uzluga.ru
добавить свой файл
1

Генерация псевдоинтеллектуалов

Рецензия на фильм «Generation П»


Алексей Стаббз


«Од мелафефон бва кха ша. Семург, сирруф. Вау вау вау. Где торектрички хо?» Вы что-нибудь поняли? Ну, как же. Од мелафефон бва кха ша – это «Дайте, пожалуйста, огурец», Семург – «35 птиц», Вау вау вау – трансформация в современном косьюмеристском обществе известного изречения «Человек человеку волк». Все равно не ясно? Значит, Вас тяжело занести в разряд «продвинутых» интеллектуалов, готовых к сотворению «русской революции менеджеров», для которых, наверное, и вышла экранизация «культовой книги» Виктора Пелевина «Generation Pepsi». Они расхватают на цитаты фразы рекламных слоганов и крылатых выражений «Всё лучшее - на х…» (о презервативах), «Творцы, Вава, нам тут на х.. не нужны. Крейтером, Ваван, крейтером!» и т.д. Возможно, прикупят себе пару шмоток «Tommy Hilfiger», т.к. в марке этой фирмы в одном из эпизодов появляется главный герой (вообще, складывается впечатление, что пять лет с начала съёмок создатели в основном потратили на торг с известными брендами – впрочем, договорились не со всеми, и некоторые звучат «по-китайски»). А кто-то даже в своих полит. взглядах на «Фейсбуке» отметит «юппер-лефт»* (что само по себе, наверное, не так плохо). Впрочем – куда только смотрит Госнаркоконтроль – не исключено повышение летальных случаев среди менеджеров/копирайтеров-неофитов от употребления мухоморов, марок и других галлюциногенов (что само по себе, наверное, плохо).

И этому есть причины. Фильм сделан, безусловно, качественно, как двухчасовой рекламный ролик. Каждый эпизод снят так, как будто он ключевой для всей ленты. Радует внимание к деталям и мелочам, вплоть до формата номерных знаков на автомобилях в разный период времени**. Можно сказать, что с т.з. рекламы эпоха передана идеально (а ведь фильм про неё, родимую) ***.

Актёры тоже под стать: вся квази-бунтарская киноэлита – Шнуров, Ефремов, Меньшиков, Трахтенберг (ныне покойный), ну и главный герой – Епифанцев, автор известного околонацбольского треш-ролика «Тайд или кипячение».

Пьяный Ельцин, Че Гевара, консюмеризм и крушение СССР – конечно, фильм не может не заинтересовать политически активную молодёжь. Но только вот выясняется, что всё это не более чем туманная оболочка. Да и то, на проверку весьма рафинированная – пинать пресловутые девяностые спустя десять с лишним лет – дело не хитрое (и то – Лебедя с Чубайсом политкорректно заменили). А уж критическое препарирование консюмеризма вообще стало своего рода жанром на Западе. Вот и мы подтягиваемся… Препарирование это проходит через «душу» консюмеризма – рекламщиков. И вроде с одной стороны это и критика (хуже «бл..ей с Пушкинской»), а с другой стороны – наоборот, своего рода романтизация: рекламщики находятся в центре миростроения, именно они формируют правительства (которые в реальности существуют лишь на жёстком диске винчестера) и являются реальными правителями мира. Квинтэссенцией этого является финальный эпизод посвящения. В книге это горькая самоирония, ставшая последствием очередного наркотического трипа, а в фильме (такова магическая сила киноискусства) превращается в торжественный хеппи-энд.

Впрочем, в фильме чувствуется авторское содержание писателя, выходящее за рамки стандартной, как бы антисистемной и как бы контркультурной киноленты. Часто люди, когда боятся неодобрительной реакции, не говорят то, что думают, а выражают свои мысли гиперболизировано, доводя до абсурда. Поиск русской идеи, тоска по ней пронизывает весь сюжет фильма, просачиваясь то в заказах от братка («Напиши мне русскую идею на страницу. Чтоб чисто реально изложено, без зауми … как в сорок пятом под Сталинградом»), то в рассуждениях профессионального криэйтора, её сочиняющего («Идея такая, что все припухнут»).

Наиболее содержательно и понятно тоска прослеживается в описании психонавта-отшельника Гиреева (Шнурова, которому и играть-то своего персонажа не пришлось): «Он казался последним осколком погибшей вселенной – не советской, а какой-то другой, существовавшей параллельно. С которой, как все были уверены, ничего никогда не может случиться, а произошло примерно то же самое, что и с советской вечностью».

И это легко объяснимо. Многие советские интеллектуалы, живя параллельной жизнью с Советской властью, не одобряя её, с крахом системы потеряли почву. Их широкий взгляд на вещи (спасибо советскому образованию) не мог смириться с тем узколобым и ущербным культом золотого тельца. Общий хаос, социальный бардак и период первоначального накопления капитала заставил искать мыслительную отдушину в формировании национального мифа, но это – удел сформировавшейся государственной системы. А одиночкам в пучине анархии под силу сформировать мифы, либо напоминающие по содержанию результаты деятельности мозга под воздействием психовеществ, либо действительно сформированные ими.

Именно эта мысль просматривается за психоделическим туманом произведения.

С другой стороны, не напускал бы Пелевин туман, вряд ли стал бы «главным интеллектуалом России».

* upper-left

*** С другой стороны практически за кадром, например, оказался знаменитый по книге эпизод про то, что «ниточки исчезают, а шарик остается»

**** Особо стоит отметить проект ролика «Солидный Господь для солидных господ» - на удивление актуально в связи с очередной волной клерикализации