uzluga.ru
добавить свой файл
Горелик Алина Владимировна

Обычное московское фондю!

Алексей.

Мужчина средних лет, стройный, живой. Внешность приятная с одной стороны, с другой – достаточно заурядная, делающая его незаметным в толпе (внешность важный критерий, она подчеркивает распространенность описываемого типажа в современной Москве и в то же время должна быть достаточно привлекательная, чтобы обеспечить успех у женщин).

Парадокс характера в том, что с одной стороны его реакции и мировоззрение типично эгоистичны, с другой – это человек в чем-то незаурядный, его дарования нераскрыты, жизнь проходит впустую. Он и тяготится одиночеством и не может быть с кем-то – в этом проявляется двойственность его положения.

Андрей.

Высокий, грубоватый, прямолинейный в меру. Русское лицо, слегка курносый, мясистые губы. Простые повадки – смеется, когда ему смешно, грустит, когда грустно.

Катя. Влюблена в Алексея.

Тоненькая, маленькая, хрупкая, с мечтательно распахнутыми глазами, длинными ресницами, скромная прическа, простая одежда. Но в тоже время, достаточно адекватно выглядящая, чтобы не быть смешной в клубе. Внешность неприметная, характер чувствительный, но стойкий. Говорит голоском маленькой девочки.

Вика. Приятельница Алексея.

Клубная девица с великолепной фигурой, в меру модно, по-московски неброско одетая. Длинные прямые волосы, ухоженная до кончиков ногтей, тщательно накрашенная. Реалистка, умеющая за себя постоять, трезво оценивающая жизнь. Веселая и уверенна в себе.

Сцена первая.

В пустой однокомнатной квартире на сиротливо-одиноком диване сидит тридцатипятилетний холостяк Алексей, одетый в щегольский черный шелковый халат и модные трусы, и разговаривает со своим другом Андреем.

Алексей. - Красивая она, но геморройная!

Андрей. - Почему?

Алексей. - Мы с ней всего два раза встречались, а она уже мне, представляешь, звонит, и просит, чтобы я ее с аэропорта забрал. Нет, нормально? Ты бы забрал?

Андрей. Если бы меня не напрягало, то забрал бы.

Алексей. А меня напрягает. После двух встреч – с аэропорта забери, завтра денег дай, послезавтра перепиши на нее половину квартиры.

Андрей. Не общайся с ней.

Алексей. Так сразу? Неудобно. И мы в одной тусовке. Как это не общаться?

Андрей. А что ты ответил ей на просьбу забрать с аэропорта?

Алексей. Сказал, что не могу!

Андрей. А она не обиделась?

Алексей. Конечно, нет. Еще чего не хватало. Я что обязан развозить первых встречных?

Андрей. Не нравится - не встречайся.

Алексей. Вообще-то не могу сказать, что не нравится. Лицо симпатичное, и фигура хорошая. Но плохо танцует и много требует. С аэропорта ее забери! Шустрая!

Алексей пританцовывает сальсу с телефонной трубкой в руке.

Андрей устало. Какая разница как она танцует? Ты на конкурсе с ней выступать собрался? Если нравится, то посмотри, может она и ничего.

Алексей. Для меня есть разница. Я не хочу, чтобы моя девушка, как корова выглядела. Моя девушка должна уметь себя подать. И я хочу, чтобы у нас были общие увлечения.

Алексей, сомневаясь. Нет, а ты бы стал встречаться, если бы тетка тебя стала с первого раза глупыми просьбами напрягать.

Андрей. Я бы стал, если бы тетка нравилась.

Алексей разочарованно. Да? Так потом задолбит?!

Андрей нетерпеливо. Когда задолбит, тогда и расстанешься.

Алексей. Тогда уже поздно будет. Я тоже живой человек, привязываюсь.

Андрей, зевая. Привяжешься - хорошо. Значит, расставаться не захочешь.

Алексей. Ну не знаю. У тебя все просто. Если бы я так жил, уже бы куча детей бегала. Всем бы алименты платил. За ипотеку еще бы лет двадцать расплачивался. Так тоже нельзя, надо же понимать с кем встречаешься. Понимать, что ожидать можно дальше от этого человека.

Андрей устало. Если видишь, что не твое – то не встречайся. Не морочь голову себе и ей.

Алексей задумчиво. А как я пойму, что не мое, если я толком и не встречался с ней?

Андрей, теряя терпение. Тогда встречайся, пока не поймешь.

Алексей. А давай вместе на тусовку сходим? Правда, большинство девок не контингент. Но и интересные варианты встречаются. Пойдем? Развлечешься.

Андрей. Вообще-то я отоспаться сегодня хотел. Да и не люблю я тусовки, танцевать не люблю и терпеть не могу, когда музыка орет.

Алексей. Не понравится - уйдешь.

Андрей. Ну давай. Где встречаемся?

Алексей. В клубе на _____________.

Алексей переодевается. Надевает голубой полувер тонкой вязки, брюки, черный шелковый шарф, легкую куртку. Смотрится в зеркало, притоптывает. Берет ключи от машины. Выходит на улицу и едет на московскую сальсо-тусовку в клуб ______________.

Сцена вторая.

Алексей и Андрей в клубе.

Алексей, небрежно затягиваясь первосортной кубинской сигарой, знакомит Андрея с клубными завсегдатаями, объясняет нюансы.

Алексей. Посмотри на вон того. Показывает на инструктора по танцам.

Если есть бог сальсы, то это его ангел. И дело даже не в технике. Техникой такого не добьешься, ты либо чувствуешь и живешь так, либо нет. Смотри, смотри!

Андрей. На тебя сальса дурно влияет. Мне неинтересно.

Алексей. Ты ничего не понимаешь в сальсе.

Андрей. Я ничего не понимаю в мужиках, танцующих сальсу.

Алексей. При чем тут мужики. Я тебе про танец. Хотя, ты же танцевать не любишь. Кого-нибудь приметил? Вон новенькие стоят, залетные, первый раз их вижу.

Присматривается. Не, не вариант.

Андрей. Вон та с длинными белыми волосами миленькая.

Алексей. В черной рубашке? Ей уже больше двадцати пяти. Женщине в таком возрасте пора ползти на кладбище. Шучу. К тому же ноги у нее толстые.

Андрей. Нормальные обычные ноги.

Алексей. Ноги жирные. Хоть джинсы догадалась одеть, а не юбку. Под штанами сплошной целлюлитный холодец. А задница впалая. Мне нравится, чтобы задница была упругая, крепкая. Помню на Кубе одну мулаточку, вот у нее не задница была - сказка. Трогаешь ее за попу, и мозг взрывается. С вялыми бледными московскими девками даже сравнивать не хочется. Это как сравнивать отборную икру с пшенной кашей.

Андрей. Я больше кашу люблю.

Алексей. Ну, ну. Смотри, твоя блондинистая каша пошла танцевать с дедом. Есть тут старые пердуны. Танцуют, чтобы девок щупать. Танцует, а сам лапает, вроде невзначай. Только глаза блестят.

Андрей. Почему с ними соглашаются танцевать?

Алексей. А я знаю? Может, стесняются послать, а может, нравится, как их за задницу тискают. Или думают, что это танец такой.

К Алексею подходит Катерина.

Алексей. Привет, солнышко! Привет, родная! Целует Катю. Как дела?

Катя. Хорошо. Алеш, можно тебя на минутку, надо поговорить?

Алексей. Конечно, конечно. Пойдем вон туда.

Катя. Ты не звонишь. Ты не хочешь меня видеть?

Алексей фальшиво. Катенька, ну что ты. Ты лучшая. Ты же моя девочка! Ты же мой котеночек! Ты же моя! Замотался. Делами грузить не хотел. Ну, котенок, ну что ты нахмурилась. Улыбнись. Где мои любимые губки? Проводит пальцем по Катиным губам и целует. Все! Срочно улыбнулась. Я с другом пришел, не хочу его бросать. Я тебе позвоню, котенок. Не дуйся, кисуленька. Правда, замотался. Мне пора к Андрею возвращаться.

Катя. Это твой друг? Познакомишь?

Алексей. Позже. Он понимаешь сейчас в таком поганом настроении, я не хочу, чтобы он и тебе настроение испортил. Проблемы у него сейчас. Ну не грусти. Иди ко мне, кисонька моя. Иди, лапонька. Тискает, целует в шею. Позже поговорим.

Алексей возвращается к Андрею.

Андрей. Кто это?

Алексей. Это моя маленькая временами приятная проблемка.

Андрей. Смотрит на тебя как влюбленная кошка.

Алексей. Три месяца назад ездили с ней отдыхать в Египет. Было неплохо, но такое ощущение, что с женой на отдых выехал. Размеренный отдых пенсионеров. А потом нет, чтобы расстаться спокойно. Прилипла – не отодрать. Бегает, вздыхает, унижается.

Андрей. Симпатичная девушка. Что тебя не устраивает?

Алексей. Не мое. Замороченная, привязчивая. Смотрит жалобно своими огромными глазами, а на лбу написано: «Ищу любви». Больше часа общаться с ней не могу, раздражает. И больше всего меня выбешивает ее деланная наивность. Кстати, не в ней одной я такие замашки замечаю. Кто этому учит девок? Знаешь, бывает поведение из серии: «Я такая маленькая хорошая неведающая девочка!» Потом эта маленькая девочка в клубном туалете такое выделывает, что порнозвезды отдыхают.

Когда «наивную девочку» из себя корчит восемнадцатилетняя - это умиляет, хочется побаюкать, как ребенка, но когда так ведут себя двадцатипятилетние тетки, хочется послать в детский сад. Я же не папочка, не нянька. Мне на работе проблем хватает, чтобы еще с кем-то возиться. А иногда тетки себя так и в тридцать-сорок ведут, на это без грусти смотреть невозможно. Говорят друг другу:

- Девочки, пойдемте!.

Алексей передразнивает воображаемых тридцатилетних. - А там бабушки уже, а не девочки.

Андрей. Если она ищет любви, так объясни ей, что не там ищет.

Алексей. Зачем? Иногда мы проводим вместе время, и ей нравится. Что я ей скажу, отстань от меня? Зачем ее обижать, если иногда нам неплохо вместе? Кому нужны эти объяснения, и что я ей объясню? Ну что я ей скажу?

Андрей. Тебе просто так удобнее, пользуешься и ей голову морочишь.

Алексей. Только этого не надо. Он такой подлец, а она такая невинная, и подлец ею пользуется. Это даже не смешно, а просто глупо.

Если присмотреться, получится совсем другая картинка – она бегает за ним, отказывается понимать очевидную вещь, что она не нравится так, как ей хочется, ставит меня своей «наивностью» в неловкое положение. В конце концов, если она так себя ведет, значит, ее все устраивает. А если совсем честно, не люблю я что-то объяснять и выяснять. Чувствую себя полным придурком. Я же не требую, чтобы мне кто-то все разжевывал. Все взрослые люди и должны сами понимать, что к чему.

Андрей смотрит на Катю. Не хочешь открыто говорить, прояви внимание к другой. Может так поймет?

Алексей. Ты прав, так и сделаю. Но не сейчас, как-нибудь потом. Потанцуем? Эмоционально разгрузимся.

Уходит танцевать.

Андрей знакомится с девушкой в черной рубашке, заказывает ей выпить, салат и пирожное.

Спустя какое-то время подходит Алексей в обнимку с красивой девушкой.

Алексей. Познакомься, это Вика.

Андрей. Привет.

Алексей отводит Андрея в сторону и шепчет. Ты зачем все это накупил. Деньги карман жмут? Сами сначала балуем, потом жалуемся, что много требуют. Есть лимит разумный.

Андрей. Какой лимит? Что за идиотизм?

Алексей. На девку тратить не больше пятиста рублей. И только в случае, если продолжение намечается. Или ты весь клуб собрался на свою зарплату поить и кормить? Сейчас набежит куча желающих. Я девочкам на Кубе только на проезд в автобусе давал. Так там девочки выкладывались по полной.

Андрей. За проезд в автобусе выкладывались? Ты мне, что предлагаешь сходить билет трамвайный купить?

Алексей. Очень смешно. Ты с этой только время зря потеряешь. Выпьет, съест, потрещит и сольется.

Андрей. Пусть делает, что хочет.

Алексей. Как знаешь, я предупредил. Если ты не против, я поеду. И кивает на Вику.

Андрей. С Викой? Если она не против, то я тем более. Или это отвлекающий маневр для Кати?

Алексей. Катя уже ушла, кажется. Счастливо, созвонимся.

Алексей и Вика уходят.

Сцена третья

Алексей и Ира в квартире Алексея. С порога начинают раздевать друг друга и идут в душ. Выходят из душа. Продолжают бурные ласки на диване Алексея.

Алексей. Чудесная!!! Да, малыш!

Затем лежат на кровати и курят. Звонит телефон Алексея.

Вика. Тебе звонят.

Алексей. Я не хочу сейчас ни с кем разговаривать. Мне и так хорошо.

Вика. И со мной не хочешь разговаривать?

Алексей. Я не это имел в виду. Ты мое маленькое чудо. Ты прелестна.

Молчание.

Вика. Почему ты мебель не купишь?

Алексей. Странный вопрос. Не покупаю, значит, или нет возможности, или не хочу.

Вика. Денег только на диван хватило?

Алексей. Нет, еще на газовою горелку.

Молчание.

Вика. Я есть хочу.

Алексей. Могу предложить только шоколадное фондю.

Вика. Давай пиццу закажем.

Алексей. Малыш, мне завтра вставать рано.

Вика. Завтра суббота. Ты меня выпроваживаешь? И не называй меня малыш.

Алексей. Перестань, котенок. Ты не так поняла.

Вика. Не называй меня котенок. Ты что забыл, как меня зовут?

Алексей. Я уж и не знаю, как тебя называть.

Вика. По имени.

Алексей. Сейчас своей чудесной Вике я приготовлю фондю.

Алексей встает, готовит на газовой горелке фондю – макает фрукты в шоколад.

Вика. Чудесная Вика лучше пойдет домой.

Алексей. А как же фондю, мал …?

Вика раздраженно. Фондю съешь сам, малыш.

Едва сдерживаясь, быстро натягивает джинсы, кофту, берет сумку и уходит. Алексей бормочет:

- Психованная. Слава богу ушла, хоть высплюсь.

Звонит телефон, Алексей не глядя, берет трубку.

Катя. Я знаю, мне не нужно было звонить.

Алексей. ЭЭЭ…

Катя. Я скучаю, хочу тебя увидеть

Алексей зевая. Я тоже, котенок.

Катя. Правда? Хочешь я приеду?

Алексей. Очень хочу, но не сегодня. Мне завтра рано вставать.

Катя. Я просто тихонечко посижу и поберегу твой сон. Я не буду мешать. Я спою тебе колыбельную. Тихонько напевает.

Алексей в сторону от трубки. Когда же кончится этот кошмар? Я не хочу колыбельную, я спать хочу. Нет, котенок! Я тоже соскучился, но сейчас мне пора уже бай-бай. В сторону от трубки. Я чувствую себя старым грязным педофилом. В трубку. Пока, котенок, я перезвоню.

Катя. Я обманула. Я уже приехала и возле твоего дома. Не сердись, пожалуйста. Я могу зайти совсем ненадолго? У меня с собой печенье, чай попьем.

Алексей обреченно. Вот так сюрприз. Я тебя не при… Ладно заходи.

Катя в квартире. Ты не сердишься на меня, что я приехала без приглашения? Я принесла домашнее печенье, сама пекла. Смотри, оно еще теплое.

Алексей сердито. Я не сержусь. Раздевайся. В смысле … пальто снимай. Пальто можешь сюда повесить. Чай или вино?

Катя. Мне вино. Ты правда не сердишься? Знаешь, я тебе честно скажу. Я знаю, что нельзя вот так приезжать, нельзя самой звонить. Я позвоню, а потому ругаю себя за это. Я, знаю, что круглой дурой выгляжу. Но мне одиноко стало, захотелось тебя увидеть. Я и подумала, вдруг тебе тоже одиноко. Я позвоню, приеду, и ты обрадуешься. Это глупо, да?

Алексей. Ты моя умница. Не парься из-за ерунды.

Катя. Знаешь, я иногда думаю, что искренней быть глупо. Я стараюсь следить за собой, стараюсь быть адекватной, стараюсь говорить не то, что думаю, а то, что нужно. И не получается. Вот и сейчас так же. Не следовало тебе все это говорить. Я знаю, что это только оттолкнет тебя, ты подумаешь, что я странная. А я и есть странная.

Алексей. Просто расслабься. Будь такой, какая ты есть. Ты же замечательная, я знаю.

Катя озирается. Ты так и не купил мебель. Тебе так удобно? Где же ты ешь, у тебя даже стола нет.

Алексей в сторону. Далась им эта мебель. Кате. Куплю позже. Пока мне дивана достаточно. На диване сплю, на диване ем. Давай выпьем за тебя. Иди ко мне. Замерзла на улице? У тебя щеки румяные, губы румяные и смешной нос.

Последовательно целует в щеки, губы и нос.

Катя. А ты на бобра похож.

Алексей, расстегивая Катину блузку. На бобра? А ты на белочку. Иди ко мне, бельчонок ласковый, я тебя отогрею.

Катя. Белочки не гуляют с бобрами. И белочки не мерзнут, у белочек есть пышный хвост.

Алексей нежно. Бобер очень скучает по своему пушистому бельчонку.

Что-то шепчет. Распускает Катины волосы, зарывается в них лицом.

Катя склоняется к Алексею, опирается рукой на диван. Нащупывает бежевый атласный лифчик, оставленный Викой, и в ступоре рассматривает.

Катя. Что это?

Алексей, глядя прямо на лифчик. Где?

Катя. Это? Машет лифчиком перед носом.

Алексей. Это? Лифчик.

Катя. Я знаю, что это лифчик. У тебя есть девушка?

Алексей. Сестра приезжала и забыла.

Алексей забирает лифчик, бросает в угол. Иди ко мне.

Катя. У тебя кто-то есть?

Алексей. Катя, у меня есть квартира, в ней диван, фондюшница и частично кухонный гарнитур. Что тебе еще рассказать?

Катя начинает плакать.

Алексей. Только этого не хватало. Катя… Катенька… Катюша, это лифчик сестры. Пытается ее обнять, она отстраняется. Катенька, детонька, утри слезки, я тебе вызову такси.

Катя, хлюпая носом. У тебя есть девушка.

Алексей на повышенных тонах. Да, Катя, у меня есть девушка. Хочешь, я тебе о ней расскажу? Ее зовут Катя. Она милая и замечательная. Мы провели вместе с ней чудесные две недели, незабываемые. А потом эта Катя стала задавать неуместные вопросы, постоянно подходить, звонить и напрашиваться на приглашение в гости. А иногда эта Катя приезжает сама, без приглашения, без предупреждения. Когда она приезжает она начинает предъявлять претензии и плакать. Но я рад видеть Катю, я стою и успокаиваю ее, несмотря на то, что мне жутко хочется спать, несмотря на то, что у меня болит голова, несмотря на то, что завтра мне рано вставать, несмотря на то, что завтра у меня важная встреча, несмотря на то, что завтра суббота.

Катя. Значит, ты так это воспринимаешь?

Алексей раздражаясь. Да как еще это можно воспринимать?

Катя. Это жестоко. Я все поняла, я сейчас уеду. Я тебе не нравлюсь.

Алексей, злясь еще больше. Да при чем тут это? Какая к черту разница нравишься ты мне или нет. Ты русский язык понимаешь? А теперь Катя будет строить из себя обиженную девочку. Тебе сколько лет? Кажется, двадцать один? Да? Может пятнадцать? Хочешь – уезжай. Тебя никто держать не станет. Езжай хоть на Аляску, хоть в Канаду, хоть в Зимбабве, хоть в Узбекистан. Но истерик и допросов мне не надо устраивать. Перестаем плакать, слезки утираем, кофточку застегиваем, я вызову тебе такси и поедешь домой. Дома нет жестокого Леши, нет чужих лифчиков. Дома мама, папа, сестренка, все замечательно и спокойно. Умоешься, успокоишься, а потом поговорим на свежую голову.

Катя. Не надо такси.

Алексей. Как хочешь.

Катя. Пока, Алеша. Извини, что потревожила.

Алексей. Давай без извини обойдемся. Тебе не за что извиняться. Как получилось, так получилось. И послушай дружеский совет. Прекрати строить из себя ребенка. Ты не ребенок уже, Катюш. Ты очаровательная молодая женщина. У которой будет все просто замечательно.

Катя. Если я женщина, почему ты зовешь меня малыш, Алеша?

Алексей. Катенька, солнышко, давай без психотерапии. Пожалуйста. Первый час ночи. Не время сейчас.

Катя. Прощай, Алеша.

Уходит.

Алексей ложится на диван, ворочается с боку на бок, не может заснуть.

- Вот черт! Весь сон перебили. Ходит по комнате, вздыхает. «Черт бы побрал эту Катеньку.» Набирает телефон Андрея.

Алексей. Привет. Ты еще не спишь?

Андрей. Только что пришел.

Алексей. Склеил толстоножку?

Андрей. Нет

Алексей. Я же тебе говорил, что сольется.

Андрей. Никто никуда не сливался. Мы пообщались, телефонами обменялись. Возможно, встретимся.

Алексей. Понятно. Стоило ее тогда поить, если трахать не собирался?

Андрей. Какая разница. Мне спать пора, спокойной ночи.

Алексей. Давай еще поговорим.

Андрей. Завтра поговорим. Я же тебе обещал стол свой отдать. Завтра завезу, заодно и поговорим.

Алексей сидит на диване и смотрит на мобильный телефон, затем в окно. Ему становится холодно, он заворачивается в одеяло.

Громко говорит вслух в гулкой комнате. – Скучно.

Затем открывает окно и в шутку начинает выть на луну. Постепенно засыпает.

На следующее утро просыпается совсем больной. Саднит горло, бьет озноб, кашель, кружится голова.

Приехал Андрей со столом. Звонок в дверь. Алексей открывает.

Андрей. Тебе свидания не на пользу. Что с тобой Вика сделала?

Алексей. Не смешно, я простыл.

Андрей. Куда стол ставить?

Алексей. На кухню отнеси. И чаю налей, будь другом. Там малина в вернем ящике справа от мойки.

Андрей возвращается с чашкой чая и банкой варенья. На – лечись, любовничек. Вика давно ушла?

Алексей поедая варенье. Слава богу давно. У меня тут паноптикум был. После Вики приехала Катя-Катерина. Увидела Викин лифчик и закатила истерику. Я естественно этот бред терпеть не стал, выпроводил. Все девки такие замороченные. Вика мне претензию предъявила – не называй меня малыш. Надо было ее гоблином назвать. Вопросы какие-то дурацкие задают: Почему ты мебель не купил? Какое твое дело почему я что не купил, ты что перезжать ко мне собралась? А Катя – это отдельная история - конкретный детский сад. Страшно связываться. Навязывается, приезжает сама ночью, привозит какое-то дурацкое печенье, кстати, где оно, вон на полу пакет лежит, подай, пожалуйста. Грызет печенюху. Так вот, видит лифчик и начинает плакать. Она что думала, что я ей верность буду хранить?

Смеется.

Я не могу понять, что может быть у человека в голове, если она начинает из-за лифчика плакать. При том, что она мне никто, при том, что ведет себя, как хрен знает кто. Это ты считаешь нормально? Я не выдержал - прикрикнул. Иначе до нее не доходит. А она еще и извиняется потом. Меня сестра достает, когда ты женишься. На ком жениться, если нет вменяемых теток? Их нет … Ау, вменяемые тетки? Вы где?

Демонстративно слушает молчание. В Москве точно нет. Они повымерли, как динозавры.

Андрей. Расплакалась она, потому что к тебе не равнодушна. Мне кажется, что ты как избалованный кот столько перепробовал, что пресытился на всю жизнь. Тебе никто не нравится, потому что все, что бывает, у тебя уже было, было …, много раз было. Тебя же все бесят? Вопросы не те, плачут не там и не так, просят не то. Встречайся на раз и не морочь сам себе голову.

Или встречайся уже с кем-нибудь одним, может, влюбишься.

Алексей. Я и сам замечаю, что ощущения не те, кайф не тот. На внешность вроде разные, а присмотришься все одно и то же. Ты говоришь избалованный. Девки постоянно говорят, что мужики стали избалованными. А кто виноват в том, что мы избалованные? Так они сами лезут, навязываются, прижимаются, телефоны оставляют. Чуть ли не на стойке раскладываются. А потом требуют к себе трепетного отношения.

Андрей. Красиво живешь! Ко мне никто не прижимается и не лезет. Мне пора идти.

Алексей. Побудь еще.

Андрей. Не могу.

Алексей. Хотя бы минут пятнадцать.

Андрей. Только пятнадцать.

Алексей. А ты не избалован?

Андрей. Я меньше баловался, поэтому не успел избаловаться.

Алексей. Катя мне еще выдала, что я жестокий. Я ее истерику на пустом месте не стал терпеть, поэтому я жестокий?

Андрей. Ты с женщинами начинаешь на равных играть, как на боксерском ринге. Тебе удар, а ты в ответ. А чаще бьешь первым на опережение. И требуешь от них того же, что и от себя. Слабые тебя раздражают, а с сильными ты не уживешься. Ты уж определись, какую тебе хочется. Если хочешь на равных, так и не жалуйся, что они ведут себя, как хотят, т.е. также, как и ты. Вика вполне ничего. Да и вообще, это ж женщины …, что с них требовать?

Алексей. Мне вменяемую хочется, для начала.  А свою философию доброты расскажи Игорьку, который полжизни на квартиру горбатился, а теперь живет в съемной в Выхино, зато его бывшая Анечка в шоколаде. Стоит один раз слабину дать, как они наглеют на глазах. О чем ты говоришь, только попробуй им скидку сделать – сожрут, как паучихи. Откуда ты этих вредных идей набрался, избалованный …, играешь с женщинами на равных…?

Андрей. В очереди в парикмахерской в журнале каком-то прочитал статью «Одинокий волк, почему он такой, и что сделать, чтобы стать его волчицей навсегда?»

Алексей. Ага, в бабском журнале, понятно.

Андрей. Ты же бабские танцы танцуешь.

Алексей. Они парные, а не бабские.

Андрей. Мне пора.  Я опаздываю.

Алексей уныло. Иди.

Андрей уходит.

Алексей вслух размышляет.

- Может я и правда с девочкой немного жестко обращался, надо было объяснить ей все спокойно, по-доброму, по-хорошему, может она, что-то недопонимает.  Да и вообще, пусть приезжает, хочу колыбельную и печенюшку с молоком.

Набирает Катин телефон.

- Привет, Кать.

- Катя уехала, кто это?

- Катю позовите, пожалуйста.

- Она в Оттаву уехала.

- Какую Оттаву, я вчера с ней разговаривал.

- Я же вам объясняю, что она в Канаду уехала.

- В какую Канаду, я вчера с ней разговаривал, она, что визу за ночь сделала? А приедет когда?

- Она работать туда уехала.

- Ккакк?

- Четче говорите! Представьтесь, пожалуйста? Что передать?

-Нет, спасибо, ничего.

Андрей выключает телефон, с телефонной трубкой в руке садится на пол и сидит, обняв фондюшницу.