uzluga.ru
добавить свой файл
«Дорога со смертью»

Не всегда важно, какое чудо с тобой приключится, важно то, какую лепту в твою жизнь оно принесет.


Дорога… опять она, зовет постоянно, в неизвестную даль маня. Минуты утекают безвозвратно, а ты несёшься за ними. В поезде время протекает совершенно по-другому. Ты никуда не торопишься. Как будто понимая, что на многие факты ты уже просто не имеешь влияния. Просто потому, что поезд просто так не остановить, а сойти можно только на следующей станции, которая, слава богу, еще далеко. Жена, дети, друзья и коллеги давно привыкли, что я уезжаю каждый год перед новым годом навестить мать, и что ничего не изменит моих планов. Ехать не так далеко – от Екатеринбурга до Перми, всего лишь ночь, всего на три дня. Поэтому эти три дня меня никто не беспокоит. Кстати, меня зовут Макс.

Обычно, пред новым годом, на билеты просто аврал и мест день ото дня не сыщешь. Но в этот раз мне несказанно повезло – мне попалось купе, причем до Перми абсолютно свободное. Поезд выбрал ночной, как то в них время быстрее проходит. Да и природа наша, вызывает больший восторг: снег ярко мерцает в свете фонарей, елки как в сказке в белые шубы одеты, а луна сквозь их ветки еле прорывается к тебе в окно и дарит свой приятный, тусклый свет. Красота, которую видеть надо, завораживает. А пейзажи все время меняются, то темный лес с елками-невестами, то чистое поле, то реки с мостами.

В путь я отправился в двенадцать ночи. Странное ощущение преследовало меня. Будто бы что-то не так в этом поезде. Хоть купе попалось очень теплое, меня знобило всю дорогу. Ощущение не передаваемое. Да и жена меня не хотела долго отпускать. Просилась со мной ехать или совсем не уезжать. Ну вот куда она поедет? У нас же дети. Да и к матери я не ехать не могу. Она одна единственная, старенькая уже. Ждет меня.

Я закинул чемодан на верх, начал располагаться. Молодая проводница принесла белье и мило улыбнулась. Спросила, не желаю ли я чая. Я вежливо отказался. Открыл «Алхимика» Пауэло Коэльо. Я зачитался и потерял контроль над временем. Не знаю, который был час, но уже понял, что мы останавливаемся в Первоуральске. Станция не долгая, всего пятнадцать минут, Выходить никуда не хотелось, был жуткий мороз. Однако на станции мы простояли дольше обычного. Я решил узнать, что случилось. Я открыл дверь, по купе ходили другие зеваки, обеспокоенные задержкой. Мимо меня пробежала проводница.

- Анна, что происходит, почему мы еще не отходим, почему поезд задерживается на станции?

- У нас не приятный случай. Мужчина в соседнем вагоне по неизвестным причинам потерял сознание. Медиков уже вызвали. Отправляем его в больницу в Первоуральск. Через пять минут поезд отправляется.

- А родственники в курсе такой неприятности?

- Сейчас информация уточняется, родственником все сообщат.

Я сел у окна и увидел, через замершее окно, как медики на носилках выносили мужчину, на вид лет около сорока. «Не приятный новый год, должно быть, будет у семьи этого человека, попасть в больницу с поезда – очень страшная новость.

Поезд тронулся. Я продолжил читать свою книгу, и хотя свет уже выключили, у меня был свой настольный фонарик, поэтому мое купе заливалось приятным светом, меняющего цвета от красного к фиолетовому. Это придавало мне несказанное ощущение праздника, однако неприятный холод все равно пронизывал время от времени мое тело.

Вдруг в купе постучали, я подумал, что это проводница нашего поезда, пришедшая предупредить о моей станции. Хотя совершенно забыл, что должна быть еще одна. Никого другого я не ждал.

- Войдите Анечка.

Дверь мягко распахнулась. Такого ужаса я не испытывал никогда (только сейчас понимаю, почему в этот день меня пронизывал холод). В дверях, почти полностью закрыв проход, стояла сама смерть, в своем черном одеянии, с капюшеном, со всеми своими атрибутами. И почему она так одевается? Мысли стали беспорядочно путаться в моей голове. Сердце то останавливалось, то начинало сильно биться, кровь застыла в жилах и начала приливать к голове. Сразу вспомнились слова жены «…не хочу тебя отпускать», вспомнил лица своих двух девочек, Сашеньки и Аленки. Подумал «как они будут без меня». И еще много разных всяких. Причем на столько быстро, что половину я уже не помню.

- Я конечно не Анечка, но спасибо. Буду рад зайти на огонек – сказала она.

- Поэ…за..в смысле? – еле вымолвил я.

- Да успокойся, я знаю, о чем ты сейчас думаешь: «Как так, я же слишком молод… как там мои девочки, а жена, а мама». А ну да, еще миллион мыслей всякие там бла-бла-бла» - сказала она, проходя и садясь напротив моей койки.

- Ну… как…так ты же за мной пришла…наверное…Эй, а как ты узнала о чем я думаю сейчас?

- Да все вы люди почти одинаковы. Сначала жизнь транжирите, а потом говорите «Да как так, я же не могу умереть, я же еще так мало пожил», а сами порой смерти желаете. Не беспокойся, ты мне не нужен. Я к тебе просто на огонек зашел. Отдохнуть, по душам поговорить. Чай крепкий попить. Хорошо у тебя тут – тепло, – голос ее был плавный и спокойный. А говорила она, как заклинатель. Монотонно, плавно. Будто с тобой говорит сама вечность.

- По-моему, на оборот холодно. Меня всего морозит. Да и как так на огонек? Раве вам, по ту сторонним, можно к нам на глаза показываться – страх потихоньку начал отступать и слова сами вылетали из моих уст.

- А кто запретил? Мы сами решаем, кому показываться, а кому – нет. Только реагируют все по-разному. Поэтому мы редко показываемся. А тепло, потому что ты живой. Многие тут просто тени самих себя.

- А кто это мы?

- Мы – это смерть, счастье, любовь, дух рождества. Нас о-очень и о-о-очень много.

- И смертей еще много?

- Конечно. Много людей, много животных. Один тут никак не справится. Смерть, любовь - это как у вас профессии. Их правда заслужить надо. Просто так никто тебе ничего не даст. И служба гораздо дольше.

- То есть вас еще и поощряют, что вы людей убиваете? – начал восклицать я.

- Да ладно не преувеличивай и не кричи. Людей разбудишь. Будь спокойнее. Я пришел к тебе, как собеседник, не как смерть.

- Я постараюсь. Не так просто удержать эмоции.

- Просто иногда хочется просто поговорить. Просто поговорить. Да и ехать мне до Кунгура. А мотаться по вагоном мне совершенно не хочется. Люди чувствовать начнут. Паниковать. Мне этого не надо. А по поводу твоего вопроса так скажу - это наша работа, мы не решаем, кого убивать, кому умирать, а кому жить оставаться. Это более сложная должность. Мы лишь переправляем души туда, куда им положено.

«Вот почему холод меня пронзал постоянно» - подумал я.

- Да именно поэтому.

- Что поэтому?

- Поэтому тебя морозило, потому что ты ощущал мое присутствие.

- Эй, хватит мои мысли читать.

- Ну уж прости, они у тебя высвечиваются как табло. Прямо над головой. Трудно не заметить – усмехнувшись, сказала она.

- Так ты меня преследовала всю дорогу что ли?

- Просто рядом шел. Пути у нас с тобой совпали.

- А ты он или она, как к тебе лучше обращаться?

- Мне без разницы. Смерть – не имеет пола. Я просто - смерть. Не хороший, не плохая, я просто есть, я просто делаю свою работу.

- То есть получается, вы как Харон – переправляете души на другой свет.

- Ну не совсем так. Харон – это алчный, ленивый мужик, которому нравилось ездить на лодке. Он просто катал людей от места до места. Но, по сути, функциональность примерно та же. Только мы людей сразу отправляем вниз или наверх. В редком случае в чистилище – показала она своими тонкими худыми пальцами, еле высвечивающихся из-по черного полупрозрачного балахона.

- А можно я тебя попрошу все твои атрибуты убрать подальше. На пример под сидение. Или в край купе. А то мне немного не по себе. Если уж ты пришел как собеседник, давай без атрибутов – сказал я, немного подрагивая.

- А ты молодец. Ну, будь по-твоему. Только обещай мне напомнить о том, чтобы я забрал ее – она бесшумно приподнялась и убрала косу свою в край купе.

Поезд начал поворачивать. Колеса заскрипели. Пейзаж тихонечко менялся, придавая этой ночи какой-то волшебный смысл.

- Ты знаешь, я не люблю поезда - с досадой сказала она.

- Почему, это как передышка небольшая.

- Да слишком много времени уходит, чтобы добраться от одного места к другому. А передвигаться нужно как-то. Да и замкнутого пространства слишком много. Сказал же, что люди чувствуют. Чем меньше тебя ощущают – тем более профессионально твоя работа сделана.

- А ты к тому мужчине приходила?

- Да все правильно. Я уже проводил его душу. Сейчас меня работа еще ждет. Но уже не в этом поезде.

- А я же видел, что он дышал.

- У него тело только осталось. Он без души не выживет. Нужно, чтобы жена его с ним попрощалась.

- Как так без души?

- Ну, вы, по-моему, это комой называете. Только она есть как форма путешествия души – чтобы человек осознал свое присутствие и смысл существования на земле. А есть форма тяжелой комы, когда мы полностью забираем душу из тела.

- А жена, а дети. Что с ними будет?

- Жена его совершенно ценить перестала, а дети выросли уже. Они поймут. Да и сам он уже жить не хотел. Знал, что жена ему изменяет.

- То есть это как наказание жене?

- И да, и нет. Она лишь так поймет, что для нее он значил. Только так она начнет о благе не только своем думать, а еще и окружающих. Она лишь тогда многое сделать сможет. У нее гениальный ум. Для нее это лишь толчок к развитию. Ну еще я его страдания облегчил. Он устал.

- Откуда ты это знаешь? Вы как будто за нами следите, у вас досье на нас есть?– с удивлением спросил я?

- Да следим. А как по-другому. Вы как дети маленькие - с усмешкой сказала она – стоит только отвернуться вы начинаете творить не бог весть что. Только следим не мы. У нас за это свои силы отвечают.

- А за чем вам это?

- Мы так баланс поддерживаем. Каждый человек существует с определенной целью. Люди связаны между собой как мазайка. Один без другого не собирается. Главное пазлы подходящие найти. Только и те иногда проподают сами собой. Теряются.

- В каком смысле теряются?

- Мы иногда тоже промахиваемся в своей работе. Бывает не того заберем, или просит человек очень. Приходится на уступки идти. А есть и такие кого способностями наделяют, а они их не ценят.

- Как можно забрать не того человека?

- Вас великое множество. И иногда мы вас просто путаем.

- Как, ведь мы все разные?

- Это только тебе так кажется. Представляешь сколько нужно фантазии, чтобы придумать лицо, комплекции, более семи милиардам? Конечно, есть люди, которые повторяются. Некоторые по лицу, некоторые по комплекции, и очень многие по личным качествам.

- А за чем вы так сделали?

- За тем чтобы, картинка мазайки не портилась. Чтобы люди взаимозаменяемые были.

- Чаю тебе принести?

- Я бы не отказался.

Я взял две чашки, отодвинул дверь, оставив смерть в купе одну. Вышел в купе. Поезд все потихоньку поскрипывал и постукивал, напевая свою песенку. Я дошел до самовара, налив кипятка в обе чашки. Немного обжег палец горячей водой, когда наливал воду. И аккуратно пошел обратно, чтобы ничего не разлить. У проводницы дверь была приоткрыта. Анюта дремала над отчетом. Видимо день выдался тяжелым. Подумал, что неплохо было бы ее разбудить через часа два.

Я зашел.

- Аааа, опять обжегся? – с усмешкой сказала она.

- А тебе все смешно, между прочим, для тебя старался, - с какой-то обидкой произнес я.

- Да ладно Макс, я же шучу.

Я поставил кружки на стол. Смерть потянулась за чашкой, и из–за поворота поезда ее тряхнуло и капюшон немного спал. Я заглянул в него. Я никогда такого не видел. Только на картинках. И увиденное меня поразило. Это не была голова скелета, как ее обычно изображают. Это была вселенная. Она не имела лица! Это было лицо вселенной! Бесконечность. Как такое может быть? Я немного ошалел.

- А увидел лицо мое? Ну да, вот так на самом деле я выгляжу. Лица, как и пола, тоже нет. Лицо, как и образ я могу принять любой. Это уже привилегии смерти. У нас такая форма, какую мы сами захотим принять. А вот некоторую форму мы принимать просто вынуждены.

- В смысле, твоя привилегия?

- Я же сказал, что у нас есть свои профессии, так вот они тоже располагаются на разных ступенях. Честно, не припомню всех, потому что их великое множество, так вот смерть – это один из высших постов. Деления по категориям тоже делятся. Моя сфера – «Управление жизнью».

Смерть положила в стакан пакетик чая, и немножко чего вылилось за пределы кружки, оставив на столе коричневую каемку.

- Сложно было достичь таких высот?

- Ну, это еще не высота. Да я и дальше не хочу идти. Люблю свою, как вы говорите, работу?. Но трудиться пришлось долго и усердно.

- Наверное легко, так просто приходить по приказу и жизни забирать?

- О-О-О-Ой как ты не прав, - сказала она с огромным возмущением, - все было бы так просто, если не было бы некоторых особенностей. Легко приходить к тем людям, которые прожили свое, и прекрасно понимают, что их век окончен. А ведь есть и души, которые упираются, есть те которые сбегают, а есть и те, которые переселяются – самые сложные наши клиенты. Они как правило у тех, кто уже многое прожил, но пока еще не собирается никуда уходить. Сложно приходить к тем, кто излучает свет.

- То есть, «излучает»?

- Ты встречал таких людей, у которых, даже если все плохо, все хорошо? Они всегда могут найти выход. И другим приносят радость и счастье. Таких очень не много в вашем мире. Но как правило их всегда видно. Они светятся.

- А почему забирать сложно?

- Потому, что не понимаешь, за что его забирают. Почему пришел такой указ. Когда к ним приходишь, они все понимают сами. Никогда не было такого, чтобы души их убегали. Вот только смерть у них самая тяжелая. Обычно это несчастный случай, пуля, или что-то еще такое.

- А почему не великое почтение, не смерть в своей кровати?

- Потому, что они всегда нужны. Значит, они уже передали свет нужным людям. Их отправляют либо на службу в наши отделы, либо другие миры исправлять. А несчастный случай – это самый быстрый и эффективный случай. Он заставляет людей жизнь ценить.

- А как такие люди получаются?

- Это лучшие из лучших комбинации человеческих качеств, не только хороших, но и плохих. Некое равенство. Они всегда знают, что в них есть. Они дарят людям новый взгляд.

- Например.

- Знаешь, у меня был такой один. Они редко попадаются. Этот человек работал гидом. По-моему на рафтинге. Он всем своим подопечным в раз мозг на место ставил. Они будто менялись сразу. Сразу жизнь ценить начинали. Конечно, рискованные у него методы были, зато эффективные и безопасные. Добро слишком перевешивать начало. Он очень много света подарил. Пришлось его забрать.

- А как он «ушел»?

- Несчастный случай. В сентябре он с трамплина прыгал, в воде провода были, или что то такое. Разряд тока. Я его забрал. Сложно было. Пришлось. Его очень любили все те, кто знал.

- А что самое сложное в твое работе?

- Знаешь, это наверное детей забирать?

- А их то за что?

- Не время их еще. Их души еще пригодятся. Но не сейчас. Потом. У нас для таких даже банк душ существует.

- Как так не время?

- Души ваши формируются рендомно, то есть случайно. Только вот некоторые создаются не для своего времени. Они будут угрозой для мира, для баланса. Приходится забирать. Только очень сложно это сделать. Они еще такие милые, маленькие. В глаза посмотришь - чистые, добрые. Только ты уже знаешь, что он – это большая ошибка для этого времени.

- Как например Гитлер?

- Неее… тут ты сильно ошибаешься – хлебнув чаю, смерть продолжила – Он как раз таки был создан специально в противовес Сталину, Черчилю, и всем остальным мировым лидерам.

- Ничего себе, какие познания.

- Я просто при всем присутствовал. У нас жизнь дольше вашей, во много миллионов раз.

- А что ты тогда про меня можешь сказать?

- Скажу лишь, что не мне за тобой приходить. А жить тебе очень долго.

- А откуда ты знаешь?

- У тебя все на руке написано.

За нашим разговором, я не заметил, как стрелки часов показывали 5 часов. Светать в это время еще не начало. Но остановка на Кунгуре должна была состояться.

- Спасибо тебе за чай и за время проведенное. Мне выходить сейчас. Иди проводницу буди, а то она же все проспит. Затем смерть встала, отряхнулась убрала кружку, И взяла свою косу.

- Ты придешь со мной еще пообщаться?

- Знаешь, вы совсем не умеете время свое ценить. Думаю, что это наша последняя встреча. Вот совет тебе – цени то, что ты имеешь, каждую секундочку с детьми, каждую секундочку с женой и матерью. Это те люди, которых вы люди цените в полную силу лишь тогда, когда их не станет. Любите и цените их сейчас. Это ваше золото, которое вы должны ценить. Прощай. - Она тихонько отворила дверь и бесшумно вышла за порог купе. Захлопнув тихонько двери.

«Вот тебе на. К кому в ночь на рождество дух приходит, а кого смерть жалует» -подумал я, опустив голову на руки, посмотрев в окно начал наблюдать за пробегающими березками за окном поезда, за летящими проводами, прослушиваться к стуку колес…

Очнулся я, когда в 6м часу ко мне зашла Анечка, сказав, что уже подъезжаем к Перми.

«Ничего мне сон приснился, или же это реално?» - подумал я. Уже собравшись и выходя из купе, я заметил, маленькое пятнышко на столе от чашки чая со стороны, где сидела смерть. «Спасибо тебе за такой разговор - прошептал я, - ты мое рождественское чудо».


Ситуация частично выдуманна, частично произошедшая. Персонаж выдуманный. История реальная