uzluga.ru
добавить свой файл
1
Девственница


Катя увидела его в троллейбусе, когда возвращалась с музыкальных занятий. Он был стройный, смуглый, вихрастый его длинные черные волосы, видно, не хотели покоряться ему. И очень симпатичный, с тонким, но чувственным ртом. На вид ему было 16-17. Он бежал в сгущающихся сумерках не по-сентябрьски душного субботнего вечера за тронувшимся троллейбусом и едва успел втиснуться в закрывающиеся двери. После спринтерского рывка он тяжело дышал. В переполненном троллейбусе было мало места, и он встал лицом к ней, практически вплотную, упершись грудью ей в левое плечо. Даже в покачивавшемся при движении троллейбусе она ощутила частые и сильные удары о руку. Это билось сердце юноши, билось совсем рядом через его тонкую сорочку. Его разгоряченная кожа издавала какой-то сладковатый, будоражащий запах свежего пота.
Кате было всего пятнадцать, и она даже ни разу не целовалась. От того, что так близко от нее находится симпатичный юноша, от его запаха у нее закружилась голова и перехватило дыхание, а ниже живота разлилась приятная истома. Она почувствовала, как у нее сильно забилось сердце. Ей стало жарко, и она густо покраснела от мыслей, охвативших ее, от внезапного желания прижаться к этому юноше как можно сильнее, чтобы и он ощутил, как у нее в груди колотится, буквально выпрыгивая, сердце. Дыхание у Кати настолько участилось, что его стало очень трудно сдерживать. Троллейбус качнулся, и парня еще плотнее прижало к ней. Вдруг Катя заметила, что парень разглядывает ее шею и что его взгляд опускается ниже, туда, где за блузкой прячется, скрытая в упругий лифчик, ее девичья грудь. В этот момент троллейбус остановился, и Катя почти с ужасом увидела, что вся ее грудь буквально сотрясается от биения сердца. Это явно заинтересовало парня, потому что его взгляд словно приклеился к этому ме сту. Испуганная, она ринулась к выходу, не обращая внимания на возмущенные окрики теток, по чьим ногам она пронеслась, будто торнадо над городом. Нештатный выход из троллейбуса стоил ей порванных колготок. Домой она пошла окружным путем.
Дома не было никого: мать ушла на ночное дежурство в больнице. Катя, вспотевшая, растревоженная, разделась, выпила холодного соку из холодильника и пошла в ванную. Наполнив ее теплой водой с пеной, она улеглась, пытаясь успокоить смятенные мысли.
Не удалось. После неожиданных транспортных переживаний тело пребывало в какой-то странной истоме, чего-то требовало.
Катя решила чуть подбавить теплой воды. Головка душа, скребущая по дну ванны, от появившегося напора воды развернулась так, что теплый поток оказался направленным прямо между ее ног. От этого внизу живота сразу стало приятно. Катя сжала ногами головку, фиксируя направление струи, под действием которой постепенно разгорался настоящий пожар. В висках начало стучать, сердце заходило ходуном, тяжело отбивая удары. Невыносимо сладкая судорога горячей волной сжала низ живота, заставив Катю сжать ноги еще плотнее. Она застонала от наслаждения, а затем, когда судорога отпустила, расслабилась. Головка душа выскользнула и стала плясать в воде.
Кате очень понравились новые ощущения. Перед сном, уже в постели, она опустила палец вниз и стала осторожно себя ласкать. Вновь стало приятно. Она перевернулась на живот и стала ритмично сжимать бедра. Сладкие ощущения возросли, сердце вновь забилось, заколотилось о подушку. Катя подложила под него руку и ощутила мягкие, но сильные и частые толчки. Невольно она вспомнила парня из троллейбуса, и тут вновь по ее телу разлилась истома, требующая немедленного удовлетворения. Сжимая ноги, помогая себе пальцем и положив руку под бьющееся сердце, она буквально взорвалась сладкими судорогами еще два раза.
Всю неделю Катя мечтала о том, чтобы увидеть этого парня. Он ей снился почти каждую ночь, она словно ходила в полусне, забывая учить уроки, забросив подружку и не отвечая на ее звонки.
Примерно через десять дней сказка могла повториться. Тот самый парень вновь оказался в троллейбусе. Катя, увидев его, чуть не лишилась чувств: у нее в прямом смысле слова подкосились ноги. Троллейбус не был заполнен битком, как в прошлый раз, но свободных мест было мало. Катя подошла поближе к парню, надеясь, что он обратит на нее внимание. Но он, даже если и увидел ее, ничем не показал, что заметил Катино присутствие. Сама же Катя с трудом сдерживала дыхание. Сердце у нее стучало так, что, казалось, это слышали все в троллейбусе.
Этим вечером Катя истязала свое тело почти полночи. Оргазмы следовали один за другим, при каждом ее сердце бешено билось о ребра, заставляя вздрагивать все тело, а ей было все мало. Чего-то не хватало, а чего понять она не могла.
Когда Катя увидела вихрастого в троллейбусе в третий раз, выдержка ей изменила окончательно. Почти не соображая, что делает, она пробралась к нему и встала рядом, плотно прижавшись к нему левой грудью. Она отчетливо ощущала, как ее сердце толкается в спину парня, стояла, вся красная от стыда, но не могла даже сдвинуться: ее словно притянуло к этому парню волшебной, чумной силой. Между ног у нее стало совершенно мокро от возбуждения.
Не сразу, но он почувствовал в качающемся троллейбусе чью-то мягкую грудь и бьющееся сердце, и, удивленный, обернулся посмотреть.
Катя плохо запомнила дальнейшее. Он что-то спрашивал, она отвечала, потом они вышли их троллейбуса, куда-то пошли. Зашли в какое-то кафе. Потом он проводил ее до дому. По дороге, пока они шли, она два раза кончила.
Вечером, придя домой, она твердила единственное, что ей врезалось в память: завтра вечером, в девять, у меня. То есть у него. Даже мать, всегда занятая своими делами, и та обратила внимание, что с дочерью что-то не так. Катя отвечала ей уклончиво, односложно, пытаясь свести вопросы на нет.
Почти до утра она представляла, как обнимает и целует Андрея (так звали парня). За это время желание одолевало ее несколько раз. Она крутилась и ворочалась в постели, не в силах заснуть, и лишь с рассветом забылась.
В школе уже пошли двойки и тройки. Учеба за эти дни куда-то отодвинулась и стала совсем неинтересной. В ее мыслях был только он, Андрей, и она жаждала касаться его, ласкать, слушать и ощущать биение его сердца.
И вот вечер настал. Они сидят одни у него дома, и его рука мягко сползает к ее груди. Катя не протестует. Она понимает, что нельзя, что рано, что не время но ничего не может с собой поделать. Она, как одержимая самка, хочет его, хочет бесстыдно и откровенно. И поэтому не сопротивляется.
В первый момент ей стало больно. Она знала, что так и должно быть. Но потом ощущения горячего, твердого предмета внутри и мягкой теплой кожи с тем самым неповторимым, возбуждающим запахом, ласки нежных и настойчивых рук все это привело ее в настоящий экстаз. Ее организм словно сошел с ума требовал, требовал, неистово требовал ласки еще, еще, еще! Это был какой-то угар, пиршество страсти, бешенство плоти. Катя не подозревала, что она настолько чувственна.
Эти встречи стали регулярными. Катя уже не скрывалась от матери, а та не могла повлиять на нее и в конце концов самоустранилась. Она и раньше не особенно занималась воспитанием дочери, считая, что кормить-обувать - это ее посильный вклад в обеспечение будущего дочери.
Так прошло несколько месяцев. Угар не проходил только мысль о том, что она вновь услышит биение сердца Андрея так звали ее возлюбленного, а он прильнет ухом к ее сердцу, Катя возбуждалась, и ей сразу хотелось дикого, остервенелого секса.
Идиллия была нарушена резко. Перед Новым годом Андрей куда-то пропал и перестал отвечать на звонки, дома его не было, сколько бы раз Катя не приходила. Или ей говорили, что его не было. 31 декабря Катя не выдержала решила подкараулить Андрея возле подъезда. Подъезд был угловым, Катя же спряталась в проеме ближайшего подъезда соседней девятиэтажки.
И она увидела его. Увидела не одного, а с какой-то рыжей девчонкой, совсем мелкой, похоже, тоже школьницей. Он шел в пальто нараспашку, а девчонка практически повисла у него на плече. "Явно вешается на шею", - подумала Катя.
Словно разъяренная тигрица, она ринулась из подъезда наперерез парочке.
- Привет! - с ходу, тяжело дыша, выпалила она. - А это кто? - Катя указала на рыжую.
Андрей явно не ожидал этой встречи и остановился в замешательстве, не ответив. Рыжая ойкнула, глядя испуганными глазами на соперницу.
- Андрюш, кто это? - тоненьким голоском спросила рыжая.
- Тот же вопрос! - Катя метнула короткий гневный взгляд на рыжую и уставилась на Андрея.
Возникшая пауза продолжалась недолго.
- Это... Это моя знакомая! - глухо сказал Андрей куда-то в пространство, машинально отстраняя к себе рыжую.
Рыжая внезапно расплакалась и побежала, рыдая, прочь. Андрей дернулся было за ней, но остановился, махнув рукой.
Катя смотрела на него непонимающими глазами. Как он мог, как он посмел ее предать? За что? За то, что она дарила ему всю себя без остатка, отдала ему душу и тело?
- Сволочь, кобель проклятый, - сдавленно произнесла она. И не выдержала. Ручьем хлынули слезы, потекла тушь. Катя, пряча лицо и с трудом сдерживая рыдания, полезла в сумочку за платком. Пальцы наткнулись на что-то острое.
Андрей стоял молча. Это молчание вывело Катю из себя. Ее вдруг обуяла невероятная ярость. Он посмел изменить ей, начал встречаться с другой! Неважно, развлекается он с рыжей или нет. Он изменил, он виноват и должен быть наказан! Биение его сердца не должен слышать ни один другой человек, кроме нее, Кати! А если это сердце неверное, то оно не имеет права больше биться!
Так пусть же оно остановится навсегда!
Катя сжала в руках острый предмет (это была пилочка для ногтей), выхватила его из сумки и с размаху воткнула Андрею в грудь, метя в сердце.
- Умри, гад! - попыталась крикнуть она. Но голос издал лишь какой-то сиплый звук.
Андрей непонимающим взглядом смотрел на нее.
Пилка нехотя, словно раздумывая, разорвала тонкий свитер, рубашку и вошла в плоть. В последний момент Катины пальцы соскочили с пилки, уткнувшись в грудь парня, и невольно распластались, привычно стараясь ощутить биение сердца под кожей. Но лишь небольшое горячее красное пятно появилось между ее пальцами. Сердце Андрея больше не билось.
Он обхватил Катину руку своими, словно пытаясь оторвать от себя вместе с орудием смерти. Затем глаза его стали стекленеть, закатились, и он медленно осел на свежевыпавший снег.
Год спустя
Ранним зимним утром в отряде 2 колонии строгого режима был обнаружен труп недавно прибывшей в колонию Екатерины М. со следами насильственной смерти. Как установил судмедэксперт, в последние минуты своей жизни Екатерина М. подверглась изнасилованию в особо жестокой извращенной форме и избиению. Непосредственной причиной смерти явилась проникающее ранение сердца, совершенное острым колющим предметом. Обвинение в убийстве было предъявлено трем сокамерницам Екатерины М., осужденным ранее на длительные сроки.