uzluga.ru
добавить свой файл






Александр Федоров

При слове "кинофантастика" ц любого зрителя немедленно возникают ассоциации с голливудской продукцией спецэффек­тов и супербоевиков — от "Звездных воин до "Хищников ,

"Чужих" и "Терминаторов". Французский же кинематограф обычно связывают с иными жанрами — изысканными психо­логическими драмами, фривольными комедиями, лентами "плаща и шпаги", эротическими мелодрамами и детектива­ми с Бельмондо и Делоном. Однако вспомним и мировой успех "Фантомасов "...






Однако французская

кинофантастика — это

не только философские

притчи, антиутопии или

постмодернистские

изыски.


Еще легендарный Жорж Мельес "Замком дья­вола" (1896) положил начало не только французской, но и ми­ровой кинофантасти­ке. Его картины "Путешествие на Луну" (1902), "Путешествие че­рез невозможное" (1904), "Че­тыреста проделок дьявола" (1906) и другие были "зароды­шами" будущих хитов экранной фантазии: именно Мельес изо­брел и впервые использовал многие и поныне успешно при­меняющиеся эффекты — "ра­пид" (дающий на экране замед­ленный ход), замедленную съемку (при проекции она убы­стряет движение), многократ­ную экспозицию, стоп-кадр и др. Разумеется, его фильмы созда­вались кустарными методами, и пленку приходилось раскраши­вать от руки, тем не менее, в на­чале века он был несомненным лидером фантастического жан­ра.

В 20-х годах наиболее заметной фигурой французской кинофан­тастики стал, бесспорно, Рене Клер. В его лентах "Париж ус­нул" (1923), "Призрак Мулен-Ружа" (1925) и "Воображаемое пу­тешествие" (1924) меньше тех­нических трюков и больше поэ­зии и лиризма, но фантастиче-

ская атмосфера создана на эк­ране с истинным профессиона­лизмом. Короткометражку Клера "Антракт" (1924) обычно причис­ляют к киноавангарду, однако и в ней можно обнаружить немало фантастических мотивов. Забе­гая вперед, отмечу, что и клас­сический шедевр Рене Клера "Красота дьявола" (1950) также основан на фантастической ис­тории: Фауст (Жерар Филип) и Мефистофель (Мишель Симон), эликсир бессмертия и плата за сделку с нечистой силой... Даже работая за рубежом, Рене Клер не расставался с излюбленной фантастикой. В Англии он поста­вил "Призрак едет на Запад" (1935), а в Америке — фантасти­ческую комедию "Я женился на ведьме" (1942).

Еще один великий французский драматург и режиссер Жан Кок-то в своих фильмах"Красавица и чудовище" (1946), "Орфей" (1950) и "Завещание Орфея" (1960) мастерски сочетал фан­тастические мотивы с филосо­фией притчи, погружая зрителей в состояние то ли сновидения, то ли гипноза, завораживая поэ­тическими метафорами, роско­шью декораций, виртуозностью пластических решений. Антич­ная красота Жана Марэ как нельзя лучше подходила для во-


134











площения фантазий Кокто, его страсти к проникновению в За­зеркалье, в тайны человеческо­го подсознания.

Надо сказать, что фантастиче­ские мотивы в той или иной фор­ме довольно часто возникают в творчестве режиссеров элитар­ного кинематографа, работаю­щих во Франции, — Алена Робб-Грийе, Алена Рене, Лео Каракса (кстати, в его черно-белом эс­тетском фильме "Парень встре­тил девушку", 1984, есть даже прямые цитаты из "Орфея" Кок­то), Хуана Бунюэля, Рауля Руи-са. В то время, как американ­ское кино с каждым годом все больше ориентируется на то­тальное применение новейших технических средств для созда­ния невероятных визуальных эф­фектов (вроде робота из жидко­го металла в "Терминаторе — 2" Джеймса Кэмерона), французы, отлично понимая безнадежность соперничества с Голливудом по части технологии, предпочитают выражать себя в зыбкости смут­ных видений и киноснов. Фанта­стика французов, как правило, многослойна, философична и нередко склонна к политическим аллегориям.

Знаменитый "Альфавиль" (1965) Жан-Люка Годара — один из яр­ких тому примеров. Испытывая недостаток в средствах, режис­сер не мог себе позволить гран­диозные декорации некоего то­талитарного государства буду­щего, поэтому снимал эпизоды на пустынных ночных парижских улицах. Вслед за Оруэллом ("1984") Годар восставал против подавления человеческой лич­ности и полицейских запретов, чем вызвал, помнится, явное не­удовольствие у российской офи­циозной критики. Неприятие технократического "прогресса", нивелирующего индивидуаль­ность, низводящего ее до эле­ментарного функционирования и бездумного потребления того, что "дают" неведомые правите­ли, стал основным стержнем фантастического фильма Фран­суа Трюффо "451 градус по Фа­ренгейту" (1966, снят в Англии). В экранизации повести Рэя Бредбери режиссеру велико­лепно удалось передать на экра­не стерильность мира будущей цивилизации, паническую бо­язнь ее рядовых граждан нару-

135



Французы, отлично по­нимая безнадежность

соперничества с Голливудом по части технологии, предпочита­ют выражать себя

в зыбкости

смутных видений

и киноснов.

шить малейшие запреты (вклю­чающие чтение и хранение книг, самостоятельное мышление и пр.): яркие, лишенные полуто­нов цвета, строгие костюмы, на­поминающие военную форму, обустроенный всяческой маши-нерией быт...

Спустя 15 лет Ив Буассе, как бы продолжая размышления Годара и Трюффо, поставил фантасти­ческий триллер "Цена риска" (1982), в котором один из моти­вов "Фаренгейта" получил впе­чатляющее развитие. Жаждущие острых ощущений телезрители с наслаждением следят у своих домашних экранов за тем, как идет смертельная охота за людьми, которых преследуют на улицах города жестокие и бес­пощадные "охотники". Фильм Буассе по своей фабуле напоми-

нает картины "Десятая жертва" (1965) Элио Петри по роману Роберта Шекли, "Парк наказа­ний" (1971) Питера Уоткинса, а также многие коммерческие ленты американского кино, как, скажем, "Бегущий человек" (1987) Пола Майкла Глейзера с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.

Тема вездесущего ока средств массовой информации, бесце­ремонно вторгающихся в част­ную жизнь человека, по-видимо­му, волнует французов не мень­ше, чем американцев. Во всяком случае, фантастическая история о журналисте, которому встав­ляют в глаз микротелекамеру для того, чтобы он мог вести прямой репортаж о смерти мо­лодой женщины (Роми Шнай­дер), в трактовке Бертрана Та-





Эдуара Молинаро "Заморожен­ный" (1969), где главный герой, заснув в XIX веке, проснулся во второй половине XX. Кстати, этот сюжет отчасти был исполь­зован в американском боевике "Разрушитель" с Сильвестром Сталлоне.

И уж, конечно, французы не бы­ли бы французами, если бы по- забыли об эротических возмож­ностях фантастического жанра. Еще в "Барбарелле" (1968), пародии на фильмы о космических путешествиях и суперменшах, Роже Вадим представил зрите­лям приятную возможность no-j любоваться обнаженным телом Джейн Фонды. Эти мотивы про­низывали и экранизации новелл Эдгара По, вошедшие в "Нео­быкновенные истории" (или "Три шага в бреду", 1968), где поми-

Фантастика французов, как правило, много­слойна, философична и нередко склонна к политическим аллегориям.





вернье ("Прямой репортаж о смерти", 1979) приобрела не только психологическую досто­верность, но и не слишком свой­ственную фантастике убеди­тельность во всех деталях про­исходящего. Тавернье по сути снял реалистическую драму, единственным фантастическим элементом которой стала мик­рокамера.

Однако французская кинофанта­стика — это, конечно же, не только философские притчи, ан­тиутопии или постмодернист­ские изыски. Наши зрители име­ли возможность познакомиться и с комедиями о неуловимом Фантомасе, использующем в своем преступном арсенале ле­тающие автомобили, быстро­ходные подводные лодки и раз­нообразные маски. Жан Марэ в ролях Фантомаса и журналиста Фандора и Луи де Фюнес в роли комиссара Жюва составили в этом пародийном сериале Анд-ре Юнебеля замечательный по контрастности актерский дуэт. Все тот же де Фюнес веселил публику неукротимой энергией и потешной мимикой в комедии

мо гениального Феллини в тит­рах значились имена Луи Малля и Роже Вадима. Но к главным эротоманам во французской фантастике (или в фильмах ужа сов), скорее всего, следует при числить поляка Валериана Боровчика. Еще во времена своей анимационной юности он частенько снимал мультфильмы фантастическими превращения ми и сексуальной символикой Обратившись со второй половины 60-х к игровому кино, Боров чик поставил эротическую вариацию "Красавицы и чудовища" под названием "Зверь" (1975), шокировавшую почтенную пуб­лику натурализмом сцены сово­купления монстра и соблазни­тельной красотки. А спустя семь лет фильмография режиссера пополнилась эротической фан­тазией на тему бессмертной по­вести Роберта Стивенсона о) Джекиле и Хайде с завлекатель­ным названием "Доктор Джекил и женщины" (1982). Анджей Жулавский, другой по­ляк, снимающий во Франции, в творчестве всегда тяготеет к ис­следованию психологических





бездн души своих персонажей. Поэтому в его триллере "Одер­жимость" (1981)характер герои­ни Изабель Аджани раскрывает во всех психопатических нюан­сах. Актриса, заслуженно полу­чившая за эту роль "Сезара", по­трясающе передает изломанную и нервную пластику молодой женщины, одержимой страстью к таинственному нечто, прячу­щемуся в темноте заброшенной квартиры. Балансируя на грани реальности и сновидения, умело нагнетая зрительскую тревогу в атмосфере пустынного города, Анджей Жулавский создает мрачную притчу о неизбежности человеческого одиночества, о неотступности всепобеждающе­го зла, о смертельной близости страсти и безумия... Разумеется, французская кино­фантастика представляет собой довольно пестрый коктейль в плане художественного мастер­ства. Наряду с этапными рабо­тами на экраны выходит и орди­нарная продукция ужасов ("Хищ­ники ночи", 1988, Жесса Франко с Хельмутом Бергером и Стефан Одран, "Код Деда Мороза 3615", 1990, Рене Манзора и т.д.) или фантастических утопий (антиво­енная фантастика "Военврач", 1979, Пьера Гранье-Дефера с Аленом Делоном в главной ро­ли). Одна из самых дорогих фан­тастических постановок послед­него времени — картина Филип­па де Брока "1001 ночь" (1990), в который раз переносящая на

экран волшебство арабских ска­зок.

А вот на фестивалях фантасти­ческих фильмов французам как-то не везет. Даже на кинофести­вале в Авориазе за 20 лет его существования лишь однажды (в 1983 году) приз получил фран­цузский фильм Люка Бессона "Последняя битва". Правда, триумфальным был де­бют Жан-Пьра Жене и Марко Ка-ро с "Деликатесами" (1991) — сюрреалистической комедией-антиутопией, получившей четы­ре "Сезара". А в 1993 году гро-


137

мадным успехом пользовалась фантастическая комедия Жан-Мари Пуаре "Пришельцы". Есть ли будущее у французской кинофантастики? Каждый отве­чает на этот вопрос в зависимо­сти от своих эстетических при­страстий. Я полагаю, что в пыш­ном букете жанров французско­го кино фантастика по-прежне­му будет занимать свое, по ми­ровым масштабам скромное, но достойное место... Александр ФЕДОРОВ

Опубликовано в журнале “Видео-Асс Premiere» (Москва).

Федоров А.В. Фантомас против Терминатора // Видео-Асс Premiere. 1995. N 28. С. 134-137.