uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 12 13
Книга Half-Life

Автор - Сергей Дмитриев (a.k.a. Rapid)

Книга является переработанным и дополненным рассказом Глеба Тимошука

В книге использованы фрагменты сочинения Владимира Будкина.


Half-Life

18 августа 200… года

Зен


Здесь все живо. Под тихий гул, исходящий со всех сторон одновременно, голубоватая вода плещется в маленьком озерке. Живая вода. Живые скалы здесь всегда теплые, они веками хранят гордое молчание, слегка вздымаясь, будто дыша. Живые деревья своими ветвями вяло ощупывают живые камни, покоящиеся под небом всех цветов радуги.

Здесь правит Жизнь. Но здесь есть место и Смерти, которая впервые пришла сюда за последние триста лет. Точнее, не совсем смерть. Полу-жизнь.

И, словно памятник нарушению многовекового порядка, посреди площадки между скал и пещер стоит, мигая светодиодами и издавая периодический писк, рация. Видеокамера, подключенная к ней, пара стульев, десяток смятых банок из-под «Кока Колы» и ящик – все это довершает композицию. Но появление еще одного объекта нарушает Покой.

По камням ползет человек. Его путь отмечается липкой красной полосой, кончающейся на том месте, где должна была быть левая нога человека. Он бледен. Его трясет. Пот крупными каплями капает с его лица и тут же впитывается скалами. Он уже слаб, сказывается большая потеря крови. Но он ползет, ползет к мигающей рации. Весь ужас, весь страх, вся усталость, вся боль, вся ненависть – все это вылилось в его голос в микрофоне, полетевший через галактики в виде радиосигналов:

  • Земля! Вы слышите меня? Не… не возвращайтесь за нами. Мы все погибли… Мы все мертвы, слышите...

Его прерывает мощная серая рука, схватившая его за шею тремя единственными когтистыми пальцами. Человек, дрожа, повернул голову. Огромны желтый глаз с вертикальным зрачком смотрел на него без злобы, почти дружелюбно.

Последнее, что рация передела на Землю, был влажный хруст шейных позвонков…


«Черная Меза», штат Нью-Мексико

14 сентября 200… года


Илай все утро был сам не свой. Ночью он лежал, глядя в потолок, приобняв мирно спящую Азиан. Сон не шел к нему, и Илай считал минуты до того момента, когда надо будет одеться, покинуть общежитие и войти в сектор С исследовательского комплекса «Черная Меза». Он не находил себе места. Все вроде бы было хорошо – исследования природы искусственно выращенного кристалла были успешно завершены, предстоящий эксперимент много раз распланировали и перепроверили, ведущую роль в эксперименте поручили его другу Гордону, которого Илай помнил еще студентом МИТа… Все было хорошо, даже слишком. Слишком идеально. Дурное предчувствие не оставляло Илая и вчера, но сегодня утром оно оправдалось.

Его вызвал по внутренней связи Администратор. Уоллес Брин был предельно вежлив и говорил с Илаем в своей обычной манере – неторопливо, спокойно, словно психиатр, успокаивающий пациента. Но Илая это только еще больше настораживало.

- Ну что, Илай, ты доволен проделанной работой? – спокойно спросил Администратор.

Они долгое время трудились бок о бок еще до «Черной Мезы», и поэтому приватные разговоры у них всегда проходили в неформальном тоне.

- Да, конечно, Уоллес, - осторожно ответил Илай, - Заряд конденсаторов спектрометра уже просчитали, он выглядит оптимальным.

- Ну а остальные условия? Ты же понимаешь, что такой важный эксперимент мы просто не вправе провалить. Все должно быть безупречно, верно? – Брин словно убеждал, нежели спрашивал.

- Все даже слишком безупречно, Уоллес, - выдавил Илай, - Настолько безупречно, что у меня есть даже смутное предчувствие, что…

- Ну, мы же с тобой люди науки, - мягко рассмеялся Администратор, - Суеверие – порок непросвещенных. Давай не будем поддаваться эмоциям, тем более что все уже много раз перепроверено.

- Наверное, ты прав, - вздохнул Илай и тоскливо посмотрел на свою семейную фотографию, где он, Азиан и их маленькая Аликс счастливо улыбались, - Да и кристалл дает стабильные показатели. Конечно, он далек от оригинала, на которые Экспедиции наткнулись в Зене, но все же…

- Да, ты прав, у нас на руках действительно не чистый образец, - вздохнул Брин, и вдруг, после паузы добавил: - А ведь хорошо было бы, если бы у нас был настоящий кристалл, верно? Настоящий чистый образец, бескрайний источник энергии и новых открытий…

- Уоллес, ты же знаешь, что это невозможно, - горько усмехнулся Илай, - Вортигонты охраняют свои кристаллы насмерть. Первая Экпедиция украла один из них, и жестоко поплатилась за это… Бедные парни… Нам надо радоваться, что мы сейчас пока еще удерживаем довольно мирные отношения с населением Зена.

- А знаешь, Илай, - задумчиво проговорил Брин, - Ведь для науки нет ничего невозможного… Если это невозможное свершается именно ради науки. Ты меня понимаешь?

- Брин, к чему ты клонишь? – Илай почувствовал подвох, но едва сдержался от прямого вопроса.

- А думаю, ты меня понимаешь, - мягко сказал Администратор, - Именно поэтому я позвонил тебе. Не Кляйнеру, который вечно все перепутает и забудет. Не Келлеру, который в последнее время стал не в меру критичным. И не Розенбергу… Да стоит ли мне тебе объяснять, ты же и сам понимаешь…

Илай насторожился – Брин перечислил ведущих руководителей сегодняшнего эксперимента. Но насколько небрежно он это сделал…

- Я буду краток, - с удовлетворением сказал Брин после паузы, - Я смог раздобыть чистый образец…

- Что ты несешь?! – понизив голос, прошептал Илай, оглянувшись, - Откуда ты мог…

- Молчи, - мягко, но убедительно приказал Администратор, - Откуда у меня кристалл – это неважно. Важно, что он у нас. Илай, я полностью доверяю тебе. Ты же знаешь, эксперимент будет чище и результативнее, если его проводить над настоящим кристаллом, а не над искусственно выращенным. Поверь, результаты могут быть ошеломляющими, даже за пределами наших с тобой ожиданий…

Илай слушал Администратора, не зная, что делать… Чистый образец достать невозможно. Но Брину это удалось? Как? И он хочет применить этот кристалл, применить сегодня. Если все пройдет удачно, то перед их взорами откроется целое море новых ключей к механизмам телепортации… Это было бы просто великолепно! Но… но Илая не покидало чувство смутной тревоги.

- Думаю, ты поддержишь меня, Илай, - продолжал Брин, - Мы же с тобой старые друзья, и разве я когда-нибудь подводил тебя? В случае чего, всю ответственность я беру на себя.

- Но Брин, мы ведь лишь приблизительно представляем себе эффект наложения луча спектрометра на чистый образец…

- Я все рассчитал, - умиротворяющее ответил Администратор и усмехнулся, - Считай это прямым распоряжением Администрации «Черной Мезы». Образец будет заменен. Это уже решено. Через полчаса к тебе прибудет мой хороший знакомый и передаст кристалл.

- Брин, я не уверен, что это правильное решение, - нетвердо сказал Илай, - Я бы на твоем месте не делал бы этого.

- Илай, поверь, когда эксперимент завершится, ты сам будешь благодарить меня за этот кристалл, - улыбнулся Брин, - Итак, тебе принесут кристалл через полчаса. А ты должен спуститься в хранилище и заменить там образец GG-3883 на тот, что тебе передадут.

- Уоллес, это же незаконно… - тихо проговорил Илай, вытерев пот со лба.

- Успокойся, Илай. Я же говорю – это мое прямое и, если хочешь, официальное распоряжение. Нужные бумаги я пришлю тебе после эксперимента, они уже готовы. Так что все законно. Мы делаем это ради науки, Илай. Ради нашей общей цели. Удачи!

И Администратор повесил трубку. Все полчаса Илай просидел, молча глядя на фотографию…


Объект: Гордон Фриман

Возраст: 27 лет

Образование: Массачусетский Институт Технологий (МИТ), доктор наук, теоретическая физика

Должность: исследователь-ассистент

Назначение: Лаборатория Аномальных Материалов

Доступ: уровень 3

Работодатель: засекречен


Он быстро вышел на свою платформу и застыл, от нетерпения даже отбивая такт ногой. Ну почему же этот поезд не едет? И именно тогда, когда Фриман опаздывал. Гордон мрачно усмехнулся – конечно, так бывает всегда. Закон подлости не прекратил действовать и в бесконечных лабораториях «Черной Мессы». Ему кажется, или он слышит шум поезда? Да, это поезд! Фриман подобрался, но, приглядевшись, снова поник духом – это был просто проезжий поезд, идущий в сектор G. Фриман даже вдруг заметил, как единственный пассажир поезда, одетый в синюю форму охранника, приветливо махнул ему. «Вот Барни везучий! – подумал Гордон, - У него-то рабочий день начинается на час позже…» - и Гордон ответил другу унылым кивком, снова углубившись в свои невеселые мысли.

Но вот и его поезд. Фриман стремительно шагнул в услужливо открывшуюся автоматическую дверь, и поезд наконец тронулся. «Доброе утро и добро пожаловать в транспортную систему корпорации Черная Месса», — звучал приятный женский голос из небольшого динамика, но Гордона Фримана этот голос не только не радовал, но и немного раздражал. Каждое утро слушать лекции про безопасность, про то, как надо вести себя в аварийных ситуациях, про постоянный высокий уровень радиации и прочее, такое быстро надоест любому нормальному человеку. Просьбы Фримана о замене аппарата, рассказывающего всякую ерунду по пути, на какой-нибудь радиоприемник или медиа-матрицу были отвергнуты начальством, а самостоятельная попытка заменить стандартную запись едва не привела к тому, что Гордона чуть не уволили. Спасла его только хорошая репутация специалиста по теоретической физике. После этого Гордон перестал предпринимать попытки заменить утренние лекции чем-либо стоящим, но, тем не менее, продолжал считать, что все это неправильно.

Тем временем поезд перед следующей платформой впереди притормозил, выпустил охранника и скрылся за углом. Гордон слегка удивился – судя по всему, Барни не мог открыть дверь в свой сектор с первого раза… Поезд Фримана поравнялся с платформой, где стоял его друг.

  • Привет еще раз, Гордон! – приветливо крикнул ученому Калхун. – Что такой кислый? Проблемы?

  • Не то слово! – поморщился Фриман и поправил очки, - У меня сегодня эксперимент всей моей жизни – а я опоздал на целый час! Даже чаю не допил – бросился сюда…

  • Ничего, друг, - сочувственно сказал ему Барни, - Я тебе могу предложить кое-что получше чая. Сегодня вечерком, как освободимся, приходи в кафешку в Зоне 7 – угощу тебя самым отменным пивом.

Гордон вяло улыбнулся – Калхун всегда его поддерживал, даже в самой безнадежной ситуации. Именно поэтому Гордон, в отличие от остальных ученых в «Черной Мессе» любил общаться с охранниками – из-за их заразительного оптимизма.

Тем временем поезд Гордона уже повернул в новый сектор. Приятный голос продолжал восхвалить систему безопасности «Черной Мессы», как это делал всегда. Руководство комплекса считало, что такие речи действуют на работников успокаивающе. Однако молодому ученому было не до покоя.. В такой день, день, когда решается судьба всего проекта, да и его собственная судьба тоже, в такой день - опоздать на работу!

Фриман клял на чем свет стоит сломавшийся будильник, который, вместо того, чтобы прозвонить в шесть, зазвонил в семь тридцать две, охранника, долго и придирчиво проверявшего его пропуск, поезд, плетущийся со скоростью черепахи. А началось все с того, что ему всю ночь снились его учения в тренировочном корпусе. Они проходили месяц назад. Набирали команду для работы с какими-то аномальными минералами. Но в последний момент гордона заменили каким-то Доггинзом Скоттом. Гордон тогда очень сильно переживал – ведь работа, которую он вел, она всегда вдохновляла его перспективой исследования новых веществ. И этот сон разбудил его давно утихшие эмоции. Этот сон захлестнул его. Он удерживал его. И Гордон проспал. И еще этот будильник! И это в тот день, когда производился важнейший эксперимент. Прорыв в науке, как ему сказали. На Землю будет доставлен аномальный кристалл, и именно Гордону, как лучшему работнику месяца, поручили выполнять практическую часть эксперимента – разложение части кристалла на составляющие. Как он умудрился проспать в такой день, он и сам не понимал. И вот теперь он метался, как лев в клетке, по пустому поезду. Фриман быстро взял себя в руки и попытался успокоиться – сказывался его пожизненный оптимизм, которым так восторгались его старшие коллеги.

Автоматический поезд, в котором ехал Фриман, не спеша, двигался вдоль монорельсовой железной дороги. Мимо проплывали различные помещения и сооружения огромного лабораторного комплекса корпорации «Черная Месса». Фриман, не привыкший сидеть без дела, встал и начал ходить по поезду, рассматривая окружающий мир. Вот два ученых, бегущих к другому поезду... Эх, не успели, бедняги. Поезд уже ушел, а они остались стоять на платформе, крича и махая руками ему вслед, надеясь, что тот все-таки вернется и заберет их.

Фриман невольно скосил глаза в проезжающий мимо поезд. Ученый обратил внимание на стоящего в нем человека - худощавого, высокого, в синем костюме. «Важная шишка, - подумал Гордон, - Что-то зачастили к нам из администрации». Человек держал в руке небольшой чемоданчик с логотипом комплекса – черной столовой горой на фоне ночного неба. Казалось, его не волновало все вокруг. Он смотрел вперед холодным, властным взглядом. Гордон, не привыкший приседать перед начальством, дерзко поглядел ему в глаза. И отвернулся. Этот взгляд, казалось, расплавил бы и гранит.

Вскоре поезд ехал мимо различных кранов, сварочных и погрузочных аппаратов, потом дорога прошла через большое помещение с баллистической ракетой на специальной подставке, затем начал опускаться и вскоре ехал по горной пещере, а еще через метров сто выехал из пещеры и медленно поехал над ущельем, дно которого было оборудовано под вертолетную площадку. Луч солнечного света, проникший через ущелье, осветил поезд, и Фриман на мгновение почувствовал какое-то облегчение от бесконечной работы в подвалах лабораторий. Но это чувство было быстро прервано, когда поезд опять скрылся в очередной пещере. Опять поплыли различные технические прелести: электрогенераторы, роботы-погрузчики, перетаскивающие тяжелые ящики, резервуары с токсичными и радиоактивными отходами. Все это Гордон видел каждый день, когда ездил на работу, и все это действовало на него угнетающе. Фриман мечтал работать где-нибудь на морском побережье или около гор, чтобы в свободную минуту можно был полюбоваться красивыми пейзажами, подышать свежим воздухом. Но это были мечты, а сам он оставался простым ученым среди груд металла, стекла и пластика.

Наконец, после долгого и даже нудного пути, Гордон увидел платформу, где ему надо было сходить. Поезд начал постепенно снижать скорость и вскоре остановился прямо напротив платформы. Стихло гудение двигателя, а вместо него из динамика раздался знакомый женский голос: «Пожалуйста, отойдите от автоматической двери, дождитесь контролера, который проверит ваши документы». Но Гордон все же подошел к двери и увидел охранника, неторопливо идущего по направлению к поезду. "Ну быстрее, быстрее", — мысленно подгонял его Фриман, но тот продолжал идти к поезду черепашьим шагом. Фриману показалось, что прошла целая вечность, пока, наконец, охранник добрался до двери и сказал:

— Доброе утро, мистер Фриман! Кажется, вы немного опоздали, — после чего начал вводить код для открытия двери.

— Кто сказал, что оно доброе? — с раздражением спросил Фриман.

— Вот тут вы правы, — согласился охранник, — сегодня все утро одни неприятности. То полетела компьютерная сеть, то сломалась панель на главной двери. Хорошо еще, что сегодня я дежурю и смог починить ее, а иначе вы бы так и не попали на работу.

— Эх, лучше бы поезд сломался над вертолетной площадкой. Хоть позагорал бы немного на солнышке.

Охранник, наконец, справился с вводом кода, после чего раздался короткий гудок и дверь открылась. Фриман поспешил выйти из кабины, и вместе с охранником они направились ко входу в лабораторный комплекс. Охранник подошел к панели и начал вводить код. «Чтоб ты сломалась!», — мысленно изрекал проклятья Фриман, но панель все-таки проглотила код, и массивная металлическая дверь начала открываться. Гордон, тихо выругавшись, направился внутрь.

— Желаю удачного дня, мистер Фриман! — крикнул вслед охранник.

— Н-да, надеюсь, что день будет удачным, — пробормотал Фриман себе под нос, глядя на закрывающуюся дверь.



следующая страница >>