встретил радушно. Уточнил, кто именно претендует на гордое звание «Спасателя принцесс», внимательно его рассмотрел, отказался вылезать из пещеры на открытое пространство и довольно вежливо пригласил в свой дом. Остальных попросил остаться снаружи. Дескать, места в пещере мало, еще задавит кого-то ненароком, огорчится. А когда он огорчается, начинает все жечь и крушить. Кому оно надо?

Наемникам оно не понадобилось, поэтому они затолкали претендента на руку и сердце принцессы к дракону и отправились пропивать оставшуюся часть задатка, разумно решив, что даже если дракон купца не изжарит, оплатить поход к пещере наниматель откажется. И доказывать, что они не нанимались бродить по узким пещерам бесполезно.

Купец вернулся ближе к вечеру. Целый и невредимый, но очень злой. С драконом он драться не стал, попытавшись принцессу выкупить, но видимо расценки у драконов таковы, что его денег не хватило.

Следующие наниматели решили, что они умнее купца, тщательнейшим образом прописали в контракте все условия, включительно с пещерами и наличием нескольких драконов сразу, но оказалось, что злобный похититель умеет перекрывать вход в свою пещеру огромным камнем и встречать лезущих к нему людей ударом хвоста.

Потом дракону это развлечение надоело, и он перебрался вместе с принцессой в другую пещеру, о чем гласила записка написанная рукой похищенной девы. Жители Кадаша о новой пещере знали много. Они утверждали, что там водятся призраки, рассказывали об узких тропинках над пропастями, о завалах и ветрах норовящих сбросить человека с горы. Наемникам возле той пещеры точно делать было нечего. Там узкий пятачок, едва пять человек поместятся. На вопрос о том, как же возле пещеры приземляется дракон, жители Кадаша туманно отвечали, что он не приземляется, он сверху залетает.

Спасение принцессы затягивалось. Зеленый змей сменился чернокрылой птицей. Наемники исчезли из города так же быстро, как и появились. Драконоборцев меньше не стало. Они уныло бродили из одного питейного заведения в другое и делились со всеми желающими их слушать рассуждениями о предстоящем бое с похитителем. Изредка кто-то отправлялся в горы и либо пропадал, либо возвращался, едва дойдя к первой пропасти, либо его приносил добрый дракон, не желавший коллекционировать возле своей пещеры трупы. Дескать, воняют они, а там принцесса, к таким запахам неприученная. Несостоявшиеся трупы лечились и клялись больше с драконами не связываться. Бесчестные они твари драконы, шкуру мечом не проткнешь, силы не меряно и постоять, подождать пока спаситель принцессы решит, как будет их убивать, отказываются.

Жители города заскучали и начали сочувствовать похищенной девушке. С такими спасателями она в пещере просидит до самой старости. Кто на ней потом женится? Вот в древности, говорят, драконоборцы били сообразительнее, за несколько дней девиц спасали. А тут сиди, жди, может море что-то толковое принесет.

За все десятидневье так и не принесло. Желающие спасти принцессу появлялись, но узнав последние новости, присоединялись к любителям поговорить и выпить, видимо рассчитывая, что появится какой-то добрый маг и одарит их волшебным мечом режущим железо как подтаявшее масло. Вот только с магами городу не повезло еще больше чем с героями. Даже те, которые были, предпочитали заниматься лечением и мечами не владели. Да и за убийство дракона их бы по голове не погладили, драконы в королевстве охранялись законом, на случай появления очередных завоевателей.

А потом, когда чернокрылая птица раскрасила небо алыми закатными красками, готовясь уступить место белой собаке несущей в зубах третий летний месяц, в Кадашский залив зашла шебека с варварскими полосатыми парусами. И город замер в ожидании. Ибо капитана «Летящей над волнами» можно было обвинить во многом. Он и лжец. И вероятно бывший пират, а может и не бывший. И наглец, каких поискать. А еще удачлив, и девушек в беде бросать не умеет, из-за чего несколько раз был бит, а однажды даже на галере оказался. Впрочем, владелец галеры об этом долго жалел, пока не утонул в пруду собственного сада. Наверняка не без посторонней помощи, чего так и не смогли доказать дознаватели.


— Капитан, — Малик, вчера вечером неожиданно для самого себя из юнги превратившийся в оруженосца тоскливо позвал идущего впереди него человека и пнул лезущий под ноги камень. — Капитан, зачем оно вам? Я видел дракона, он же огромный. Его можно убить, только бросив на него всю эту гору.

— Значит, я не буду его убивать, — жизнерадостно отозвался капитан Рид, зачем-то заглядывая в пропасть слева.

— Зачем я тогда вашу саблю тащу? — еще тоскливее спросил юнга и оруженосец в одном лице.

Сабля у капитана была тяжелая, из какого-то странного темного металла. Говорили, что он ее унес из полуразрушенного храма, за что теперь служит спящему богу. И будет служить до конца своей жизни. Врали наверняка. Капитан вообще богов не шибко любит, и служить им не станет.

— Традиции, — туманно ответил Рид, отойдя от пропасти. — К дракону положено ходить с мечом и оруженосцем.

— Это сабля, — сказал паренек и печально вздохнул.

И зачем капитану принцесса?

Обдумав вопрос, несколько раз споткнувшись и уверившись в собственной тупости, юнга решил задать его Риду.

— Капитан, зачем вам принцесса?

Рид остановился, посмотрел, прищурившись на небо, и задумчиво улыбнулся.

— Зачем? Говорят, принцесса очень хороша собой.

— Хороша?! — возмущенно взвыл юнга. Из-за какой-то девицы тащиться в горы к огромному дракону? Да будь она хоть самой красивой женщиной в мире, Малик бы на подобную глупость не согласился. Не сожрет же ее дракон, раз до сих пор не сожрал. Перестанут к нему ходить разные умалишенные, сам вернет, чтобы под ногами не путалась. — Капитан, давайте вернемся. Пускай ее кто-то другой спасает.

— Ох, малыш, ничего ты не понимаешь. Человек всегда должен пытаться получить больше, чем у него есть сейчас. Такова его природа и таков путь. Если он однажды остановится на этом пути, его жизнь станет унылой и неинтересной. Да и не жизнь это будет, просто пустая трата отпущенного судьбой века.

Юнга поковырял ногой камень и печально посмотрел на Рида.

— Капитан, получить большее можно менее странным образом, — уверенно произнес Малик. — Купите еще один корабль, или давайте отправимся в северное море, или к землям вечного лета. И драконов там никаких нет. Что вы больше нигде девушки себе не найдете? Как бы хороша эта принцесса не была, наверняка где-то есть кто-то красивее. Давайте ее поищем?

Рид улыбнулся и махнул рукой, предлагая идти дальше. Тропа над пропастью была вовсе не настолько узкая, как рассказывали разные сыновья благородных родителей. Даже два человека при желании разминутся.

— Принцесса не просто хороша, она в первую очередь принцесса, — поучительно сказал Рид, убедившись, что юнга послушно плетется следом. — Следовательно, ее папа король и женившись на ней, я стану его наследником. Дочери ведь не могут унаследовать королевство, только их мужья и дети мужского пола. А королевство, это, во-первых, может быть очень интересно. А во-вторых… Представляешь, назначит император моего дорогого папашу послом в это королевство. Заходит он в тронный зал, кланяется, поднимает голову, а справа у трона стою я. Как бы на месте от неожиданности не умер. Хотя может и не узнает.

— Капитан, может, вы каким-то другим способом своего отца убьете? Отравите там, или утопите. Принцессу украл дракон. Его убить сложнее.

— Я не собираюсь убивать дракона, — отмахнулся Рид, любуясь видом на горы, за вершины которых зацепились облака. — Пытаться в одиночку убить дракона не очень умно. Уверен, чтобы спасти принцессу нужно сделать что-то другое. Если помнишь, Барек рассказывал историю своей родины, а он появился на свет на этом острове. Принцесс тут драконы похищали и раньше. И их обязательно спасали, значит это возможно.

— Ага, возможно, — недовольно отозвался юнга. — Только никому не известно, что для этого нужно сделать.

— На месте разберемся, — легкомысленно сказал капитан и решительно полез на перекрывшую тропу каменную осыпь. Остановился, посмотрел на мрачного оруженосца и попытался ободрить его улыбкой. — Может, я дракону настолько понравлюсь, что он добровольно отдаст мне похищенную девушку, ничего не потребовав взамен.

— И бантом перевяжет, как та вдовушка нашего кота, — проворчал Малик, красочно представив девицу, с синим бантом на шее. Помнится кот орал и вырывался, принцесса, скорее всего тоже молчать не будет.

— В крайнем случае, попытаемся ее выкупить, — не стал унывать капитан. — Тут главное не повторить ошибку многоуважаемого купца Далаша и не скупиться. Говорят, драконы золото любят, а у меня целый сундук припрятан.

Юнга вздохнул, едва удержавшись от того, чтобы нагрубить своему обожаемому капитану и полез за ним на осыпь. То, что по слухам дракон до сих пор не убил ни одного драконоборца, служило довольно слабым утешением. Пропавшие в этих горах ведь были. Может именно их дракон хорошенько поджарил, а потом съел. Быть съеденным Малик не хотел, но бросить капитана не мог. Долг все-таки, и юнги, и оруженосца.


— Значит, выкупить, — мрачно произнесла девушка, уже довольно продолжительное время незаметно сопровождавшая бравого капитана и его оруженосца. — Получить больше чем есть. Стоять справа у трона, как наследник, папаше отомстить. Ну я тебе покажу, гнусный совратитель. А ведь обещал жениться, сволочь. Домик возле моря купить. С садом.

Топнув со злости босой ногой по камню, девушка зашипела от боли, ловко спустилась с карниза, через щели над которым наблюдала за тем, как претендент на звание дурака спасшего принцессу перебирается через осыпь, обулась и помчалась мстить. Она пока не знала, что именно сделает, но была уверенна, что с горы Рид Сабля будет бежать с такой скоростью, которую его корабль не развивает даже при самом удачном ветре.

И то, что ловушка была приготовлена именно для него, вину капитана Сабли ни капельки не уменьшало.

— Безнадежный гад, — припечатала девушка, хлопнув ладонью по стене.

Гора в ответ тихонько заворчала и иллюзия, скрывавшая одно из ответвлений пещеры, исчезла.


— Пещера, — уныло произнес Малик, поправляя висящую на плече саблю. — Странная какая-то пещера. Как туда дракон заходит?

Капитан Рид пожал плечами.

Либо дракон гораздо меньше, чем Малику всегда казалось, либо в его логово где-то есть другой ход. О том, что дракон приземляется на площадку перед пещерой, вообще речи быть не могло. Площадка маленькая, неровная, с торчащим ближе к левому краю острым, как наконечник копья обломком скалы.

— Идем, — решил капитан, и гордо вскинув голову, зашагал к пещере. Даже саблю не взял, словно решил продемонстрировать похитителю принцессы свои мирные намерения.

Оказалось, демонстрировать намерения было некому. Дракона сразу у входа в его дом не было, впрочем, как и похищенной девицы. Зато были следы, как человеческие, так и драконьи. Уйма следов в многолетних скоплениях пыли, и все они вели куда-то влево.

— Слишком здесь светло, — подозрительно произнес Малик, прикасаясь к острому выступу. — Странная пещера и гора.

— В своде щели, — махнул рукой вверх капитан.

— А оно не обрушится?

— Раз здесь живут драконы, то не должно. Они наверняка укрепили свой дом.

— Мне бы вашу веру, — проворчал юнга.

Следы привели драконоборца и его оруженосца в чуть менее пыльное помещение, с грубо сколоченными деревянными полками и лежащими на них свитками, похожими на тот, с которого когда-то отцу Малика зачитывали указ о награждении его за проявленную храбрость. Юнга крепко зажмурился, ущипнул себя, открыл глаза и убедился, что свитки никуда не делись.

— Капитан.

— Да, я знаю, это очень странно. Может библиотека?

— Капитан, не трогайте их, — попросил Малик, наблюдая за тем, как Рид стряхивает пыль с ближайшего свитка. — Вдруг они рассердятся?

— Свитки? — весело поинтересовался Рид, разворачивая свою добычу.

— Драконы, — обреченно произнес юнга и тоже потянулся за свитком. Все равно ведь не докажешь, что ничего тут не трогал. — Кожаные. Капитан, а вдруг они из человеческой кожи сделаны.

— Похоже на телячью, хотя кто знает, как должна выглядеть человеческая кожа? Я ничего из нее сделанного не видел.

— Ага, — сказал Малик. Ничего интересного в его свитке не было. Какие-то цифры и упоминание урожаев фасоли. Следующий свиток содержал похожие сведения, только на этот раз вместо фасоли говорилось о рисе.

Малик немного подумал и взял свиток с другой полки. На этот раз ему повезло больше, в свитке довольно интересно описывалось морское сражение, судя по всему рядом с одним из островов королевства. Потом он нашел рассказ о пожаре, случившемся в каком-то городе. А потом зачем-то потянулся к верхней полке и достал свиток оттуда.

— Малик, представляешь, тут чье-то генеалогическое дерево, — сказал капитан, вглядываясь в свиток, который держал перед собой. — Род какой-то незнакомый, но имена удивительным образом совпадают с именами королей Семи Островов.

— Капитан, я тут кое-что интереснее нашел, — потусторонне отозвался Малик, повторно себя щипая, с тем же результатом. Свиток из его рук никуда не пропал. — Про драконов.

Рид кивнул, не отрываясь от генеалогического дерева.

— Капитан, — настойчиво позвал Малик. — Ладно, слушайте. Я тут не все понял, но первый король этих островов был драконом. Точнее не первый король, а первый король после того, как драконы прилетели. Он украл принцессу и сам же от себя ее спас, после чего женился. И завоевал еще шесть островов. Капитан, это же важно. Если это правда, то ваша принцесса тоже дракон.

— Ну, дракон, и что? — глухо прозвучало в темноте, справа от освещенных полок.

Малик подпрыгнул и уронил свиток. Рид начал судорожно нащупывать саблю, совершенно забыв, что она у оруженосца. А из темноты показалась голова, драконья, страшная, черная и улыбчивая. Казалось, она сама по себе плывет в воздухе.

Малик попятился, стукнулся локтем об полку, обо что-то споткнулся и уселся на пол, получив капитанской саблей по затылку.

Что-то громко зашуршало и следом за драконьей головой из темноты появилось драконье же тело, из-за чего в просторном помещении сразу же стало очень тесно. Юнга сообразил бросить капитану саблю и начал, не вставая на ноги задом наперед отползать к выходу из хранилища свитков.

— Убьешь меня, радость моя? — громогласно промурлыкал дракон, продемонстрировав огромные клыки.

— Радость твоя? — ошарашено переспросил капитан, вцепившись в саблю так, что побелели костяшки пальцев. — Какая к морской обезьяне радость?

— Ну как же? Плохая у тебя память, капитан, — неодобрительно проворчал дракон.

— Память?

— Ах, да, совсем забыла, в таком виде ты меня еще не видел. Не узнал, бедняжка.

Дракон встряхнулся, подняв в воздух пыль, громко чихнул и начал уменьшаться. Пока Малик раздумывал о том, стоит ли оборачиваться, чтобы рассмотреть, что находится за спиной или лучше сначала отползти подальше, дракон стал совсем маленьким, еще несколько раз чихнул, тоненько и негромко, как кошка кока, и из пыли вышла голая девица, почему-то знакомая.

— Дия? — недоверчиво произнес капитан.

— Дия, Дия, — многозначительно подтвердила девушка. — Вот думаю, что тебе в первую очередь оторвать? Голову, или что-то менее необходимое для жизни?

— Капитан, бегите, — отчаянно сказал Малик, наконец, вспомнив девушку, которой капитан проспорил коня в славном городе Перекрестье. — Она же вас убьет!

— Какой сообразительный мальчик, — мрачно произнесла драконица и шагнула вперед, на ходу выуживая из воздуха саблю, похожую на капитанскую.

Почему-то именно сабля в руках голой девицы напугала Малика больше всего, и он, не раздумывая, рванул из хранилища свитков. Вслед ему несся женский визг, лязг металла о металл и многоэтажные матерные конструкции в исполнении его капитана. Потом там что-то начало с грохотом рушиться, от чего казалось, сотрясается вся гора.

Малик отбежал подальше, вжался в стену пещеры и начал уговаривать всех богов, которых смог вспомнить помочь выжить Риду Сабле. Он им даже что-то обещал, что-то такое пространное и неясное, но обещал искренне. Боги так и не откликнулись.

Сколько он так простоял, Малик потом вспомнить не мог. По ощущениям очень долго. То, что шум в хранилище свитков утих, он заметил не сразу. Потом еще некоторое время раздумывал о том, стоит ли туда идти, или нет? Скорее всего, капитану уже ничем не поможешь. Обиженные женщины очень злобные существа, а уж обиженная женщина-дракон наверняка злее в несколько сотен раз.

Уговорить себя сходить и посмотреть удалось. Малик тихонько подкрался к хранилищу, осторожно туда заглянул и увидел удивительную картину.

Его капитан сидел на одной из порушенных полок и что-то писал в развернутом свитке. Напротив него сидела драконица, одетая в зеленое платье с не зашнурованным корсажем. Девица подперла ладонью подбородок и выглядела милой и невинной, как та русалка на старинной гравюре, завлекающая корабли на рифы.

— Что дальше? — спросил капитан, подмигнув зашедшему в хранилище свитков юнге.

— Дальше мой папа отправляется путешествовать, перед этим талантливо разыграв собственную смерть и мы, убитые горем остаемся править, пока наш ребенок не подрастет и нам тоже не надоест, — сказала драконица.

— Точно надоест?

— Точно. Всем надоедает. Драконы вообще не очень любят сидеть на одном месте. И если бы не необходимость выращивать в безопасности потомство, никто бы с этим несчастным королевством связываться не стал. Ты не представляешь, сколько раз моим предкам приходилось бросать не успевших полностью сформироваться в коконе детей из-за того, что человеческая армия приходила убивать злых драконов. Людей слишком много, а мы вовсе не бессмертны.

— Я не дракон, — справедливо заметил капитан.

— Ты идиот, — припечатала девица. — Пройдя ритуал, ты не просто получишь очень долгую жизнь, но и некоторые особенности драконов помимо нее. Значит, тоже не сможешь слишком долго сидеть на одном месте.

— Не страшно, — улыбнулся Рид. — Я давным-давно отвык сидеть на одном месте. Но это так странно, ребенок, растущий в коконе.

— Привыкнешь, — вздохнула принцесса. — У меня, когда я впервые увидела, истерика началась. Я ведь не знала, что я не человек, и что два первых года своей жизни провела в таком же коконе, пока не окрепла и не смогла удерживать форму. Причем человеческую. Драконом быть легче.

— Ладно, разберемся. Как говорит мой кок, главное чтобы ребенок рос здоровым.

— Капитан, что вы делаете? — робко спросил Малик.

— Брачный контракт составляем. Женюсь я, малыш. Кстати, милая, я, когда сюда шел, хотел предложить дракону карту сокровищ. Тебе случайно не надо?

Драконица покачала головой. Мол, никогда ты уже не изменишься, и даже женитьба не заставит тебя остепениться и забыть об авантюрах.

— Сам рисовал? — спросила насмешливо.

— Конечно. И закапывал сам. Правитель Восточных Предгорий до сих пор эти сокровища оплакивает. Целый сундук золотых пластин и довольно крупных камней. Там есть два изумруда в кожаном мешочке, очень к твоим глазам пойдут.

Принцесса хмыкнула и улыбнулась. Похоже на капитана она больше не сердилась.


— Капитан, вы действительно на ней женитесь? — спросил юнга, бодро вышагивая вослед за Ридом. Обратный путь был легче. Саблю капитан нес сам, камней под ногами на той тропе, что показала принцесса, почти не было. Даже припекающее солнце ни капельки не мешало. И ветер пах морем.

— Да, — мечтательно улыбнулся капитан. — Хорошая девушка.

— Но она ведь дракон!

— Все познается в сравнении, малыш. Та вдовушка, от женитьбы на которой я сбежал из дома в свои пятнадцать лет, была помесью жабы и змеи. Вот кого бояться нужно. Либо ночью встретив ее в коридоре, умрешь от ужаса. Либо отравит, как своего первого мужа, за измену. А как такой не изменять? Ни лица, ни фигуры и характер злобный.

— Но Дия ведь дракон, — повторил юнга. — Рассердится, превратится в крылатое страшилище, разорвет на куски и съест.

— Думаю, такому мужчине как я она найдет применение гораздо лучше и приятнее, чем в виде свежего мяса, — мечтательно улыбнулся Рид.

— Капитан, вы извращенец, — вздохнув, сказал Малик.

Ему почему-то тоже хотелось улыбаться. Вот завтра Рид Сабля торжественно отправится в горы и вернется с юной принцессой, млеющей в его объятьях. А потом кок сочинит сказку и будет ее рассказывать так, словно сам к дракону ходил. А Малик, сын героя Деяда будет улыбаться, и хранить тайну, которую ему доверили. А еще он будет приходить в хранилище свитков и читать. Много читать. Пока не узнает настоящую историю королевства Семи Островов.

Оказывается история это очень интересно.