uzluga.ru
добавить свой файл


Политическая коммуникация и современное политическое управление

Political communication and contemporary political management

С.В Володенков. E-mail: s.v.cyber@gmail.com

В статье анализируются место, роль и значение политической коммуникации в современном политическом управлении. В работе также рассматриваются основные подходы к пониманию политической коммуникации и ее роли в политическом управлении как в России, так и за рубежом.

Ключевые слова: политическая коммуникация, воздействие на общественное мнение, политическая пропаганда, политический миф, политическое управление


The article analyzes the place, role and importance of political communication in contemporary political management. The paper also examines the main approaches to understanding political communication and its role in political management in Russia and abroad.

Keywords: political communication, influence on public opinion, political propaganda, political myth, political management.


«Роль коммуникации в политической жизни общества сопоставима со значением кровообращения для организма человека»

Ж.-М. Коттрэ

Значимость и особая роль политической коммуникации в политическом управлении признаются и подчеркиваются многими специалистами-политологами уже давно1, несмотря на достаточно большое количество подходов к пониманию феномена политической коммуникации как таковой.

Так, значение политической коммуникации определил в свое время еще Т. Гоббс, назвавший «нервами государственного управления» политические коммуникации, соединяющие верховную власть суверена с исполнительными, судебными и прочими органами.

Одним из первых непосредственных употреблений понятия «политическая коммуникация» в политологическом контексте является относящееся к началу ХХ века высказывание Ф. Ратцеля о том, что “передача информации в политическом отношении является самой важной из всех коммуникационных услуг”2.

Одно из наиболее полных определений политической коммуникации было предложено Р.-Ж.Шварценбергом. Он определил политическую коммуникацию как процесс передачи политической информации, благодаря которому она циркулирует от одной части политической системы к другой и между политической системой и социальной системой. При этом идет непрерывный процесс обмена информацией между индивидами и группами на всех уровнях.3

Первой теорией, которая в последствие стала научной базой исследования политической коммуникации, стала теория массового общества. Авторы данной теории считали, что основной единицей в обществе, на которую и оказывается в дальнейшем политическое воздействие, становятся массы. При этом, по мнению одного из авторитетных сторонников и разработчиков теории массового общества Г.Блумера, главным объединяющим людей в массы инструментом являются именно средства массовой информации.

Классик американской политической науки Гарольд Лассуэлл в своей работе «Структура и функция коммуникации в обществе», опубликованной в 1948 г., показал схему коммуникации, в соответствии с которой с позиций политического управления можно осуществлять необходимое воздействие на объект политического управления. Исходя из данной схемы, для осуществления политической коммуникации необходим субъект управления (Кто), контент сообщения (Что), средство массовой коммуникации (Канал), целевая аудитория воздействия или объект управления (Кому), а также цель воздействия, которую в дальнейшем можно соотнести с полученным результатом коммуницирования с целевой аудиторией, оценив тем самым эффективность коммуникативного воздействия на объект управления.

Лассуэл рассматривал политическую коммуникацию в основном как инициируемый субъектом коммуникационного управления процесс: коммуникатор, отправитель сообщения, т.е. субъект управления в терминах политического управления стремится оказать воздействие на целевую аудиторию, выступающую в роли адресата. Основной формой коммуникативного воздействия в сфере политики при этом Г. Лассуэлл считал пропаганду, понимаемую им как процесс управления коллективными предпочтениями при помощи манипуляции значимыми символами.4

Особенное значение в этом процессе Лассуэл отводил СМИ постольку, поскольку в современном ему мире информирование, по преимуществу, осуществлялось, по его мнению, в виде массовой коммуникации. Лассуэлл дал классическое определение массовой коммуникации, как целенаправленному воздействию коммуникатора на аудиторию с помощью сообщений, передаваемых техническими средствами.5 Так как аудитория СМИ пребывает в состоянии массы, где индивиды изолированы друг от друга и не используют горизонтальные коммуникации друг с другом, то она легко поддается внушению со стороны субъекта коммуникационного воздействия.

X. Арендт также уделила в рамках своей коммуникативной концепции значительное внимание политическим коммуникациям, определив феномен власти как многостороннее, тотальное общение, связанное с необходимостью организации согласованных общественных действий людей, основанных на преобладании публичного интереса над частным.

Не менее важными с позиций осуществления политического управления и воздействия на общественное сознание в рамках политических кампаний являются разработки американского социолога П. Лазарсфельда, и, в первую очередь, его модель двухступенчатой коммуникации. Согласно данной модели общество как объект информационного воздействия неоднородно. В нем существуют так называемые лидеры общественного мнения, мнение которых является авторитетным для простых граждан. Во время проведения разнообразных политических кампаний информационное воздействие оказывается не на широкие массы населения, а именно на лидеров общественного мнения, которые выступают в качестве своеобразного фильтра перед тем, как уже проинтерпретированная ими информация в виде оценочных мнений и суждений попадет к тем группам населения, для которых их мнение является авторитетным и важным.6 Таким образом, информация из средств массовой информации, по мнению Лазарсфельда, не попадает напрямую в общественное сознание, а преломляется через уровень лидеров общественного мнения.

Такая ситуация приводит к необходимости взаимодействия с лидерами общественного мнения, выстраивания работы по обеспечению их лояльности при восприятии и дальнейшей ретрансляции широким массам населения политической информации. И, по сути, объектом воздействия при таком подходе являются не массовые группы населения, а именно лидеры мнений7, которые в дальнейшем осмысливают, интерпретируют, одобряют и распространяют необходимую информацию среди соответствующих электоральных групп.

В свою очередь, К. Дойч в рамках информационно-кибернетического подхода представил политическую систему как информационно-коммуникативную систему, указав на особую значимость политической коммуникации в своей работе «Нервы управления: модели политической коммуникации и контроля»8. По мнению Дойча, правительство как субъект государственного управления мобилизует политическую систему путем регулирования информационных потоков и коммуникативных взаимодействий между системой и средой, а также отдельными блоками внутри самой системы. К. Дойч выделил при этом три основных типа коммуникаций в политической системе: 1) личные, неформальные коммуникации (face-to-face), как, к примеру, персональный контакт кандидата в депутаты с избирателем в непринужденной обстановке; 2) коммуникации через организации, когда контакт с правительством осуществляется посредством партий, групп давления и др., и 3) коммуникации через СМИ, печатные или электронные, роль которых в постиндустриальном обществе постоянно возрастает9.

По мнению Дойча, производство и обмен информацией в рамках политической системы обеспечивают политическое управление, которое основывается на необходимой для принятия решений информации. При этом сам феномен политики определяется совокупностью вопросов, связанных с политическим управлением. Государственные лидеры, основываясь на имеющейся политической информации, управляют своими организациями10. Функционирование же всей политической системы при этом, по мнению Дойча, зависит от качества и постоянства потока политической информации, а сами институты и механизмы власти контролируются информационной элитой – дейтократией.

Говоря о роли политической коммуникации в современном политическом управлении, также следует упомянуть об американских политологах-функционалистах Г. Алмонде и Дж. Коулмане, которые представили политическую коммуникацию в качестве неотъемлемой функции политической системы11. Г. Алмонд и Дж. Коулман показали в своей работе, что реализуемые политической системой функции осуществляются исключительно посредством политической коммуникации.12

Также о роли политической коммуникации много писали неомарксисты (Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе, Г. Шиллер, Ю. Хабермас), которые считали основой стабильности современного капиталистического общества создание достаточно эффективной системы идеологического и политического господства капитала, обеспечивающей массовую политическую лояльность.

При этом СМИ в этой системе выступают в качестве инструмента идеологического контроля над рабочим классом. Средства массовой информации имеют общее идеологическое содержание, а в сочетании с ценностями массовой культуры они определяют формирование индустрии культуры, которая обеспечивает то, что массового потребителя интересуют только развлечения и отдых, а приобретение новых знаний, просвещение теряют свою привлекательность и ценность. В результате достигается необходимый контроль над трудящимся населением со стороны капиталистической элиты, контролирующей средства массовой информации.

В связи с этим, по мнению известного неомарксиста Герберта Маркузе, только путем разрушения традиционных средств массовой информации, и в первую очередь телевидения, возможны подрыв стабильности и разрушение сложившейся политической системы в рамках современного капиталистического общества, т.к. в этом случае идеологический контроль над сознанием людей будет устранен, и противоречия системы разрушат ее сами13.

Герберт Шиллер также считал, что политические коммуникации играют ключевую роль в обеспечении стабильности современного общества, позволяя формировать такие политические мифы, с помощью которых удается сохранить господство политической элиты в современном государстве. В работе «Манипуляторы сознанием» Шиллер выделил 5 основных мифов, на которых, по его мнению, основывается господство политической элиты в США14.

Ю. Хабермас в своих исследованиях также показал, что политика отражается в системе коммуникативных действий, которые выступают в качестве цепочки опосредований, например, во взаимоотношениях между капитализмом и демократией. Хабермас разделял власть на 2 основных типа: 1) рождающуюся в процессе политической коммуникации внутри общества и свободную от всякого рода репрессий и насилия; 2) административную, в рамках которой происходит управление политическими коммуникациями для обеспечения легитимности15. При этом использование сугубо административной власти рано или поздно приводит к кризису ее легитимности.

Исходя из данного подхода, Хабермас указывал на то, что для эффективного и стабильного существования современной демократии крайне важным элементом является сфера публичной политики, которая включает в себя средства массовой информации16. Хабермас определяет публичную сферу как феномен, в котором происходит коммуникация, обмен информацией, мнениями. При этом средства коммуникации играют ведущую и системообразующую роль в функционировании современных западных демократий, в рамках которых должна обеспечиваться свободная от принуждения коммуникация17.

Говоря о политических коммуникациях, также нельзя не сказать о представителе Торонтской школы коммуникативистики Х.-А. Иннисе, который написал известные труды по теории коммуникации «Империя и коммуникация» (Empire and Communication) и «Сдвиг коммуникации» (The Bias of Communication). Иннис считал, что средства коммуникации определяют тип общественного устройства и создают определенные социально-политические эффекты. При этом тот, кто находится у власти, контролирует и средства массовой коммуникации. Следовательно, по типу средств массовой коммуникации можно судить о политике государства.

В свою очередь, Ричард Перлофф понимает современную политическую коммуникацию как «процесс, посредством которого национальные лидеры, медиа и граждане выражают свое мнение и обсуждают смысл и значение сообщений (messages), касающихся проведения государственной политики (public policy)»18..

Дэвид Свансон, исследуя роль процесса коммуникации в политическом управлении, вводит понятие политико-медийной системы – постоянно изменяющихся отношений между институтами медиа и государственными и политическими институтами в сфере их взаимодействия с обществом»19. При этом политическая коммуникация подразумевает обмен сообщениями и их интерпретацию. Политические лидеры, СМИ и граждане часто интерпретируют сообщения по-разному в зависимости от их социальных позиций и ролей, которые они играют в политической системе. Например, после политических дебатов каждый из участников пытается повлиять на общественное мнение, утверждая, что добился более значительного результата, чем ожидалось. При этом СМИ могут выступить с критической оценкой данной интерпретации, а общественность одинаково негативно воспринимать и СМИ, и политиков, рассматривая их как части системы и ангажированных лиц.

C этой точки зрения возникает одна из наиболее интересных проблем, касающихся политической коммуникации: в какой степени политические лидеры могут повлиять на восприятие прессой и гражданами происходящих событий, т.е. в какой степени политические лидеры могут убедить отдельных индивидов и СМИ увидеть происходящее (от экономического положения страны до войн в других государствах) в том свете, в каком представляют эти события сами политические лидеры.

Кроме того, современная политическая коммуникация связана не только с избирательными кампаниями, но и охватывает широкий круг вопросов, касающихся политического управления и проведения государственной политики. К политике, в самом широком смысле, относятся все процессы, посредством которых общество достигает консенсуса по вопросам о власти.

Таким образом, политическая коммуникация возникает тогда, когда политические лидеры, СМИ и граждане вступают в «диалог» по поводу вопросов, представляющих большое значение для политических элит или общественности.

Говоря о роли и значении коммуникации в аспекте политического управления, необходимо указать и на научную позицию М. Кастельса, который в одной из своих работ пишет о том, что «осуществление власти происходит, прежде всего, на основе производства и распространения культурных кодов и информации. Контроль сетей коммуникации становится тем рычагом, при помощи которого интересы и ценности превращаются в руководящие принципы человеческого поведения»20.

В свою очередь, еще один сторонник медийной теории, известный специалист Р. Дейберет в своей книге «Пергамент, печать и гипермедиа: Коммуникации в процессе трансформации мирового порядка» пишет о том, что «…поскольку коммуникации являются жизненно важной частью человеческого существования, постольку любые изменения в способах коммуникации имеют существенные последствия для распределения власти внутри общества, для изменения индивидуального и социального сознания, а также для пересмотра общественных ценностей»21. Тем самым Дейберет показал, что в рамках политического управления цели конечные могут достигаться путем изменения способов и форм коммуникации.

Существуют и иные подходы к пониманию места и роли политических коммуникаций в современном политическом процессе и политическом управлении. Однако их детальный анализ выходит за рамки данной работы. Следует лишь констатировать, что в рамках каждого из таких подходов коммуникация рассматривается как неотъемлемый элемент современного политического управления. Значительное число ученых с мировым именем наделяют политическую коммуникацию крайне важным, если не определяющим значением для осуществления стабильного и эффективного демократического управления в политике.

Значительную, если не основную роль политических коммуникаций в современном политическом управлении признают и современные российские ученые-политологи, среди которых мы в первую очередь хотели бы выделить А.И. Соловьева и М.Н. Грачева, которые посвятили ряд своих исследований проблемам политической коммуникации.

Так, М.Н. Грачев считает, что «политическая коммуникация представляет собой совокупность процессов информационного обмена, передачи политической информации, структурирующих политическую деятельность и придающих ей новое значение»22

В свою очередь, А.И.Соловьев пишет о том, что массовые коммуникации являются неотъемлемой частью политики: «…политика невозможна без опосредованных форм общения и специальных средств связи между различными носителями власти, а также между государством и гражданами»23.

Мы также считаем, что для осуществления эффективного политического управления необходимым и критичным условием является организация процесса коммуникаций между субъектом и объектом такого управления24.

Очевидно, что технологии политической рекламы, пропаганды, агитации и Public Relations основаны именно на осуществлении коммуникации (пусть порой и однонаправленной25, как в случае с политической рекламой), как непосредственной (через агитационные сети, прямое общение субъектов политических кампаний и их представителей с целевыми аудиториями и т.д.), так и опосредованной (через средства массовой информации, наружную рекламу и др.).

В свою очередь, так называемые «мягкие» или soft-технологии в политическом управлении также основаны на взаимной коммуникации с представителями целевых аудиторий, вовлечении их в совместную деятельность, а, следовательно, и в двустороннюю коммуникацию.

И неэффективность коммуникации с целевыми аудиториями является зачастую одной из основных причин низкой эффективности политического управления в целом.

Если перефразировать известное высказывание о том, что лучшей формой контроля является взаимодействие, то можно сказать о том, что лучшей формой политического управления является двусторонняя коммуникация.

Как мы уже отметили, само управленческое взаимодействие между субъектом и объектом управления во многих случаях является именно информационным, осуществляемым в рамках коммуникации субъекта управления с объектом. И в случае отсутствия эффективной коммуникации с объектом управления в рамках политического менеджмента конечный результат воздействия на объект может оказаться (и в большинстве случаев оказывается) неудовлетворительным.

Без выстраивания эффективных коммуникаций с представителями целевых аудиторий на сегодняшний день немыслима сколь-нибудь успешная политическая кампания, политическое управление в целом.

Однако используемые сегодня в рамках управления политическими кампаниями традиционные каналы коммуникации, основными из которых являются средства массовой информации (в первую очередь – телевидение26), зачастую предполагают осуществление в рамках политического управления сугубо асинхронной коммуникации от субъекта политической кампании к ее объекту – целевым группам информационного воздействия. Большинство технологий рекламы и пропаганды в политике ориентировано именно на однонаправленную трансляцию информационного контента, необходимого для влияния на общественное мнение, и не предполагают возможности полноценной двусторонней коммуникации и выстраивания субъектно-объектного взаимодействия.

Неслучайно в современной практике политического управления специалисты отмечают существенное падение эффективности традиционных технологий агитационно-пропагандистского воздействия на общественное мнение, которое может быть отмечено в таких эмпирических показателях, как падение уровня явки на выборах, а также рост численности групп протестного электората.


Список литературы:

  1. Грачев М.Н. К вопросу об определении понятий “политическая коммуникация” и “политическая информация” // Вестник Российского университета дружбы народов . – Сер.: Политология. – 2003. – № 4

  2. Грачев М.Н. Политическая коммуникация // Вестник Российского университета дружбы народов. – Серия: Политология. – 1999. – № 1.

  3. Дегтярев А.А. Основы политической теории: Учеб. пособие / Ин-т "Открытое общество". - М.: Высш. шк., 1998.

  4. Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. - Екатеринбург: У-Фактория, 2004

  5. Марков Б.В. Демократия и Интернет // Интернет и современное общество. 2-ая Всероссийская научно-методическая конференция. Санкт-Петербург, 20-24 ноября 2000 г.: Тезисы докладов. - СПб.: СПбГУ, 1999.

  6. Маркузе Г. Одномерный человек. М., АСТ, 2009

  7. Соловьев А.И., Пугачев В.П.. Введение в политологию. М., Аспект-Пресс, 2000.

  8. Терин В.П. Массовая коммуникация: социо-культурные аспекты политического воздействия: исследование опыта Запада. - М.: Издательство Института социологии, 1999.

  9. Хабермас Ю. Философский спор вокруг идеи демократии (Лекция вторая) // Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. - М., 1995.

  10. Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология: В 3 ч. – М., 1992.

  11. Шиллер Г.. Манипуляторы сознанием. — М., 1980

  12. Deibert R.J. Parchment, Printing, and Hypermedia: Communications in World Order Transformation. - N.Y.: Columbia University Press, 1997.

  13. Deuttsch K. The Nerves of Government: Models of Political Communication and Control. - N.Y.: Free Press, 1966.

  14. Habermas J. The Structure Transformation of the Public Sphere. - Cambridge: Polity Press, 1989.

  15. Lasswell H.D. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas. / Ed.: L. Bryson. – New York: Harper and Brothers, 1948.

  16. Lazarsfeld P., Berelson B., Gaudet H. The People’s Choice: How the Voter makes up his Mind in a Presidential Campaign. Third Edition. - N.Y.: Columbia University Press, 1968..

  17. Perloff Richard M. Political communication: politics, press, and public in America. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 1998.

  18. Swanson D. “The Political-Media Complex at 50: Putting the 1996 Presidential Campaign in Context”, American Behavioural Scientist, № 40 (8): 1264-82.

  19. The Dictionary of Political Analysis / Eds.: J.C. Plano, R.E. Riggs, H.S. Robin. ABC – Clio. Santa Barbara. USA – Great Britain, 1982.

  20. The politics of the Developing Areas/ Ed. By G.A. Almond, J.S. Coleman. - Princeton: Princeton Uneversity Press, 1960.



1 Неслучайно В.И. Ленин определил одной из первоочередных задач при осуществлении захвата власти в октябре 1917 года получение контроля над телеграфом, почтой и телефонными станциями

2 Грачев М.Н. К вопросу об определении понятий “политическая коммуникация” и “политическая информация” // Вестник Российского университета дружбы народов . – Сер.: Политология. – 2003. – № 4

3 Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология: В 3 ч. – М., 1992.

4 Lasswell H.D. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas. / Ed.: L. Bryson. – New York: Harper and Brothers, 1948.

5 Терин В.П. Массовая коммуникация: социо-культурные аспекты политического воздействия: исследование опыта Запада. - М.: Издательство Института социологии, 1999..

6 Lazarsfeld P., Berelson B., Gaudet H. The People’s Choice: How the Voter makes up his Mind in a Presidential Campaign. Third Edition. - N.Y.: Columbia University Press, 1968..

7 На сегодняшний день получил широкое распространение подход, в рамках которого лидерами общественного мнения являются представители СМИ, журналисты, блоггеры, которые в дальнейшем поставляют обществу посредством своих СМИ идеи, взгляды, мнения, влияющие на общественное мнение.

8 Deuttsch K. The Nerves of Government: Models of Political Communication and Control. - N.Y.: Free Press, 1966.

9 Дегтярев А.А. Основы политической теории: Учеб. пособие / Ин-т "Открытое общество". - М.: Высш. шк., 1998.

10 Deuttsch K. The Nerves of Government: Models of Political Communication and Control. - N.Y.: Free Press, 1966.

11 The politics of the Developing Areas/ Ed. By G.A. Almond, J.S. Coleman. - Princeton: Princeton Uneversity Press, 1960.

12 The Dictionary of Political Analysis / Eds.: J.C. Plano, R.E. Riggs, H.S. Robin. ABC – Clio. Santa Barbara. USA – Great Britain, 1982.

13 Маркузе Г. Одномерный человек. М., АСТ, 2009

14 Г. Шиллер. Манипуляторы сознанием. — М., 1980

15 Хабермас Ю. Философский спор вокруг идеи демократии (Лекция вторая) // Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. - М., 1995.

16 Habermas J. The Structure Transformation of the Public Sphere. - Cambridge: Polity Press, 1989.

17 Марков Б.В. Демократия и Интернет // Интернет и современное общество. 2-ая Всероссийская научно-методическая конференция. Санкт-Петербург, 20-24 ноября 2000 г.: Тезисы докладов. - СПб.: СПбГУ, 1999.

18 Perloff Richard M. Political communication: politics, press, and public in America. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 1998.

19 Swanson D. “The Political-Media Complex at 50: Putting the 1996 Presidential Campaign in Context”, American Behavioural Scientist, № 40 (8): 1264-82.

20 Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. ― Екатеринбург: У-Фактория, 2004

21 Deibert R.J. Parchment, Printing, and Hypermedia: Communications in World Order Transformation. - N.Y.: Columbia University Press, 1997.

22 Грачев М.Н. Политическая коммуникация // Вестник Российского университета дружбы народов. – Серия: Политология. – 1999. – № 1.

23 А.И.Соловьев, В.П. Пугачев. Введение в политологию. М., Аспект-Пресс, 2000.

24 В данном случае под политическим управлением мы понимаем именно воздействие и влияние на общественное сознание посредством политических технологий, а не применение административных технологий в рамках политического администрирования, основанного на праве легитимного насилия и угрозе применения нормативно закрепленных санкций.

25 Собственно под однонаправленной или асинхронной коммуникацией мы понимаем в первую очередь трансляцию контента политической кампании целевым аудиториям кампании в рамках реализации определенной имиджевой концепции для формирования необходимого имиджа или бренда, а также для создания определенных моделей представления и поведения.

26 Принято считать, что контроль над основными телевизионными каналами является главным условием для проведения успешной политической кампании.