uzluga.ru
добавить свой файл
«Он понимает, что есть что-то сильнее и значительнее его воли» (Кутузов в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»)

Роман Льва Толстого «Война и мир» - глубочайшее постижение скрытых пружин общественного развития, философии истории. Предметом художественного исследования в нем является роль выдающейся личности. Закономерно, что на страницах книги мы видим множество реальных исторических фигур.

В многочисленных философских отступлениях автор решительно отстаивает провиденциализм - учение, объясняющее ход исторических событий волей провидения (Бога). Мне кажется, что игнорировать религиозный аспект взглядов великого мыслителя нельзя. Иначе не понять нам той роли, которую сыграли в истории человечества два антипода - Наполеон и Кутузов.

Выдвижение на политическую арену того или иного деятеля - это, по мнению Толстого, историческая необходимость. Важно то, в какой степени человек остается верен своему пути. Бесполезно противиться естественному ходу событий, бесполезно пытаться исполнить роль гения. Так, Наполеон склонен к самолюбованию. Он утрачивает дух простоты и добра. Для него люди на поле сражения - это только шахматные фигуры. Однако реальная история оказывается сложнее шахматной партии. Позорное бегство французского императора из России - наглядное тому подтверждение.

Видное место в романе «Война и мир» занимает образ народного героя полководца Кутузова. Внешний облик его чем-то напоминает портреты простых русских солдат. Кутузов остается самим собой и на военном совете, и на поле боя. Он отлично знает и понимает настроение армии. Смотр полка в Браунау производится лишь с одной целью - показать союзникам, что русские войска устали. В свою очередь приказ Багратиону начать Шенграбенское сражение мало напоминает язык субординации и устава. Кутузов провожает русский отряд «на великий подвиг». И он жалеет тех, кто неизбежно погибнет в неравной схватке с французами. Вспомним и другой эпизод - Аустерлицкое сражение. Кутузов не торопится выполнить приказ императора о вводе войск в бой. Полководец отлично чувствует, что боевой дух солдат низок и на победу надеяться не приходится. И это провидческое чувство не обманывает его.

Война 1812 г. выдвигает фигуру Кутузова в первый ряд крупнейших военных деятелей эпохи. Избрание его главнокомандующим закономерно. Именно на чувстве патриотизма, «которое более или менее смутно испытывали все, и основано то единомыслие и общее одобрение, которое сопутствовало народному, противному придворным соображениям, избранию Кутузова в главнокомандующие».

Бородинское сражение - один из кульминационных моментов войны с французами. От его исхода зависит очень многое. Как же ведет себя Кутузов? «Он не делал никаких распоряжений, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему». Странное поведение для полководца, но в этой кажущейся пассивности проявляются глубокий ум, знание жизни. Кутузов понимает, что «решает участь сраженья… та неуловимая сила, называемая духом войска». Все поведение Кутузова во время войны с французами - подчинение себя самого и русской армии неизбежному ходу событий. Совет в Филях, оставление Москвы вопреки воле императора - важнейшие вехи биографии героя. Может показаться, что принятие решения об оставлении исторической столицы государства - признак малодушия, результат роковой ошибки. Но Кутузов по-настоящему мудр. Захват Москвы врагом становится не триумфом, а тяжким поражением деморализованной армии французов.

В финале романа Л. Н. Толстой повествует о смерти Кутузова: «Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую ступень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер».

Чтение романа «Война и мир» убедило меня, что образ Кутузова не может сводиться только лишь к полководческим доблестям: мужеству, умению руководить войсками на поле боя. Нет! Все глубже и тоньше у Толстого. Величие Кутузова в том и заключается, что он не пытается противиться естественному ходу событий, «понимает, что есть что-то сильнее и значительнее его воли...».