uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5
Ирина Белоус

belouzz@gmail.com


Пьеса состоит из нескольких миниатюр. При желании их можно по-разному комбинировать, переставлять местами, исключать из общей канвы отдельные сюжеты, если постановщику они покажутся избыточными.


Все истории подлинные.


ПАСССАЖИР.Ы.


В купе поезда заходит человек. Раскладывает вещи. Занимает свое место на полке. Садится и с безучастным видом начинает читать газету.

Это – Человек-декорация. Его роль ограничивается тем, что он просто находится в купе. При смене действия, он всегда остается на сцене. Это может быть как девушка, так и парень.

Варианты его занятий: читает газету, пьет чай, спит, смотрит в окно. В диалогах не участвует, ничем и никем не интересуется.

В дальнейшем описании событий его нет. Он выступает молчаливым соглядатаем.


Относительность славы


Татьяна

Мария

Проводница

Человек-декорация


В купе заходит Татьяна. Это женщина лет 35. Она очень элегантно одета. Раскладывает свои сумки, которые идеально подходят друг к другу и к ее дорожному костюму. Садится и достает литературные альманахи. Также из сумки она достает толстую тетрадь и ручку.

Через некоторое время, Татьяна замечает Человека-декорацию:

Татьяна: Я Вас не заметила. Здравствуйте!

Человек-декорация не здоровается с Татьяной. Он бросает на нее взгляд – только и всего.


Татьяна: Что ж …

Женщина не выглядит задетой хамоватостью попутчика. Она невозмутимо погружается в свое чтение.


В купе входит Мария. Это рослая и спортивная девушка, но не по-мужски, а женственно спортивная, если так можно выразиться. Ей лет 25-27. Одета в стиле casual.

Мария: Здравствуйте.

Татьяна: Здравствуйте.

Мария: До конца?

Татьяна: Да.

Мария: Я тоже…


Поезд трогается. Слышно, как начинают стучать колеса. Быстрее и громче, быстрее и громче.


Мария (явно стараясь завести разговор продолжительностью во все время пути): Люблю ездить в поездах...

Татьяна (не отрываясь от своих журналов, вежливо, но не более того): Да, в этом что-то есть…

Мария (воодушевленно): Самая моя долгая поездка на поезде – 2 дня в одном направлении.

Татьяна: И куда это Вы так долго ехали?

Мария: В Екатеринбург.

Татьяна (из вежливости старается показать свою заинтересованность, но на самом деле ей безразлично): Очень интересно…

Мария: Да уж! Интересно – не то слово!


Татьяна улыбается.

Мария усаживается на полке удобнее: подбирает под себя ноги, облокачивается о стенку. По всему видно: она готовится к долгому рассказу. Однако видно и другое: Татьяна не особо заинтересована в этой беседе. Мария – типичная болтушка, а Татьяна – женщина сдержанная. Но она вежливо и где-то даже снисходительно относится к порывам Марии проговорить всю дорогу.


Мария: Чаще мне приходится ездить на автобусах, а в них не так удобно. Ноги отекают, спина болит… Один раз я взяла с собой свою крысу в поездку…


Татьяна понимает, что попутчица ей досталась гиперобщительная. Поделать с этим уже ничего нельзя. Поэтому она отложила свое чтение и решила постараться насладиться временем в обществе девушки. В конце концов, истории, услышанные в поезде, бывают интересными.


Татьяна: А зачем Вы брали с собой крысу в поездку?

Мария: Мне не с кем было ее оставить. Мама работает очень много, брат учится. Целыми днями, а иногда и ночами дома никого нет. Тем более, раз ее подарили мне, то и ухаживать за ней должна я.

Татьяна: Мы в ответе за тех, кого приручили…

Мария: Вот-вот. Поэтому я и взяла ее с собой. Боялась, правда, потом все время, что ее на границе заметят и платить заставят.

Татьяна: А куда Вы, собственно, с ней ездили?

Мария: В Германию.

Татьяна: Аж в Германию!?

Мария: Да. Но ничего, моя Марианна выдержала!

Татьяна (смеясь): Марианна? Это Вы так крысу назвали?!

Мария: Да. Ей подходило.

Татьяна: Почему же «подходило»?

Мария: Марианна умерла недавно. Не знаю, от чего…

Татьяна: О, я знаю, что такое смерть любимого животного. У меня самой недавно умерла любимая собака. Так что я Вас понимаю.

Мария: У меня тоже есть собака. Кокер. Ему 2 годика. Такой смешной! У него уши такие кудрявые-кудрявые! Когда он ест, я ему уши прищепкой закалываю.

Татьяна: Я обожаю собак! У меня был боксер.

Мария: А сейчас у Вас никого нет?

Татьяна: Пока нет. Да и возможности сейчас нет – я все время в разъездах. Но чуть позже я обязательно снова куплю собаку. Хочу бобтейла взять. Боксера больше не буду заводить.

Мария: Я тоже больше крыс заводить не буду. Хотя, Марианна появилась не по моей воле. Мне ее подарил друг на день рождения.

Татьяна (иронично): Хороший подарок, ничего не скажешь…

Мария: Ага, лучше не бывает! Я сначала его убить была готова. Но потом так привязалась к этой серой твари! Теперь у меня только Джек остался.

Татьяна: Джек – это Ваш кокер?

Мария: Да.

Татьяна: А крыса и собака у Вас одновременно были?

Мария: Да. И они дружили. Представляете, каждую ночь Марианна приходила на кухню, где спал Джек, и умащивалась у него на спине. Так они и спали!

Татьяна: А собаку Вам тоже подарили?

Мария: Нет, собаку я купила сама. Мама меня чуть из дому не выгнала за это. Мол, денег нет на меня с братом, а я еще и собаку притащила.

Татьяна: А у Вас взрослый брат?

Мария: Ему 17. Он сейчас работает на автосервисе у моего парня. Я его устроила, чтобы не болтался.

Татьяна: И как, нравится ему там?

Мария: Да не знаю. Говорит «нормально». Но Вы же понимаете, нормально – это никак. Он вообще такой у меня: ему все ни по чем, ничего и никого он не любит, ко всему безразличен…

Татьяна: Возраст такой. Это в нем юношеский максимализм говорит.

Мария: Наверное. Не знаю. Только от этого максимализма мы с мамой ничего хорошего пока не видели. Если бы этот максимализм денег в семью приносил, тогда ладно – пусть будет максимализм. А пока что одни синяки да шишки от этого максимализма.


Татьяна улыбнулась и не нашла, что ответить. Повисла пауза.


Мария (обращаясь к Человеку-декорации): Мужчина (женщина), а вы тоже до конца едите?

Человек-декорация молчит.


Мария (думает, что ее не расслышали): Мужчина (женщина), Вы меня слышите?

Человек-декорация молчит.


Мария (Татьяне): Молчит. Спит, может?

Татьяна пожала плечами. Человек-декорация слегка откашлялся, давая понять, что он все слышит, просто не заинтересован в общении.


Мария: Ну и ладно! (обращаясь снова к Татьяне) А что вы читаете?

Татьяна: Это литературные журналы. Я читаю пьесы молодых драматургов.

Мария: И как, интересно?

Татьяна: Местами.

Мария: Как это?

Татьяна: Иногда интересно, иногда – совсем нет.

Мария: А зачем Вы их читаете?

Татьяна (с улыбкой): И из любви к искусству, и из профессионального интереса.

Мария (ничего не поняв): Ааа…


Пауза


Мария (неожиданно и громко): Ой! Смотрите, там заяц побежал?

Татьяна (испуганно и удивленно): Где?!

Мария: Да вон там, видите, за кустом.

Татьяна: Нет, не вижу.

Мария: И не увидите. Он убежал.

Татьяна (улыбаясь): Что ж, не судьба…

Мария: У меня отец охотником был. Когда он приходил с убитым зайцем, я не ужинала. Мне было жалко зайчика.

Татьяна: Я не люблю зайчатину. Мясо очень сухое.

Мария: Верю. Хотя сама так никогда и не пробовала.

Татьяна: Что, до сих пор жалко?

Мария: Угу.

Татьяна: А свиней, телят, баранов не жалко?

Мария: Нет. Их же не мой отец убивал. А зайцев было жалко, потому что их именно он убил. Невыносимой была мысль, что мой отец – убийца. А свиньи… Как-то все-таки нет, не жалко. Их для этого и выращивают. И. Я их не знаю, поэтому и убивают их какие-то дядьки, а не мой папа. Поэтому и не жалко.

Татьяна: Интересно рассуждаете.

Мария: Я помню как-то в Китае нас кормили мясом какого-то редкого быка. Не помню, как он называется (вопросительно смотрит на Татьяну)

Татьяна (пожимает плечами): Я без понятия…

Мария: Ну и ладно. Все равно мясо невкусное было. Самое вкусное мясо – это рыба.

Татьяна (смеясь): Каждому - свое…

Мария: Я сама на рыбалку люблю ходить. Просто в наших краях ничего путного не поймаешь. Помню, как-то в Прибалтике нас угощали обалденным палтусом. Боже мой, какое блаженство!

Татьяна: Могу себе представить!

Мария: А Вы бывали в Прибалтике?

Татьяна: Бывала.

Мария: А где?

Татьяна: В Вильнюсе, Талине, Клайпеде, Юрмале…

Мария: Здорово там, правда же?

Татьяна: Уютно. Я люблю маленькие города, с мощеными улочками, магазинчиками, старыми домами. Атмосфера там приятная, но люди…

Мария: А что люди?

Татьяна: В принципе, люди как люди. Просто мне показалось, что они какие-то слишком мрачные и все время чего-то недоговаривают. Хотя, безусловно, языковой барьер и все такое…

Мария: А мне со всеми людьми хорошо! Лишь бы они были. Без людей я схожу с ума.

Татьяна (поведя бровью): Верю…

Мария: Я даже спортом занялась, потому, что в спорте всегда много людей. А когда люди увлечены одним делом и работают на успех одной команды, они вообще становятся семьей. Такой огромной семьей, (улыбается со вздохом, что-то вспоминает) Ой…теперь мне кажется, что я всю жизнь спортом занималась. С самого детства. Сначала просто бегала по дворам с мальчишками, по деревьям лазила, по гаражам всяким. По стройкам тоже. На стройке вообще все мое детство прошло, можно так сказать.

Татьяна (удивленно): А где же тут спорт?

Мария (воодушевляясь – явно ее тема): Как таковой спорт начался потом. Во втором классе я пошла и записалась в секцию легкой атлетики. Вот взяла и сама записалась. Мама ругалась, правда. Мол, «Зачем это тебе? Лучше бы на танцы пошла! Ты же девочка!» - ну и все такое. А мне так нравилось бегать, прыгать, копье метать. Больше всего прыгать нравилось. В высоту. Потому что на маты когда приземляешься, ощущение такое, будто тебя подбрасывают на руках. Вы прыгали когда-нибудь в высоту?

Татьяна (сильно округляя глаза): Ну как Вам сказать… В школе разве только, на физкультуре. И то я не помню. По идее прыгала. От спорта я как-то всегда была далека.

Мария (улыбаясь): Ну да, каждому свое…


Пауза


Татьяна (скорее из вежливости, как бы извиняясь, что прервала упоенный рассказ Марии о спорте): И долго Вы занимались легкой атлетикой?

Мария (оживилась): Лет пять, наверное.

Татьяна: Ну, это достаточно долго.

Мария: Да не очень.

Татьяна: А почему бросили?

Мария: Бросила, потому что ушла в другой спорт.

Татьяна: Правда? И в какой же?

Мария: В академическую греблю.

Татьяна (удивляясь): Ого! Никогда бы не подумала!

Мария: Да? Почему?

Татьяна: Ну не знаю… Девушки, которые греблей занимаются, они… Ну как бы сказать… Они мощные какие-то, особенно в плечах. А вы такая хрупкая.

Мария: На самом деле далеко не все мощные. А спорт этот просто обалденный! Свежий воздух, вода, скорость…

Татьяна: А усталость? Тяжело, наверное, все время грести веслом.

Мария: Это очень приятная усталость. Вечером, после всех тренировок, заваливаешься на диван и думаешь: «Какая же я молодец! Улучшила свое время на три секунды».

Татьяна (делая вид, что старается понять, как это приятно, но по всему видно, что она далека от такого блаженства): Да, наверное…

Мария: А на соревнованиях когда выступаешь, и обгоняешь кого-нибудь, гордишься собой до жути. А на международных соревнованиях когда побеждаешь, так вообще чувствуешь себя всемогущей!

Татьяна: Вы и в международных соревнованиях участвовали?

Мария: Да, много раз. Соревнования – это здорово. Это как будто страны выясняют отношения друг с другом, но без оружия. Типа решают, кто сильнее, но без насилия и войны.

Татьяна (улыбаясь): Интересная мысль.

Мария: Спорт – это здорово! И это очень весело! Сколько всяких приколов с нами приключалось на соревнованиях, на тренировках… Помню как-то я гребло утопила.

Татьяна: Гребло?!

Мария: Это я так весло называю.

Татьяна: Ааааа…

Мария: Так вот гребу я, гребу. Потом что-то засмотрелась куда-то, отвлеклась, расслабилась – и выпустила гребло из рук! Оно и утонуло.

Татьяна: А разве оно тонет?

Мария: Нет, не тонет. Но мое утонуло (смеется).

Татьяна: Почему же?

Мария: А черт его знает. Может, запуталось в чем-то. Но я его больше не видела.

Татьяна (улыбаясь из вежливости): Странно…

Мария: И не говорите! Странно до ужаса! Но смешно (смеется).


В купе заходит проводница.

Проводница: Чай, кофе не желаете?

Мария: О, давайте.

Проводница: Что?

Мария (подумав): Давайте чай. Черный.

Проводница: С сахаром, без?

Мария: С сахаром. И что-нибудь сладкое. Что есть?

Проводница: Вафли, батончики, печенье.

Мария: С чем батончики?

Проводница: С помадкой.

Мария: Ну давайте батончик с помадкой. И черный чай с сахаром.

Проводница (обращаясь к Татьяне): Вам?

Татьяна: Мне тоже чай принесите, пожалуйста. Только без сахара.

Проводница: К чаю что-нибудь?

Татьяна: Нет, спасибо, только чай.

Проводница (обращаясь к человеку-декорации): Чай, кофе?

Человек-декорация мотает головой, мол, ничего не надо.


Проводница уходит. И буквально через полминуты приходит с двумя стаканами чая и батончиком.


Мария: Спасибо

Татьяна: Спасибо


Пьют чай.


Мария (скривившись): Ну и гадость!

Татьяна: Согласна. Пыль афганских дорог, а не чай.

Мария (смеясь): О да! Пыль. Ну, может, хоть батончик будет вкусным. (откусывает) В принципе, нормально. Если этот чай заедать этим батончиком, то жить можно.

Татьяна (все еще пытается пить чай, но по всему видно, он ей не нравится): Хорошо Вам…

Мария (воодушевленно): Так давайте я с Вами поделюсь батончиком. Вот (отламывает половину), держите.

Татьяна: Очень мило с Вашей стороны. Спасибо большое. (откусывает). Да, действительно, с батончиком еще ничего.

Мария: Вот видите.

Татьяна улыбается в ответ.


Пауза.



следующая страница >>