uzluga.ru
добавить свой файл
  1 ... 5 6 7 8 9

Лишь французскому ученому А.Муассану (1852–1907) в 1886 г. удалось совершить то, что другим оказалось не под силу. Однако отметим, что и для него решение этой задачи не прошло бесследно. Когда Муассан докладывал в Парижской академии наук о своем открытии, один глаз ученого был закрыт черной повязкой.
Несчастные случаи, перечисленные выше, случились со знаменитыми химиками. А сколько взрывов и отравлений произошло у менее известных исследователей и начинающих экспериментаторов! Сколько травм, ожогов и увечий было получено!
Много бед принесло ученым и изучение явления радиоактивности. Радиация по самой своей природе опасна для жизни. При больших дозах она вызывает серьезнейшие поражения тканей, приводящие к быстрой гибели организма, а при малых – может привести к раку или к генетическим изменениям.
Одним из первых с воздействием радиоактивного излучения на ткани живого организма столкнулся первооткрыватель явления радиоактивности французский ученый А.А.Беккерель (1852–1908). Проносив некоторое время в кармане жилета пробирку с солью радия, в апреле 1901 г. он получил ожог кожи. Рассказывая об этом супругам Кюри, Беккерель воскликнул: «Я люблю радий, но я на него в обиде!»
Значительно сократила жизнь английского ученого У.Рамзая (1852–1916) его работа с радием, радоном и другими радиоактивными веществами. В 1915 г. ученый заболел раком легких и умер через год после тяжелой операции.


Уильям Рамзай

Сильно сказалась работа с радиоактивными веществами и на здоровье Марии Склодовской-Кюри (1867–1934). Сначала она перенесла тяжелую операцию на почках, затем у нее резко ухудшилось зрение, появились проблемы со слухом. В 1920 г. в письме к сестре она писала: «Мое зрение очень ослабло, и этому, вероятно, мало чем поможешь. Что касается слуха, то меня преследует постоянный шум в ушах, иногда очень сильный». В период с 1923 по 1930 г. Марии было сделано четыре операции на глазах, которые в итоге восстановили ей зрение.
Скончалась Склодовская-Кюри 4 июля 1934 г. от острой злокачественной анемии, вызванной перерождением костного мозга. В медицинском заключении профессор Рего написал: «Мадам Кюри может считаться одной из жертв длительного обращения с радиоактивными веществами, которые открыли ее муж и она сама».


Мария
Склодовская-Кюри

Хоронили Склодовскую-Кюри с особыми предосторожностями. Деревянный гроб поместили в свинцовый, а тот в свою очередь в еще один деревянный. Когда в 1995 г. останки выдающейся ученой переносили в Пантеон, замеры уровня радиации внутреннего гроба показали, что он в 30 раз превышает фоновые показатели.
О писанные выше примеры, хотя и сопровождались весьма серьезными последствиями, все же касались в основном лишь самих исследователей, проводивших опыты. К сожалению, известны случаи, когда во время проведения химических опытов число пострадавших было значительно больше. «Черным днем» в истории химии стало 27 мая 1920 г. В этот день во время демонстрации опытов при высокой температуре в университете города Мюнстера (Германия) произошел сильнейший взрыв, в результате которого десять студентов погибли и свыше двадцати были ранены.
А сколько человек погибло в результате взрывов на химических производствах! Одной из первых таких аварий был взрыв на пороховом заводе в Эссоне в 1788 г., во время которого погибло несколько человек, и французские химики Бертолле и Лавуазье, приехавшие на завод, уцелели лишь потому, что решили осмотреть в это время соседнее помещение. Причиной взрыва была попытка заменить в составе пороха калийную селитру на хлорат калия.
В 1848 г. в Ле Бурже во Франции взлетел на воздух первый завод по производству пироксилина – тринитрата целлюлозы [С6Н7О2(ОNO2)3]n.
3 сентября 1864 г. в полдень ужасающей силы взрыв снес с лица земли фабрику нитроглицерина С3Н5(ОNO2)3, располагавшуюся под Стокгольмом и принадлежавшую изобретателю динамита, шведскому инженеру Альфреду Нобелю. В результате взрыва погиб младший брат Альфреда Оскар, а также самый близкий друг изобретателя – химик Хетцман.
В 1887 г. в Англии, близ Манчестера, произошел сильный взрыв на красильной фабрике, использовавшей в качестве желтой краски соединения пикриновой кислоты.
Однако все перечисленные случаи ни в какое сравнение не идут со взрывами, которые произошли 6 декабря 1917 г. на химическом заводе в Галифаксе (Канада), 21 сентября 1921 г. на заводе по производству удобрений в г. Оппау (Германия) и 2 декабря 1984 г. на заводе, производящем пестициды, в индийском городе Бхопал.
В первом случае взрыв, происшедший в результате саморазложения аммиачной селитры, стоил жизни 3000 человек, во втором погибло 560 человек и более 7500 осталось без крова. Взрыв в Оппау был такой силы, что он не только полностью разрушил все дома в самом городе, но и повредил некоторые здания в 6 км от места взрыва. Более того, взрывной волной выбило стекла в домах, расположенных на расстоянии 70 км от завода.
Взрыв, происшедший на заводе по производству пестицидов в Бхопале, привел к тому, что в окружающую среду попало большое количество метилизоцианата СН3–N=C=O – ядовитого вещества с резким запахом и высокой реакционной способностью. В результате аварии 2352 человека погибло, 90 000 человек получило отравление, около 150 000 человек в панике покинуло город.
Упомянем также трагедию, разыгравшуюся в июле 1976 г. в Италии. Вследствие аварии, случившейся на химическом предприятии в поселке Севезо, под Миланом, в атмосферу попал диоксин



Это один из самых сильнодействующих ядов, действие которого превышает по своей силе синильную кислоту, стрихнин и яд кураре. Сотни людей получили отравление и попали в больницы. Их кожа покрылась экземой, язвами и ожогами, их мучили рвота, желудочные колики и расстройства. Вся растительность в окрестностях Севезо, включая посевы, оказалась сожженной, как при пожаре, а сама земля стала опасной для людей и скота на целые десятилетия.
В подавляющем большинстве перечисленных выше несчастных случаев, происшедших в лабораториях или на химических производствах, трагедии являлись неожиданностью для исследователя или технолога. Однако зачастую, не имея под рукой других организмов, кроме собственного, и горя желанием побыстрее изучить свойства нового вещества, ученый ставил эксперимент на себе, жертвуя ради постижения истины здоровьем, а иногда и самой жизнью. Оправдывая свои действия, такие химики заявляли, что наука требует жертв, и продолжали опасные эксперименты до тех пор, пока могли работать в лаборатории.
Вспомним снова К.Шееле, Т.Ловица, К.Клауса, определявших на вкус химические вещества. Вспомним Г.Дэви, Д.Вудхауза, У.Круйкшанка, изучавших действие газов на собственном организме. Вспомним сотни других известных и безвестных химиков, занимавшихся подобными исследованиями. Вот еще некоторые примеры из этой области.
Однажды французского естествоиспытателя ХVIII в. Жана Франсуа Пилатра де Розье заинтересовал вопрос: что будет, если вдохнуть водород? Не ощутив первоначально никакого эффекта, ученый решил убедиться, проник ли водород в легкие. Для этого он еще раз вдохнул газ, а затем выдохнул его на огонь свечи. Раздался оглушительный взрыв. «Я думал, что у меня вылетят все зубы вместе с корнями», – писал впоследствии ученый про опыт, который едва не стоил ему жизни.
Стремясь доказать безопасность активированного угля для организма, Ловиц провел следующий эксперимент. Он сжег 100 г опия, являющегося сильным наркотиком, а затем в течение дня съел весь образовавшийся уголь. Сомневающимся Ловиц предлагал проделать подобный опыт с любым другим растительным ядом.
В отличие от Беккереля, случайно получившего ожог в результате воздействия на кожу радия, П.Кюри (1859–1906) добровольно подверг свою руку действию этого вещества. После облучения в течение 10 ч его кожа сначала покраснела, а затем образовалась рана, на лечение которой ушло более четырех месяцев, а белый шрам сохранялся несколько лет.




<< предыдущая страница   следующая страница >>