uzluga.ru
добавить свой файл

Что можно позаимствовать из Сингапурского опыта

Достижения Сингапура в сфере борьбы с коррупцией впечатляют. Авторитарными методами правительство держит под контролем бюрократию, успешно справляется с задачей предупреждения коррупции. И во многом за счет этого обеспечивает благоприятный инвестиционный климат Сингапура. Но заработают ли эти методы в России?

Как правило, агентства, подобные сингапурскому Бюро по расследованию случаев коррупции, создаются там, где коррупция проникла в суд, прокуратуру, в органы полиции и спецслужбы. Практически все подобные агентства учреждены именно в азиатских странах, осознавших степень угрозы коррупции, и лишь один такой аппарат создан в Новом Южном Уэльсе - одном из штатов Австралии[23].

Поэтому обычно такие органы независимы от других правоохранительных структур, и напрямую подчиняется высшему руководителю страны. Отбираются в них самые достойные и безупречные кадры. Такой орган наделяется чрезвычайными полномочиями для проведения оперативных и следственных действий на фоне эффективной системы общественного надзора над его деятельностью.

Вряд ли возможно воспроизвести сингапурскую анти-коррупционную стратегию целиком, так как город-государство имеет свою неповторимую историю, географическое расположение и особенности политического управления.

«Сравнивать Россию с Сингапуром и перенимать его методы контрпродуктивно. Нужно учесть разные масштабы не только явления, но и государств. Если бы Россия была величиной с Сингапур, что равносильно прежнему Черёмушкинскому району Москвы, то авторитарные методы борьбы с коррупцией возможны. В масштабах всей России это нереально»[24].

Если вести борьбу с коррупцией в России по выкроенным в авторитарных условиях лекалам, то где гарантия того, что наши политические лидеры окажутся столь же последовательными, как их сингапурские коллеги? И что жители России, большинство которых страны считают коррупцию нормой, окажут им поддержку? Ведь проведение мер по реальному противодействию коррупции в России требует не только политической воли, огромного административного ресурса и денег, но и далеко не всегда прибавляет популярности инициаторам.

Популярность силовых методов среди широких слоев населения на фоне разгула беззакония с годами лишь растет. Есть опасность того, что инициаторы примут авторитарные методы как самые продуктивные, пообещав расправиться с коррупцией раз и навсегда, вымостив трупами коррупционеров дорогу в светлое будущее. То, что опора только на силовые методы контрпродуктивна, показывает опыт Китая.

Привлечение к ответственности коррупционеров является лишь частью системных мер по борьбе с коррупцией. Особенно в условиях, когда население России не доверяет правоохранительным органам и судебной системе. Необходимо изменить менталитет широких слоев населения России, а тут необходимы другие способы.

Организация системного противодействия коррупции помимо непосредственного преследования коррупционеров предполагает проведение мер предупреждения и контроля, пересмотра коррупциогенного законодательства, повышения окладов рядовым чиновникам, эффективную пропаганду идей верховенства закона и «чистых чиновничьих рук». Реальная борьба с коррупцией - это не кампания, для проведения которой назначены сроки. Это направление государственной деятельности, которое должно вестись непрерывно.

Уровень коррупции в России достиг критических показателей. Об этом свидетельствует хотя бы положение страны в международных рейтингах инвестиционной привлекательности. Похожая ситуация запустила в свое время в Сингапуре механизм борьбы с коррупцией. Произойдет ли это в России?

В Сингапуре авторитарные методы работают во многом благодаря искреннему желанию политического руководства противостоять коррупции. Оно ведет подчеркнуто скромный образ жизни. Каждый осужденный в совершении коррумпированных действий наказывается, несмотря на размеры банковских счетов и положение в обществе. В противном случае борьба с коррупцией – только видимость. Способна ли на это нынешняя российская власть?



[1] ВЦИОП, Особенности борьбы с организованной преступностью в странах Юго-Восточной Азии, 1999 г.

[2] Ли Куан Ю. Сингапурская история: из третьего мира в первый. М.: 2005.

[3] Ли Куан Ю. Сингапурская история: из третьего мира в первый. М.: 2005.

[4] Central Supplies Office – правительственный департамент, занимавшийся заготовками и поставками

[5] Ли Куан Ю. Сингапурская история: из третьего мира в первый. М.: 2005.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] На 2008 год Сингапур в индексе восприятия коррупции Трансперенси Интернешнл находился на 4 месте: http://www.transparency.org.ru/doc/CPI%202008_press%20release_Rus1_01216_1.pdf.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] ПНД - Партия народного действия - лидирующая политическая сила в Сингапуре. Неизменно доминирует в парламенте страны, начиная с момента независимости 1959 года.

[12] Ли Куан Ю. Там же. Необходимо все же отметить, что критики называют Сингапур фактически однопартийной страной, и обвиняют ПНД в подавлении оппозиции, несмотря на наличие оппозиционных партий в парламенте. «Репортёры без границ» ставят Сингапур на 140-е место в индексе свободы прессы из 167 стран.

[13] http://app.cpib.gov.sg/cpib_new/user/default.aspx?pgID=201

[14] Prevention of Corruption Act. Текст Закона: http://statutes.agc.gov.sg/non_version/cgi-bin/cgi_retrieve.pl?actno=REVED.

[15] Jon S T Quah, «Administrative and Legal Measures for Combating Corruption in Singapore», 1977

[16] Антикоррупционная политика, Фонд ИНДЕМ; Под. Ред. Г.А. Сатарова. – М.: РА «СПАС», 2004.

[17] Address by minister mentor Lee Kuan Yew at the Asian strategy and leadership institute’s “World ethics and integrity forum 2005” at Kuala Lumpur on 28 april 2005.

[18] Там же.

[19] В рамках Закона под «агентом» понимают лицо, нанятое на работу или действующее по поручению, включая управляющего, администратора и исполнителя; лицо, обслуживающее правительство или публичные интересы, а также подрядчика и любого человека, на него работающего. «Принципалом» называют работодателя и бенефициара.

[20] http://app.cpib.gov.sg/cpib_new/user/default.aspx?pgID=201

[21] Статья в South China Morning Post, август 1973 года.

[22] http://app.cpib.gov.sg/cpib_new/user/default.aspx?pgID=201

[23] Антикоррупционная политика, Фонд ИНДЕМ; Под. Ред. Г.А. Сатарова. – М.: РА «СПАС», 2004.



<< предыдущая страница