uzluga.ru
добавить свой файл
  1 ... 30 31 32 33

Часть вторая: И расколется мир - Глава 32


Тело Верховного вождя Кэрна Кровавое Копыто обернула тонкая траурная ткань. Ее соткали в оттенках Матери-Земли - песчаном, коричневом, зеленом.

По традиции тауренов, мертвые проходили церемонию и ритуал кремации. Их тела помещали на погребальный костер, и их сжигал вечно голодный огонь. Пепел падал на землю; дым устремлялся к небу. Отец-Небо и Мать-Земля встречали почтенного усопшего, а Ан'ши и Му'ша наблюдали за его переходом.

Тралл, как всегда, был в броне, которую завещал ему Оргримм Молот Рока. Ее вес был обременительным, и Тралл медленно взбирался на вершину скалы, чтобы взглянуть на то, что осталось от Кэрна, хотя слезы застилали его взгляд.

Тралл устремился обратно в Азерот. Он и Аггра задержались у Бейна, и Тралл попросил провести некоторое время наедине с Кэрном. Никто не возразил ему. Впереди ждали длительные переговоры, планы и приготовления. Но сейчас Тралл сидел рядом со своим старым другом, сидел до тех пор, пока солнце не прошло свой неспешный путь по синему небу Мулгора. Наконец Тралл тяжело вздохнул и тихо молвил: «Кэрн, мой старый друг... Ты все еще здесь?»

И таурены, и орки верили, что души умерших близких иногда могли говорить с теми, кто при жизни был им дорог. Они могли предупреждать, или советовать, или благословлять.

Тралл был бы рад любому ответу.

Но его слова подхватил и унес далеко-далеко теплый душистый бриз, и ничто и никто не ответило ему. Тралл опустил голову.

- Итак, я остался один, а ты покинул меня, старый друг, - сказал он. - Теперь я уже не могу попросить твоего совета или прощения, хотя и должен был.

Ему ответил лишь мягкий вздох ветра.

- Мы разошлись в гневе, ты да я. Мы, которые не должны были сердиться друг на друга, мы, бывшие достаточно опытными, чтобы понять, что поступаем неправильно. Я был расстроен тем, что не мог справиться со своими проблемами, и потому отвернулся от тебя, когда ты делился со мной своей мудростью. Никогда прежде я не поступал так, и посмотри, что произошло. Ты покоишься здесь, загубленный предательницей, а я не могу, глядя тебе в глаза сказать, как стенает мое сердце.

Его голос начал дрожать, и он замолчал, чтобы успокоиться, хотя стыдиться ему было некого - здесь не было никого, кроме птиц и зверей. Броня показалась ему еще более тяжкой и душной.

- Твой сын... Кэрн, я бы сказал тебе гордиться Бейном, но знаю, ты и так гордишься им. Он истинный сын своего отца, он унаследует все, за что ты сражался, и передаст это следующему поколению. Он не позволит боли управлять им. Он защитил твой народ, невзирая на свое жгучее желание отомстить. Таурены вновь живут в мире, и я знаю, что ты никогда не желал им иного. Даже в пучине ужаса - той ужасной, темной ночью – и твой народ, и дух Орды не погибли. Зловещий Тотем теперь наш явный враг, а не хитрый змей, которого ты пригрел на груди, который пользовался твоим доверием и хладнокровно планировал ударить при первой возможности. Более тауренов не захватят врасплох. Что касается Гарроша... Я верю, что он ничего не знал о предательстве Магаты. В нем много намешано, но он никакой не лживый коварный убийца. Он желал справедливого боя, чтобы потом законно упиваться честной победой. Он...

Его голос стих. Убийство друга и последующая после этого резня буквально сводили Тралла с ума. Он был рад, что таурены теперь снова жили в мире, что ими руководит достойный лидер – Бейн. И все же...

- Кэрн, - медленно сказал он, - я создал Орду. Я вдохновлял ее, давал ей цель, направление. И все же... похоже, что сей долг, сия цель... больше не нужны мне так сильно, как раньше. Как я могу вести Орду за собой, когда мысли мои - не о ней?

Его внутреннее чутье, на которое он всегда рассчитывал, подвело его. Он закрыл лицо руками, и черная броня заскрипела. Он чувствовал себя... потерянным. Разорванным пополам. Он снова увидел себя в тумане видения, где броня треснула и спала с него, и он остался во власти страха и беспомощности. В этот момент он понял, что если продолжит вести орков, но сердцем и помыслами будет где-то еще, то в конечном счете он низвергнет Орду вниз, в пекло гражданской войны. Как бы ни возмущали его поступки Гарроша, именно он назначил молодого Адского Крика на должность вождя. На нем лежало не меньше ответственности за все совершенное, чем на Гарроше. К тому же, похоже, самое худшее из всего, что натворил этот юнец, - ответил на брошенный ему вызов и принял последствия схватки. Тралл не мог позволить, чтобы Орда стала свидетелем того, как они с Гаррошем грызутся из-за этого.

- Я никогда не говорил тебе этого прежде. Знаешь ли ты, - тихо продолжал он, - что я всегда считал сердцем Орды тебя, а, Кэрн? Тебя и тауренов. Когда многие в Орде жаждали войны и наступления темных времен, вы слушали мудрость вашей Матери-Земли и дарили нам новые решения, новые идеи. Вы напоминали нам о прощении и сострадании. Вы были нашим сердцем, нашим истинным духовным центром.

Тралл понимал, что его слова неуклюжи, но они шли от сердца, а он теперь всецело доверял ему. Оно уводило его от Оргриммара, от Орды, к грубой и страстной молодой шаманке по имени Аггра и гордым орочьим путям, которых она представляла.

И оно вело его к самому сердцу мира.

Он с горечью зажмурился. Хотелось бы ему, чтобы не этот путь оказался правильным. Решение далось ему очень нелегко; за ним должно было последовать слишком много потрясений и переживаний среди Орды. Множество причин говорило ему остаться, и все они были здравые и логичные, веские и важные. И лишь одна причина заставляла его уйти, и причина эта была мистической и загадочной, совсем не ясной его взору.

Но это был верный выбор. Это был его единственный выбор. Подул ветер, разворошив его волосы и унося из души последние сомнения. По спине пробежался холодок. И он понял, что уже сделал свой выбор.

Ему отчетливо дали понять, что он должен делать. Если бы он продолжал быть вождем, то потерпел бы фиаско. Был лишь один способ, которым он мог спасти Орду - и весь мир.

Он знал это.

Тралл медленно распрямился. Опускающееся солнце - или Ан'ши, как его называли таурены – буйными красками заливало черную броню. И тогда Тралл начал освобождаться от нее. Сначала он отстегнул и снял наплечники. Они с мелодичным звоном упали на мягкую зеленую траву. Затем он начал стягивать нагрудник. Когда-то броня прогнулась от удара, который лишил жизни Молота Рока. Тот удар был трусливым - он был нанесен сзади, удар копья прошел сквозь заднюю пластину и вдавил нагрудник изнутри. Тралл приказал, чтобы броню восстановили, чтобы ее можно было носить снова.

Часть за частью, Тралл снял броню Оргримма Молота Рока, броню вождя Орды, и с почтением уложил ее на цветущую траву. Он потянулся к своей сумке и вытащил оттуда простую коричневую рясу. Натянув ее через голову, он накинул капюшон и повесил четки на шею. Ему припомнились слова Аггры: «Мы не носим доспехов во время посвящения. Это - возрождение, а не битва. Как змеи, мы сбрасываем кожу того, кем мы были прежде. Мы должны прийти к этому необремененные мыслями и закостенелостью взглядов, за которые мы хватаемся, как за соломинку. Мы должны быть простыми, чистыми, готовыми слушать и понимать стихии, позволить им посеять семена мудрости в нашей душе».

Он снял ботинки, и его босые зеленые ноги ступили на твердую землю. Расправив в стороны руки, он откинул назад голову, закрыв свои синие глаза. Он приветствовал приход сумерек не как вождь в церемониальной одежде. Того вождя больше не было. Стихии показали ему это. Возможно, так все и должно было быть - он сам выбрал сбросить эту броню и звание вождя, а не ждать, пока другие сделают это за него. Все было в его руках - и он сделал этот выбор свободно и спокойно.

Тралл был шаманом. Он нес ответственность не только за Орду, но и за весь Азерот, и за стихии, которые кричали, моля его о помощи, о спасении от ужасной катастрофы, которая смутно вырисовывалась впереди, и об их излечении, если он не успеет помочь. Ветер, теплый и нежный, поласкал его, будто подбадривая.

Он опустил голову и открыл глаза. В последний раз он посмотрел на тело своего друга. Когда Ан'ши скрылось на западе и огромная тень Громового утеса накрыла все вокруг, один луч чуть замешкался. Он задержался на широкой груди Кэрна, на которой покоились ритуальные украшения, которые тот носил при жизни - перья, бусинки, кости. И кое-что еще. Обломки дерева, украшенные резными знаками и запятнанные кровью.

Тралл догадался, что перед ним остатки легендарного рунического копья Кровавого Копыта, которое расколол Клиновопль, когда Гаррош нанес смертельный удар.

Вместе с догадкой вернулось чувство потери, настолько сильное и острое, что тяжесть от расставания, которая мучала Тралла вплоть до сего момента, казалась лишь бледной тенью теперешней боли. Он должен прожить до своего последнего дня без доброты своего старого друга, его мудрости и шуток.

Повинуясь внезапному импульсу, Тралл запрыгнул на помост над погребальным костром. Бревна немного прогнулись, но выдержали его вес. Тралл протянул руку и опустил ее на брови Кэрна, затем осторожно и почтительно взял самый маленький обломок рунического копья. Он повернул его, и внезапный холодок пробежал по его спине.

Ему достался кусок с одной-единственной руной: Исцеление. Он сохранит его, чтобы всегда помнить о Кэрне. Всегда держать его у сердца.

Тралл легко спрыгнул на землю и медленно пошел навстречу уходящему солнцу. Назад он больше не оглядывался.

Ветер слегка похолодал после заката, заметил Тралл. Ему было нужно о многом поговорить с Бейном, ко многому нужно было тщательно подготовиться. Но прежде Траллу хотелось выкрасть немного времени, чтобы посидеть на этой мирной земле вместе с Аггрой. Она никогда не бывала здесь, но как и Тралл, она оценила красоту и покой этого места. Она бы...

***

А на другом континенте дремал Дрек'тар. Вдруг он вскочил и во все горло прокричал:

- Океаны поднимутся!

Вдалеке от них дно океана раскололось, и вода разом покинула порт Штормграда. Суда внезапно оказались на мели, и жители города, прогуливающиеся в конце дня вдоль красивой каменной гавани, замерли, щурясь от закатного солнца, с любопытством вглядываясь в море и рассеянно переговариваясь друг с другом.

Океан словно сжался, но лишь на мгновение. Отступив, он начал возвращаться - с неистовой силой. Огромная волна устремилась на гавань. Большие суда, которые побывали в таких экзотических и далеких местах, как Аубердин и крепость Отваги, раскрошились в щепки, словно игрушки под ногами у рассердившегося ребенка. Вода, несущая обломки кораблей и тела, обрушилась на доки, ломая их столь же легко и быстро, смывая в море вопящих людей. Безжалостные воды неумолимо продолжали нестись вперед, сметая все на своем пути. Волна топила все с равной жестокостью - и военные машины, и ящики с медикаментами.

Но и на этом волна не успокоилась. Она продолжала подниматься, пока могущественные каменные львы, следящие за гаванью сверху, не оказались полностью покрыты водой. И только тогда все прекратилось.

Еще дальше к югу, у береговой линии в Западном Крае, разверзлась земля, создав огромный котлован. Океан был сердит и напуган, он обрушил свой страх на землю, и земля в отчаянии ответила на удар.

Дрек’Тар ухватился за Палкара, тряся его и крича: «Земля заплачет, и мир расколется!»

***

Земля под ногами Тралла разверзлась.

Он отпрыгнул в сторону, кубарем покатился по земле и быстро поднялся, но второй удар тут же сбил его с ног. Земля под ним вздыбилась, будто он ехал на спине чудовища. Он вцепился в нее, не в силах встать и побежать, да и где бы он мог скрыться?

«Земля, песок и камень, прошу вас о спокойствии. Скажите мне, чего вы опасаетесь, что за имя у вашего страха, и я...»

Земля ответила ему, и это был крик, грохот, вопль боли.

Тралл почувствовал, как мир раскололся. Не здесь, не в Громовом Утесе, и даже не в Калимдоре - на востоке, посреди океана, в центре Водоворота... Значит, вот чего столь страшились стихии… Раскол, катаклизм, разламывающий землю Азерота так, когда-то была разломана земля Дренора. Через связь со стихиями Тралла переполнил их ужас, и он, запрокинув голову, пронзительно закричал, кричал долго, пока не упал в беспамятстве.

***

Он очнулся от нежного прикосновения пальцев. Он открыл глаза и увидел Аггру, встревоженно склонившуюся над ним. Он слабо улыбнулся ей, и она расслабилась.

- А ты крепче, чем выглядишь, Раб, - язвительно заметила она, но в ее голосе слышалось облегчение. - Я-то уже подумала, что ты решил присоединиться к предкам.

Он огляделся и понял, что находится в одной из палаток в Громовом Утесе, возможно, на Вершине Духов. Рядом стоял Бейн.

- Мы нашли тебя на земле, неподалеку от похоронных земель, друг мой. Мы перенесли тебя сюда, - сказал Бэйн. Он слегка улыбнулся. - Ты всегда нравился моему отцу, Тралл, сын Дуротана. Но не думаю, что он столь скоро захотел бы встретиться с тобой после смерти.

Тралл с трудом сел.

- Об этом-то нас и предупреждал Гордауг, - молвил он. - Мы опоздали.

- Знаю, - с грустью ответила Аггра. - Но я также точно знаю, где была нанесена рана.

- В Водовороте, - кивнул Тралл. – Я тоже почувствовал это, прежде чем... - он поморщился от боли в теле.

Она коснулась его плеча, проведя рукой по мягкой одежде.

- Ты не в своей броне, - тихо произнесла она.

- Я сбросил свою кожу, - мягко улыбнулся ей Тралл. Он обратился к Бейну. - Если можно... я прошу тебя отправить кого-нибудь за броней. Хотя я больше не ношу броню вождя, ее нужно отправить в Оргриммар. Это важная часть нашего наследия.

- Ну разумеется, Тралл. Я позабочусь об этом.

Аггра присела, глядя на него и Бейна.

- Итак, чем займемся теперь?

Тралл ухватился за руку молодого Кровавого Копыта.

- Бейн... Ты же понимаешь, я вернулся с надеждой помочь и Орде, и стихиям. И я верю, что все еще могу добиться этого. Вот только... не как вождь.

Бейн грустно улыбнулся.

- Я не питаю любви к Гаррошу Адскому Крику, хотя и верю, что он не причастен к отравлению моего отца. Не скрою, я предпочел бы снова видеть во главе Орды тебя. Но после всего, что произошло, я понимаю, почему ты должен уйти. Вести идут отовсюду - берега, омываемые Южными Морями, страдают от наводнений и штормов. Терамор, Штормград, Западный край, Кабестан, порт Хитрой Шестеренки. В Подгороде произошло сильное землетрясение. Из-за непреходящих ударов молний огонь бушует в Ясеневом лесу.

Тралл прикрыл глаза.

- Твое понимание многое упрощает, Бейн. Я люблю Орду. Мы создали ее рука об руку с твоим отцом. Но теперь меня зовут куда более серьезные обязанности, и я должен заняться ими. Немедля. Я пошлю новость в Оргриммар и отправлюсь в плавание, чтобы исследовать эту... рану в нашем мире. Дальше Орде придется обходиться без меня.

***

Дрек’Тар плакал, слезы катились из его незрячих глаз. Палкар был не настолько глуп, чтобы теперь сомневаться в нем. Сидя здесь, в покое, он ничего не ощущал физически, но чувствовал боль мира. После того, как Дрек’Тар, всхлипывая, глубоко вздохнул и посмотрел прямо в лицо своему молодому опекуну, Палкар ждал, о чем поведает провидец. Кровь молодого орка стыла в жилах от каждого услышанного слова.

- Кто-то ломится в дверь! Заприте ее! Не пускайте его, не пускайте!

Дрек’Тар оказался прав ранее. Он был прав во всем. И Палкар не сомневался, что Дрек’Тар прав и теперь.

Оставался один единственный вопрос - кем же был этот загадочный гость?

Эпилог


Тралл глубоко вдохнул морской ветер, трепавший его волосы и бороду. В вышине, в розовом рассветном небе, носились крикливые чайки. Небольшой городок Кабестан был тих в этот ранний час, но кое-кто поднялся с постели и пришел сюда, чтобы проводить его. Тралл закрыл глаза и выдохнул, слегка улыбнувшись.

- Мне нравится, когда ты улыбаешься, - сказала Аггра, стоявшая возле него.

Он открыл свои синие глаза и внимательно поглядел на нее, и его улыбка стала шире.

- Тебе придется привыкать к этому, ибо я с тобой, и потому буду улыбаться гораздо чаще.

Его слова были искренни. И сердце Тралла, и его помыслы были чисты, он был полностью уверен в своем решении, но у него оставалось много сомнений, и он знал - в будущем их ждут большие испытания. Он взял ее за руку и сжал ладонь.

Они прибыли в Кабестан прямиком из Громового Утеса, заранее отправив вести в Оргриммар и в этот портовый городок, пока завершали приготовления к путешествию. С быстротой молнии одно из лучших судов флота Орды было приготовлено к плаванию прямиком к Водовороту. Когда Тралл и Аггра на своих волках спустились к докам, их встретил Газлоу. Он выглядел слегка помятым, и Тралл подозревал, что гоблин вообще не ложился сегодня спать, но улыбка начальника порта была все такой же бодрой, широкой и полной острых зубов.

- Ваш гонец попросил живо снабдить судно, и вуаля! - отрапортовал Газлоу. - Пресная вода, несколько бочек пива и грога, много провианта - все готово для вашей поездки, Вождь! – только теперь он заметил Аггру и тут же низко поклонился ей. – При-и-вет, милая особа, вы, должно быть, та самая прекрасная молодая шаманка, о которой я уже так много слышал!

- Да, я - шаман, и мое имя - Аггра, - сказала она, прищурив глаза. - А как же звать тебя?

- Газлоу. Я и твой парень знаем друг друга давным-давно, - гоблин весь сиял. То ли он не заметил, что Аггра была раздражена, то ли это не могло смутить его. - Поглядите-ка, что вы сделали с ним. Простая коричневая накидка - элегантно и стильно. Теперь на этого большого парня просто любо-дорого смотреть. Теперь я буду всегда рад не только вождю, но и вам, леди.

- Я больше не вождь, - сказал Тралл, - по крайней мере, не в ближайшее время. Гаррош останется вождем, пока я буду отсутствовать.

- Все же плохо вышло с Кэрном, - пробурчал Газлоу себе под нос.

Тралл опустил глаза.

- Действительно, - молвил он. - Это трагедия, которая поразила всех нас. Но в деянии Гарроша не было подлости. Вот и все, что я скажу насчет этого. Так ты сказал, что судно готово?

- Готово и ждет вас, - сказал Газлоу. Подойдя поближе, Аггра прочла название их корабля.

- «Ярость Драки», - сказала она и усмехнулась. - Хороший выбор для нашего путешествия.

- И вполне подходит моменту, - сказал Тралл. - Мне хотелось почтить сильных орочьих женщин, которые благословили мою жизнь.

Аггра покраснела и произнесла взволнованно:

- Это будет долгий путь.

- Но он единственно верный, - сказал Тралл. У него не было больше времени на размышления. Его позвали, и он отправился в дорогу. Не как вождь, а как он сам.

Как Тралл.

Сын Дуротана и Драки.

Шаман.

<< предыдущая страница