uzluga.ru
добавить свой файл
1
Мур про Кешку и других…


Историю жизни, а точнее некоторые фрагменты из жизни Иннокентия, нельзя представить без его окружения. Можно было бы сразу заняться жизнеописанием этого своеобразного индивида из рода кошачьих. Со дня рождения, например…, но, к сожалению, я не был свидетелем этого исторического события. Поэтому начну с сегодняшнего дня, и потихоньку буду возвращаться в прошлое…

Меня как всегда встречал Жулька (для близких, для всех остальных двуногих – Джульбарс). Этакая помесь чего-то с чем-то, но с явным проявлением генов крупной овчарки. Злющий, до безобразия. Хотя я и помнил его щенком, Жулька никак не собирался проявлять родственные чувства к моей особе. А, помня отметины на ляжке от клыков его дальнего родственника, я не собирался уповать на детские воспоминания почти семидесятикилограммового кобеля. В лучшем случае джинсы превратились бы…, превратились бы…, превратились бы в лохматые шорты.

Итак, первая линия обороны успешно преодолена – Жулька в будке, я – во дворе, вне пределов досягаемости старого знакомого. А эт-то кто? Что это еще за мелочь пузатая под ногами путается? Нечто маленькое и вредно-противное. Да, маленькая собачка навеки щенок. А еще и норовит тяпнуть за ногу, исподтишка. А уж как лает… Б-р-р-р. Лает он громко и гнусно, всем своим неказистым видом показывая, что он здесь самый главный Сторож. Что поделаешь – кусок хлеба надо отрабатывать. Правда только лает и делает вид, что грозен. Но если что, прячется за ведро или под ящик. Короче, Моська. Хотя и зовут его Тишка, Тихоня… (нет, это точно издевательство назвать Тихоней чудо, которое ни минуты не молчит в присутствии посторонних и провоцирует на ответный лай собратьев).

Ну, а теперь самый Главный (в прямом смысле) Сторож – Шарик. Этому палец в рот не клади – откусит в момент. На первый взгляд тихий, спокойный, даже флегматичный субъект. Но только на первый взгляд. А через секунду молнией летит в твою сторону и клацает зубами. Не достав вожделенную жертву, недовольно ворчит… Имеет удивительное свойство, как Гуддини, освобождаться от оков, т.е. ошейника. Ну, зачем, понимаешь ли, беспокоить хозяев, если поздно вечером тянет к окрестным представительницам слабого пола. Тем более весна на дворе… Шарик – известнейший в округе ловелас. Регулярно возвращается с гулек то с оборванным ухом, то в изрядно попорченной шкуре. А этой весной вернулся цел и невредим, но на пару с Тишкой. А так как он взял Тихоню под свою опеку, хозяевам деваться было некуда. Тем более Жулька уже пенсионер. Вообще Шарик обижен на хозяев – какую красоту, гады, сгубили. Чем теперь красоваться перед очередными избранницами. Чем, скажите?!! Был же парень хоть куда, почти терьер. Подумаешь, размерами не удался, да пачпорта нет. Ну и что? А теперь… Жуткая пародия на пуделя. На пуделя, никчемную собачонку!!! И сдались вам эти клещи! Вы когда-нибудь видели терьера, подстриженного под пуделя. Вот так-то…

Ладно, с некоторыми обитателями двора мы уже познакомились. Это с теми, кого не пускают в дом. Теперь о главных действующих лицах.

Увы, на этот раз меня не встречала Маркиза… В этом году ее не стало. Четырнадцать лет для кошачьих - преклонный возраст. Поверите, она была настоящей маркизой. Обликом, повадками, всем… И, ко всему прочему, она во дворе была Главной. Ей ничего не стоило бесцеремонно подойти к Жульке и снять первую пробу с его завтрака. Или же съездить лапой по носу Шарику, просто так, для профилактики. А уж как доставалось законному отпрыску – Иннокентию… А как она гоняла Матвея… Просто сказка, сам свидетель. Взыграли мужские гормоны у молодого котяры, и нет, чтобы ринуться к соседним кошкам. Решил, бедолага, дома попрактиковаться… Итог печален – разодранный нос и шкура в ошметках.

Поинтересовался, а где остальные? Не волнуйся, ответили, к обеду будут. И впрямь, к обеду заявился Матвей. Здоровенный, черный с белой грудью, котяра. Неторопливо, не обращая ни кого внимания, направился прямиком на кухню. Пару раз мявкнув, стал терпеливо ждать. Мотя пришлый. Года три назад, сестра с подругой возвращались поздно вечером с работы. И из подвала (тогда еще не разрушенного) дома донеслось грустное мявкание. Открыв двери подвала, они узрели грязнущее, худющее, дурно пахнущее создание. Вкусив сладость свободы, котенок последовал за подругами. Свобода это, конечно, хорошо. Но еще лучше быть на свободе с полным брюхом. А оно, зараза, урчит. Ох, как урчит-то от голода! Подруги стали расставаться. Котенок ждал. «Милый иди к Светке. У нее корова. Молочко…» - говорила одна. «Иди к Таньке (моя двоюродная сестра), там у нее уже есть кошки…» - заявляла другая. Мотя думал. Молоко – это хорошо. А вот как быть с мясом? А раз есть кошки, значит, в теории должно быть и мясо. И даже вполне может быть что-то и перепадет. Выбор был сделан. О чем в последствии Матвей не жалел. Конечно, пришлось претерпеть издевательства со стороны двуногих хозяев. Чистюли хреновы! Ну не люблю я воду, не лю-ю-ю-блю!!! Вы бы столько раз на день умывались, как я! А то, понимаешь, придешь с гулянки в перьях и в щепках и сразу на экзекуцию. А что делать? Иначе в дом не пустят… Кешке то хорошо. Его редко купают. Да он и не особо шастает по окрестностям. Слепой уже. Вот раньше…

Главное действующее лицо заявляется ближе к вечеру. Неторопливо подходит к стоящему на улице дивану. Медленно забирается наверх и пристраивается возле моей ноги. Помнит, бродяга! И не скажешь, что он слепой. Только посмотрев на его закрытые бельмами глаза, понимаешь, что кот практически ничего не видит. Иннокентий никогда не идет на кухню, пока его не позовут. Воспитание, чай из благородных. Маманьку все ж таки Маркизой звали. В отличие от Моти Кеша худой и поджарый кот. И хотя он уже на заслуженном отдыхе, Мотя его сторонится. Помнит, как пару лет назад собрался пометить исконно Кешкину территорию… Кеша ему недвусмысленно показал, кто здесь хозяин.

Два кота – молодой и старый, здоровенный и худой. И они отличаются не только внешне. У них и разные повадки. Кешка, тот, еще, будучи зрячим, не пропускал ни одной кошечки. И вечно был ободранным. И мог пропадать по нескольку дней. Матвей гулял реже. Любва любвою, а кушать хочется больше. Поэтому лучше устроить охоту на цыплят (подальше от дома, само собой) или на худой конец на воробьев, чем ухаживать на пустой желудок. А если не повезет с охотой, тогда нужно успеть к обеду или к ужину, если на то пошло.

Охотились коты также по-разному. Кеша вначале выслеживал добычу и терпеливо ждал подходящего момента для броска. Он мог часами лежать у мышиной норки и делать вид, что спит. А потом, разогнувшись, как пружина, сцапать доверчивую серенькую. Мотя не любил ждать. Он действовал прямолинейно, как солдат - не раздумывая. После того, как он перебил несколько банок в летней кухне, ему туда был путь заказан. Вот так они и живут. Иннокентий на заслуженном отдыхе (странно, но перед моим приездом он поймал мышонка, вот что значит опыт). Мотя на охоте или на свидании, чаще на охоте…