uzluga.ru
добавить свой файл
1




ШАНС НА ВЫЖИВАНИЕ


В сером небе медленно проплывали мохнатые тучи, создавая унылое осеннее очарование. Порывы ветра приносили капли моросящего дождика. Виктор бежал по узкой тропинке, петляющей среди редких сосен, посаженных рядами на песчаном плато.

– Доброго здоровья, спортсмен! Как там погодка в лесу? – раздался в наушнике голос доктора Мартинса.

– Спасибо дружище. Погодка отличная, а я сейчас собираюсь в горы, – на бегу ответил Виктор.

– Горам придется немного подождать. Зайди, пожалуйста, в командный отсек, – серьезным тоном сказал доктор.

Бортинженер вынул наушник и остановился, переводя дыхание. Нажатие кнопки на пульте вернуло его в спортивный модуль орбитальной станции «Ляпунов».

Быстрым шагом Виктор шел по коридору. У двери командной рубки он остановился. Справа со стены на него смотрел голографический портрет человека, чье имя носит станция: «Борис Валерианович Ляпунов, советский писатель-фантаст». Бортинженер медленно открыл дверь. В центре рубки возвышался большой пульт с множеством кнопок и датчиков. Рядом два вращающихся кресла, а на стене напротив экран прямой связи с Центром Управления Полетами.

В командирском кресле сидел Сергей Смирнов, а рядом стоял доктор Мартинс.

– Невеселые новости, инженер, – уныло сказал Сергей вместо приветствия. – Доктор снимает меня с командирской должности и отправляет в лазарет. Ты принимаешь командование станцией и заступаешь на дежурство прямо сейчас. ЦУП уже в курсе и дал добро.

Виктор опустился в кресло рядом и глубоко вздохнул.

–А я только собрался тебя в шахматы «сделать», жаль, – улыбнулся бортинженер.

– Что? – возмутился Сергей. – Я хоть и больной, но с закрытыми глазами тебя обыграю!

– Кхэ, – кашлянул рядом доктор, показывая глазами Смирнову на дверь.

– Вот кто у нас на самом деле главный, – Сергей тяжело поднялся с командирского кресла. – Ни пуха, командир.

– К сам знаешь кому, – ответил Ляпунов, занимая его место.

Расписавшись в бортовом журнале, Виктор активировал связь с ЦУПом. На экране появилось усталое лицо полковника Никоненко.

– Как самочувствие, Ляпунов? – спросил командующий полетами.

– Все системы в норме, – бодро ответил Виктор.

– Майор Ляпунов, с этого момента принимаете командование станцией. Ровно через десять минут соберете экипаж. С вами хотят пообщаться коллеги из НАСА.

– Есть, товарищ полковник, – бодро ответил Виктор, нажимая кнопку громкой связи.

– Внимание! Экипажу в составе доктора Мартинса и пилота Земцова прибыть в командную рубку.

– Командир, челнок «Вихрь» к полету почти готов, но мне нужно еще минут пять завершить тест бортового компьютера. Разрешите задержаться? – раздался из динамика голос пилота.

– Разрешаю, Игорь, – ответил Виктор. – Не спеши, прогони тест полностью.

– Понял, командир. И там еще с пультом мелкая проблемка. Клавиша перезагрузки видеосвязи не срабатывает.

Виктор бросил взгляд на красный прямоугольник в левом верхнем углу пульта.

– Ничего страшного, кнопка подождет.

Откинувшись на спинку кресла, Виктор окинул взглядом свой пост.

Моргнул индикатор срочного вызова, и на экране появилось лицо командующего спецоперациями генерал-майора Громова.

– Майор Ляпунов, срочно прыгайте в «Вихрь» и вылетайте курсом на «Полярную звезду». Все инструкции получите по пути. Вопросы? – быстро произнес генерал.

Рядом с Громовым появился командующий полетами.

– Виктор, ты временно переходишь в подчинение Громова, – охрипшим голосом произнес Никоненко. – Смирнову придется нести вахту вместе с доктором, а у вас задачка сложнее будет.

Игорь так и не успел зайти в командную рубку. Сделав прощальный виток вокруг «Ляпунова», «Вихрь» взял курс на Луну, где находилась станция «Полярная звезда».

– Командир, я такую классную песню нашел. Времен первых полетов в космос, – похвастался пилот.

– Нам сейчас не до музыки, – Виктор нервно барабанил пальцами по подлокотнику кресла.

– А, ну да, – вздохнул Игорь. – Но ведь песня пилоту не мешает?

– Ладно, включай, – согласился командир.

Игорь включил многократно микшированную запись. Музыка и в самом деле была красивая.

– Как вернемся, отправлю на радио. Поздравлю всех с благополучным возвращением! – гордо сообщил пилот.

Зажегся индикатор вызова, и на экране возникло лицо генерал-майора Громова.

– Внимательно слушайте задание, майор. Час назад прервалась связь с «Полярной звездой». На станции четыре человека. С ближайшего спутника нам удалось провести сканирование систем жизнеобеспечения «Полярной» и сделать снимки. «Заглохла» кислородная станция и разрушен ремонтный ангар. Вам необходимо эвакуировать персонал и доставить их на «Ляпунов». По подсчетам наших специалистов аварийного запаса воздуха на станции осталось на час плюс запас в баллонах, по одному комплекту на человека. Итого максимум два часа. Как вы знаете, другие лунные станции сейчас в режиме «заморозки», поэтому задействуем вас. Десять минут назад с «Байконура» стартовал крейсер «Зубр», но вы будете на «Полярной» значительно раньше. Соблюдайте крайнюю осторожность, – произнес командующий.

– Какова вероятная причина аварии? – спросил Виктор.

– На текущий момент это вся информация, – буркнул генерал-майор. Если выясним что-то еще, то сразу передадим.

Экран погас.

– Темнит он, – задумчиво произнес Игорь.

– Мне тоже так кажется. Интересно, чем они там занимались? – спросил Виктор.

– Не буду говорить утвердительно, но еще в академии я слышал, что «Полярная», самый секретный объект на Луне, а значит …, – начал говорить Игорь.

– А значит, работают на Минобороны, – завершил фразу Ляпунов. – Могу предположить, что у них произошел взрыв чего-то или утечка.

– Я сразу фильм «Чужие» вспомнил, – засмеялся Игорь.

– Что за «Чужие» и почему я не видел? – удивился Виктор.

– Командир, это очень старый фильм, сделанный еще по «плоским» технологиям. Там про чудовище, убивавшее космонавтов. Я сам только отдельные фрагменты посмотрел, – ответил Игорь.

– Как вернемся, напомнишь, – сказал Виктор.

– Есть командир, идем на посадку, – сообщил пилот.

На экране выскочила надпись: «Система торможения включена» и через минуту челнок мягко коснулся поверхности Луны.

– Приехали, – лицо пилота расплылось в улыбке.

– Я ушел, будь начеку, – Виктор надел шлем и включил тест системы жизнеобеспечения скафандра.

Втиснувшись в маленький шлюзовой отсек, он задраил за собой люк. Створки шлюза разошлись в стороны, обнажив вид на ослепительно белую поверхность Моря Спокойствия. Ляпунов оттолкнулся и прыгнул метра на четыре.

– Здорово! Я тоже так хочу, – раздался в наушниках голос Игоря.

– Успеешь еще напрыгаться. Просканируй на всякий случай местность. Что-то у меня интуиция бьет тревогу, – Виктор осторожно сделал шаг вперед.

– Есть, товарищ майор! Сейчас глянем, что тут у нас … Командир, быстро назад, быстро! – закричал пилот.

Ляпунов развернулся и в два прыжка был в шлюзе. «Вихрь» оторвался от поверхности и начал набирать высоту.

– Что случилось? – командир снял шлем и втиснулся в кабину.

Игорь показал на экран. Из-за полуразрушенного ремонтного ангара выехал блестящий объект цилиндрической формы. От удивления Виктор присвистнул.

–Удалось его идентифицировать?

– Аналогов в базе нет, но очень похоже на экземпляр серии «МАВР», – ответил Игорь.

– Плохи наши дела, а еще хуже они у «Полярной звезды». Придется вытащить из Громова всю правду, – произнес Виктор. – И не забудь включить режим сверхсекретности.

На экране появилось удивленное лицо полковника Никоненко.

– Ляпунов! Вы уже должны быть в периметре станции. Что случилось?

– Товарищ полковник, нам необходимо получить дополнительную информацию от генерал-майора Громова, – ответил Виктор.

– Слушаю вас, майор, – ответил неожиданно появившийся командующий.

– На внешней площадке станции замечен боевой робот класса «МАВР». И он очень недружелюбно смотрел в нашу сторону фотонной пушкой. Хотелось бы получить дополнительные инструкции к тем, что у нас уже есть, – произнес Виктор.

Лицо генерала побледнело.

– Вы не ошиблись? – тревожным голосом спросил он.

– Видео уже у вас, – ответил пилот.

– Два месяца назад на одной из наших лунных транспортных баз произошел взрыв на складе законсервированной робототехники, – после минутного молчания произнес Громов. – Было уничтожено большое количество ценнейшего оборудования и в том числе опытный экземпляр «МАВРа». Нашли лишь несколько его фрагментов. Скорее всего, это он. Робот имеет уникальную систему искусственного интеллекта и способен самовосстанавливаться после повреждений. Поскольку экземпляр экспериментальный, на нем установили фотонную пушку малой мощности. Максимум, что она может – это испепелить лист бумаги.

– А кто тогда разнес ангар и мог ли «МАВР» самостоятельно модернизироваться? – спросил Виктор.

Лицо генерала налилось кровью.

– Майор, вы задаете слишком много вопросов! – резко произнес он.

– А вы бросаете нас с голыми руками против боевого робота! – парировал Виктор. – Чем быстрее мы выясним, с чем имеем дело, тем больше шансов на спасение персонала «Полярной».

– Это вся информация на текущий момент, – упавшим голосом ответил Громов. – Вам придется действовать по обстоятельствам. И помните: помощь уже в пути. Ваша главная задача – забрать людей с «Полярной».

Экран погас. Наступила минутное молчание. Необходимо было выработать план предстоящей операции по спасению, которая неожиданно приобрела окраску боевых действий.

– У нас на борту есть оружие? – спросил Виктор.

Тяжелый вздох пилота послужил отрицательным ответом.

– Только арбалет, – ответил Игорь.

– Какой еще арбалет? – удивился командир.

– Обычный арбалет. Дальность поражения стрелой до пятидесяти метров. Боекомплект пять стрел в магазине, – невозмутимо ответил Игорь.

– Это ты сам смастерил? – спросил Виктор.

– Ну да, специально для летнего кубка «Стрела - 2088», – вздохнул пилот. – Хотел немного потренироваться в свободное от дежурства время.

– Неплохо. Можно считать, что у нас превосходство. Арбалет против фотонной пушки, – подвел итог командир. – Доставай свое супероружие, других вариантов все равно нет.

На этот раз «Вихрь» зашел на посадку с противоположной стороны станции и приземлился за скалой. До ближайшего модуля базы около пятидесяти метров.

– «Луноход» бы нам здесь совсем не помешал, – мечтательно вздохнул Игорь.

– Здесь больше подойдет лунный танк, – возразил Виктор. – План действий такой. Я высаживаюсь здесь, а ты облетаешь станцию и отвлекаешь робота на себя. За это время я должен успеть допрыгать до ближайшего шлюза и проникнуть внутрь станции. Ну, а там скоординируемся, что делать дальше.

– Слушаюсь, командир. И будь осторожен. Вдруг там еще какой-нибудь неучтенный робот бегает.

Ляпунов медленно подошел к скале. «Вихрь» оторвался от поверхности и, сделав круг, зашел на посадку с противоположной стороны.

– Командир, «МАВРа» не видно, какие будут указания? – раздался голос Игоря в наушниках.

– Попробуй подлететь поближе и как только он покажется – сразу уходи, – ответил Виктор.

Челнок сделал небольшой круг и стал снижаться внутрь периметра станции.

– По-прежнему никого. Неужели он …

Ярко-оранжевый блинд, выпущенный из фотонной пушки, отбросил челнок на несколько метров.

– Игорь, быстро уходи! – закричал Виктор.

– Командир, все в порядке, шарик попал в броню. Зато теперь я знаю приблизительную мощность пушки,

Майор оттолкнулся от скалы. Прыжок получился метров на пять. Еще один, еще …

«Вихрь» развернулся и, пролетев с полкилометра, завис над поверхностью.

– Он замер на месте, командир, можно стартовать, – сказал Игорь.

– Уже. Я внутри периметра, – облегченно ответил Виктор.

– Понял, какие будут указания? – спросил пилот.

– Запроси у Громова всю информацию по маневренным автономным высокоскоростным роботам, а я иду на поиски людей.

Виктор много раз бывал на лунных станциях. Модуль, который сейчас перед ним, скорее всего склад, но заглянуть внутрь, не помешает. Он потянул ручку двери на себя. Пусто. Видимо еще не успели «обжить» помещение.

В безвоздушном пространстве нет звуков, поэтому появление «МАВРа» он прозевал. Думать было некогда и Ляпунов, сделав большой прыжок, успел скрыться за углом модуля. Один прыжок, два, три и Виктор нырнул в люк шлюзовой камеры.

– Командир, я его засек. Он приближается к тебе! – закричал пилот.

– Ты … твою … Я едва разрыв сердца не получил, когда он из-за угла выплыл!

– Простите товарищ майор, больше такого не повторится, – виновато ответил Игорь.

– Внимательнее надо быть, – ответил Ляпунов. – Я ушел на минус один.

«Минус один» назывались модули, расположенные в шахтах, что делало их неуязвимыми для метеоритных ударов. Виктор вышел из шлюза и побежал по длинному коридору, освещенному тусклым светом аварийных ламп. Датчик атмосферы мерцал зеленым светом, и Ляпунов открыл шлем. Наверху послышался гулкий звук открываемого люка – «МАВР» шел по следу. Мигающие зеленым светом индикаторы энергоблока станции сообщали о его нормальной работе, и Ляпунов не стал останавливаться.

– Командир, на связь вышел научный руководитель «Полярной» майор Багров. Экипаж станции готов к эвакуации, но они боятся высунуться из жилого модуля, – сообщил пилот.

– Я попытаюсь заманить «МАВР» вглубь станции, а они тем временем пусть выскакивают через шлюз на поверхность, где ты их подберешь.

– Есть, командир, – ответил Игорь. – Громов прислал инфу по «МАВРу». «Глаза» робота боятся яркой вспышки света, после которой он слепнет на три – четыре секунды. Скорость перемещения «МАВРа» до тридцати километров в час. Водородная силовая установка позволяет функционировать без дозаправки около двух лет. Робот способен самостоятельно отыскивать киберсети, находить их уязвимые места, блокировать подсети и перехватывать управление подключенными компьютерами и агрегаторами. Киберзащита «МАВРа» одна из лучших в мире и на сегодня взломать ее не удалось никому. И все-таки я хочу разобраться с доступом к управлению этой «железкой»…

– Отставить! – громко сказал Ляпунов. – Хакерством надо заниматься в лаборатории с чашкой кофе, сейчас дорога каждая секунда.

– Вас понял, – поникшим голосом ответил Игорь.

Ляпунов едва успел спрятаться за угол, как ярко-оранжевый блинд, выпущенный из фотонной пушки, ударил в термостойкую панель стены, оплавив небольшое круглое углубление. Мощность оружия была явно выше установленной для испытаний. Робот приближался. Виктор попытался собраться с мыслями. Ему нужно выиграть несколько секунд. Всего несколько. Всего лишь... Глаза! Он снял с плеча арбалет. Стрелять в тире на Земле из винтовки и стрелять в коридоре лунной станции из арбалета – две совершенно разные вещи. Только третья выпущенная стрела попала в большую неоновую лампу на потолке и вызвала ослепительный сноп искр прямо перед «МАВРом». Робот застыл на месте, а Ляпунов тем временем успел проскочить перед ним и свернуть за угол. В наушниках появился сильный фон.

– Игорь. Игорь, пора отправлять людей! – громко сказал Виктор, постучав рукой по наушнику. – Игорь!

И вновь знакомый гул сзади, и выстрел из фотонной пушки. На этот раз мощность выстрела была значительная выше. Большая плита оторвалась от стены и плашмя врезалась в Ляпунова, опрокинув его на спину. В глазах потемнело, и Виктор провалился темноту …

Он вновь был курсантом Звездной Академии. Огромные снежинки кружились в хороводе зимнего вальса и таяли на лицах выпускников. Их группа в последний раз собралась вместе. В последний раз вся. Будущие пилоты веселились, как маленькие дети. В Виктора неожиданно врезался пущенный умелой рукой снежок. Повернувшись на звук девичьего смеха, он встретился взглядом с Мариной.

– Поймай меня, если сможешь, – игриво сказала девушка, направив в него следующий снаряд из белых хлопьев…

Ляпунов открыл глаза. Он сидел на полу, подвернув под себя ногу. С трудом сделав вдох, Виктор попытался подняться. В висках застучала кровь, а в глазах потемнело. Прямо перед ним, поблескивая синевой брони, стоял «МАВР». По «глазам» робота заискрились красные огоньки.

– На этот раз ты проиграл Ляпунов, – произнес голос в наушниках, показавшийся Виктору странно знакомым.

– Кто это? – спросил он, встряхнув головой.

– А ты попробуй узнать. У тебя ведь почти идеальная память, Ляп, – произнес тот же голос, заставив его вздрогнуть.

Ляп – прозвище Виктора в академии. Последний раз так его называли лет пять назад на встрече выпускников. Кто же его тогда так назвал?

– Кто ты? – спросил Ляпунов.

– Теперь это неважно. Твоя спасательная миссия провалена, Ляп. Детки не смогут выскочить из шахты наружу. Кислород кончается, а часики тикают. Тик-так, тик-так, – продолжал издеваться голос. – Я могу испепелить тебя в течение секунды.

Маленький, не более сантиметра, оранжевый шарик врезался в стену на расстоянии полуметра от головы, вызвав сноп искр и оставив вмятину в плите.

– Этого плод моего воображения, – сам себе сказал Ляпунов. – Ты всего лишь железка. Пусть высокоточная, страшно дорогая, сделанная по последнему слову науки, но ты железка. У тебя не может быть столько интеллекта!

– А ты представь, что кому-то из твоих друзей, работавших над созданием системы искусственного интеллекта, удалось скопировать содержимое своей «черепушки» в память робота. И теперь я могу мыслить, так же как и вы. Но в отличие от вас мне не нужен воздух, вода и пища.

– И ты нам мстишь, – слабым голосом произнес Ляпунов. – А за что?

– Я умирал от опухоли мозга. Нужны были деньги на лечение. Много денег. А мне их никто не дал. Никто не помог мне!

Виктор вздрогнул. И как же он сразу не узнал. Это был голос Сереги Мирского, однокурсника по Академии. Медкомиссия не допустила Сергея к полетам. Расставшись с мечтой стать пилотом, он пошел работать в НИИ «Интеллект». А потом врачи обнаружили у Мирского опухоль мозга. На лечение нужны были деньги. Много денег. Срочно. В тот момент Виктор был на Венере. Нужную сумму собрали слишком поздно. Сергей скончался во время операции, не приходя в сознание …

– Серега, подожди, не горячись. Давай поговорим о том, что случилось тогда, – Виктор с трудом пошевелил пальцами правой руки.

– Поздно, Ляп, время разговоров прошло. Настало время решительных действий.

– И что это означает?

– Это означает, что никто не улетит отсюда живым.

Виктор подтянул ногу под себя и начал медленно вставать, опираясь левой рукой о стену.

– И ты будешь убивать людей? – Ляпунов уже стоял на ногах.

– Это не убийство, а справедливое возмездие!

По «глазам» робота вновь пробежали красные огоньки, и голова начала медленно поворачиваться. Виктор собрал остатки сил и оттолкнулся от пола. Он должен найти выход, обязательно должен. От него сейчас зависит жизнь персонала станции. Время застыло на месте и навалилось на командира огромной каменной глыбой. Всего несколько метров отделяют от спасительного угла. Вращающаяся голова «МАВРА» остановилась. Ляпунов успел прыгнуть в сторону, прежде чем смертоносный блинд врезался в стену. Виктор сгруппировался, приготовившись к новому прыжку, и в этот момент гул стих. Пушка замерла на месте, не дойдя до цели.

– Командир, у меня получилось! – ворвался в наушники голос Игоря. – Я заблокировал его систему управления оружием и передвижением. Не могу сказать, что надолго, поэтому лучше поторопись.

На панели «МАВРв» горел красный индикатор. Виктор глянул на хронометр на запястье – восемь минут до предполагаемой точки «икс», когда закончится аварийный запас кислорода станции. Загудел механизм передвижения робота, заставив Виктора вздрогнуть, но «МАВР» не сдвинулся с места. Пересилив боль, Ляпунов побежал к жилому блоку и, добравшись до двери, нажал кнопку переговорного устройства.

– Эй, космонавты, помощь прибыла, – сказал он, не узнав собственного голоса.

Дверь открылась, и в коридоре станции появились все четыре члена экипажа в скафандрах.

– Майор Владимир Багров, командир станции, – самый высокий попытался пожать Виктору руку.

– Быстрее, майор, быстрее. Закончилось ваше заточение, карета ждет, – отмахнулся Виктор.

Один за другим, научные работники пробегали по коридору и «ныряли» в шлюз. Ляпунов шел последним и, остановившись у люка, он несколько секунд смотрел на «МАВРа». Ему показалось, что индикаторы робота моргнули зеленым светом. А может, не показалось?

– Товарищ майор, ждем вас! – выстрелил в наушниках голос пилота.

Виктор повернулся и шагнул в проем…

***

– И все-таки мы круче! – Игорь потянул на себя штурвал, выводя «Вихрь» на орбиту.

– Да, круче, – рассеянно ответил Виктор, не отрывая взгляда от «Полярной».

– Вот он у меня где! – с гордостью сказал Игорь, кивнув на переносной дисплей, подключенный к бортовому компьютеру. – Теперь пусть попытается сдвинуться с места.

По дисплею быстро пробегали строки сообщений. Загорелся индикатор экстренного вызова и Игорь нажал кнопку громкой связи.

– Майор Ляпунов, говорит командир «Зубра» подполковник Шторм. С этого момента командование операцией по спасению экипажа «Полярной звезды» переходит ко мне. Доложите обстановку.

На переносном дисплее быстро побежали красные цифры.

– Командир, это обратный отсчет, он самоликвидируется, – встревожено произнес пилот.

– «Зубр», персонал «Полярной» на борту «Вихря». Не приближайтесь к станции, у «МАВРА» начался обратный отсчет. Предполагаю, что робот перешел в режим самоликвидации, – громко ответил Виктор.

– Вас понял, Ляпунов, уходим, встретимся на орбитальной станции.

– Ого, смотрите! – закричал Багров, показывая в иллюминатор.

Внизу расплывался гигантский огненный шар, поглотивший станцию и разметавший как детские кубики лунные скалы.

– Ничего себе, – сказал пилот. – Не иначе как силовая установка взорвалась.

Виктор отвернулся и прикрыл глаза.

– Доставим вас на орбитальную станцию, а там будете общаться с Громовым сами, – уставшим голосом произнес он. – А я, пожалуй, возьму отпуск недели на две, выдохся. Года три не отдыхал, как следует.

– Везет тебе. Ты как командир можешь, а меня вряд ли отпустят. Пилотов вечно не хватает, – вздохнул Игорь.

– Не плачь, космонавт. Я тоже был пилотом и хорошо знаю, каково вам. Придет еще твое время, – ответил командир.

***

Дверь открыла молодая женщина в полинялом красном халате. Прическа с наспех уложенными каштановыми волосами и большие, грустно глядящие, серые глаза.

– Проходите, – попыталась улыбнуться она.

– Мам, а кто там? – спросил мальчишеский голос из соседней комнаты.

– Дядя с «Космофлота» пришел, – ответила женщина.

– Ура, я тоже хочу в «Космофлот»! – светловолосый мальчуган лет пяти выглядывал из-за двери.

– А, правда, что ты спас космонавтов на Луне? – звонким голосом спросил он.

– Правда, – ответила женщина, взяв малыша на руки.

Наташа училась на соседнем факультете. Приходила в перерыве занятий к своей подружке Марине и тоскливо поглядывала на Сергея. Тогда он не обращал на нее внимания. Потом она вместе с Мирским работала в «Интеллекте»…

Они сидели на кухне, и пили чай, вспоминая студенческие годы, вспоминая Сергея. Наташа подключила базу домашних фото и на настенном экране мелькали семейные снимки.

– Он был очень милым и самым добрым на свете. Когда выходил из дому, во дворе дома сбегались кошки и собаки, зная, что он всегда захватит для них что-нибудь вкусненькое, – она вытерла слезу.

Виктор оглядел стены квартиры с кое-где потемневшими обоями. «Предложить ей деньги? Скорее всего, откажется, – подумал он».

***

Такси мчалось по трассе, обгоняя изредка попадавшиеся впереди машины. Виктор вертел коммуникатор в руке, думая о предстоящей встрече с генералом. Пискнул сигнал входящего вызова и на экране появилось строгое лицо Громова.

– Ляпунов, ты, где пропадаешь? Ровно через тридцать минут будь на военном аэродроме. Вылетишь спецрейсом на Байконур, там пересядешь на «Криоген» и отправишься на Марс. Час назад прервалась связь со станцией «Одиссей». Да, чуть не забыл, с этого момента ты зачислен в отдел спецопераций. Помаши рукой Никоненко, теперь подчиняешься лично мне. Новую должность «обмоешь» в пути и заодно ознакомишься со всеми необходимыми материалами. Вопросы? – спросил командующий.

Виктор тяжело вздохнул.

– Читал я твою просьбу относительно семьи Мирского, – продолжал генерал-майор. – Честно скажу: мне тоже не по себе. Постараемся помочь. Сразу не обещаю, но в течение двух-трех месяцев выделим им новую квартиру.

Генерал замолчал, пристально сверля взглядом Виктора.

– И все-таки, как ты там, на «Полярной» разобрался с «МАВРом»? В отчете написано, что Земцову удалось отключить систему наведения и передвижения робота. Мои инженеры и так и эдак экспериментировали. Воссоздали условия «Полярной», но ничего не получилось. К тому же ведущие эксперты признали киберзащиту «МАВРа» безотказной. Получается, что твой шанс на выживание был равен нулю.

Виктор улыбнулся. Из радиоприемника полилась мелодичная песенка, та самая, которую они с Игорем слушали в «Вихре» при вылете со станции.


Заправлены в планшеты

Космические карты,

И штурман уточняет

В последний раз маршрут.

Давайте-ка, ребята,

споем мы перед стартом:

У нас еще в запасе

Четырнадцать минут.


Я верю, друзья, караваны ракет

Помчат нас вперед от звезды до звезды.

На пыльных тропинках далеких планет

Останутся наши следы…


Стихи Владимира Войновича «Я верю, друзья».


***

Использованы мотивы рассказа Станислава Лема «Охота на Сэтавра»


МАВР – Маневренный Автономный Высокоскоростной Робот