uzluga.ru
добавить свой файл
1
Внимание исследователей всегда было пристальным к территориям, по которым проходили древние пути. А в особенности к местностям на водоразделах, к водно-волоковым путям. Кенский волок один из самых известных волоков в истории России.

Он упомянут во многих документах и обозначен на картах. Древние новгородцы шли по нему к Белому морю и на Урал. Они строили здесь свои поселения и оставили свою культуру. Впоследствии фольклористы, историки архитектуры, этнографы, привлечённые громким именем Кенского волока открыли для себя, удивительный по насыщенности древностями, край. Сейчас Кенский волок находится между двумя красивейшими национальными парками, Водлозерским и Кенозерским, которые призваны охранять и развивать природное и историко-культурное наследие Русского Севера. Внимание к объекту этого наследия – Кенскому волоку закономерно. Здесь очень много культурной информации.

Данная статья является первым этапом к осуществлению проекта под условным названием «Кенский волок: реконструкция средств и маршрутов передвижения в эпоху Средневековья»

Предполагается в ходе проекта пройти Кумбасозерский вариант Кенского волока, используя реконструкцию исторического судна «берещаный каюк».


Лодка.

Попытка преодолеть Кенский волок на историческом судне известна только одна.

Те кто, возможно, проходили до образования Кенозерского национального парка, не оставили после себя никаких свидетельств. И это очень жаль! После образования парка известны два прохождения Кенского волока. Это группа профессора Севастьянова из Санкт-Петербурга и группа английского профессора Роджера Тука.

Группа Севастьянова была чисто научной, целью её было изучение волока как объекта историко-культурного наследия. Роджер Тук прошёл волок с целью накопления материала для своей будущей книги об истории пушного промысла на территории России.

Исследователи волока из Петербурга прошли волок используя надувные лодки.

А Роджер Тук шёл на традиционной лодке с шитыми бортами, которую ему изготовил на Водлозере мастер Михаил Наймарк. Пока это единственное, зафиксированное средствами СМИ, прохождение Кенского волока на историческом традиционном судне. Приходится только надеяться, что когда-нибудь мы прочтём книгу английского путешественника. Как она вела себя в экспедиции свидетельствует непосредственный участник Сергей Филенко в своих литературных очерках –

«Что и как у других, не знаю, но сам утром чувствую себя, как снятый с дыбы мученик. Места живого нет: один с кормы лодку вчера волочил. Мы верим, что лодка весит около 150 кг, и Роджер или там я вытягиваем в одиночку пустую ее на берег… Но вчера! Протащив лодку малыми переходами впятером три километра. Все мы попадали в мох. Тяжко. Общее мнение выразил младший Окулов, полгода как отслуживший срочную в погранвойсках: «я дембеля так не ждал, как конца вашего волока!»

Тащим лодку, по-местному – «пЕтаем». Иногда Алексей пилит «штилем» павшие поперек стволы. Полчаса, надсаживаясь и увязая, перебредали неширокое болото-калтус (болото без кочек). Дальше шлепаем по широкой канаве, сейчас от нее пользы нам немного: чуть бодрит преемственность, что-де потомки, да аура человеческого труда. Петаемся – тянем лодку.

Озеро! Жадно и бесконечно пью из озера, захлебываясь и обливаясь. Потом прихлебываю сладкий чай – физически чувствую, как мышцы впитывают влагу и углеводы...

P.S. Экспедиция дошла до предгорий Полярного Урала и прекратилась. Полностью весь этот путь на древнейших двигателях – ветре и мускулах – до сих пор не прошел ни один современник...» http://tbg-brand.ru/blog/put-na-yugru.html#

Кенский волок Филенко не проходил, это было только начало маршрута - первый этап, а вот последующий маршрут, с Онеги до предгорий Урала (3000 км. 4 волока) он прошёл полностью! Как себя зарекомендовала лодка знает и прочувствовал на себе полностью. По его словам Роджер Тук действовал при переходе через волок, также как и раньше, нанимал местных жителей.


Археология.

Те трудности, которые испытывали путешественники на сухопутных участках, позволяют сделать вывод, что работа эта была тяжёлая, даже в случае веса лодки Наймарка всего 150 кг. Значит, были в прошлом приспособления, были навыки и опыт. Конечно, путь содержался в полном порядке местными жителями, чтобы работа по перемещению грузов или лодок проходила легче и быстрее. Могла использоваться конная тяга. Русла мелких рек изменялись. Остатки былой деятельности должны остаться в виде гатей, скопления валунов, изменения ландшафта и прочего.

Исследование Кумбасозерского пути с точки зрения археологии впервые провёл И.С. Поляков в 1871 году. На Кумбасозере он нашёл остатки жилища древнего человека, множество каменных орудий труда и керамику. «При самом приезде я начал находить в береговом щебне обломки кремней, затем нашел обломок горшка каменного периода. Сами жители указали мне на пашню, в которой они преимущественно встречают обломки горшков, громовые стрелы, разумея под этим наконечники стрел, и шиферные топоры. Пашня эта лежит при самом устье р. Кумбасы, около берега реки и недалеко от озера. Пахотный слой простирается в ней до 3 — 4 вершков; под ним лежит желтый речной песок. Так что очевидно, что река некогда была на месте современной пашни и теперь отступила влево сажен на 20 — 30, и после ее отступления накопился этот пахотный слой, заросший во многих местах кустарниками. Употребивши день на распахивание пашни и на ее боронование, я собрал довольно полную коллекцию каменных орудий.» И.С.Поляков Три путешествия по Олонецкому краю 1871 г.


Два варианта Кенского волока.

Обе эти экспедиции шли путём, который широко известен, впервые был, достаточно подробно, описан в «Писцовой книге Обонежской пятины» за 1563г. В наше время даже вошёл в «Библиотеку туриста» за 1975 г. («Север» стр. 149 ) как один из участков предлагаемого маршрута.

Менее известен второй вариант прохождения Кенского волока.. через Кумбасозеро. Петрозаводский этнограф К.К. Логинов разделяет прохождение с реки Водлы в реку Кену на два варианта, Черевский и Кумбасозерский. Черевский, это как раз тот, который упомянут выше. А Кумбасозерский путь проходит по совсем другому маршруту. С реки Водлы по реке Кумбаса, далее по Кумбасозеру, потом по суше до Кенозера. Возможно использовались на сухопутном участке водные глади малых озер (Среднее, Малое Педозеро, Большое Педозеро, Малое Святозеро, Муйозеро, Сафроново, Святозеро) по пути и течение реки Шуйка. И тот и другой вариант Кенского волока были популярны. После утраты значения волоков для экономики страны из-за появления новых путей сообщения, ими продолжали пользоваться местные жители округи.

Кумбасозерский волок с исследовательской целью на исторической лодке никто не проходил.

Кумбасозерский путь чётко и ясно, так же как и Черевский путь обозначен на карте старообрядца «большака» Даниловского монастыря Мануила Петрова, которую нашёл исследователь из Петрозаводска Михаил Юрьевич Данков. Карта датирована 1747 годом.

До 50-х годов 20 столетия, дорогой от Кенозера до Кумбасозера пользовались и она обозначена на современных картах, как тракторная.


Забытая дорога.

Небольшое отступление в собственную биографию. В 1976 году я со старшим братом и ещё двумя товарищами ходили в поход. Маршрут проходил по двум районам Кировской области – Подосиновскому и Опаринскому, от деревни Лодейно Подосиновского района до верховьев реки Моломы в Опаринском соседнем районе пешком, далее на байдарках вниз сколько позволит время. Места замечательные в историческом плане и природном плане.

Через д. Лодейно издревле проходил водно-волоковой путь, упомянутый в документах ещё в 17 веке. Ехавший из Москвы на Вятку котельничанин Каша Мартьянов был ограблен «… за Устюгом на Кае на реке». О чем сообщалось в жалованной грамоте, выданной в январе 1551 году царем Иваном Васильевичем Грозным. Позже построили Орловский тракт. Устюг Великий и Вятка соединены были всегда этой дорогой. «Экономические» крестьяне обустраивали дорогу и ухаживали за ней. «Дорога была - хоть яблочко кати. Чиновник едет, не дай бог коляску его тряхнёт». В послевоенные годы 20 столетия она была заброшена, так как параллельно ей построили железную дорогу Вятка- Котлас.

Кайское болото через которое шла старая дорога находится на водоразделе Волжского и Северо-Двинского бассейнов. Вот по ему то и предстояло пройти. Конечно, мы поинтересовались у местных жителей о дороге и о селениях за волоком. Ещё в 60-е годы сообщение между соседними селениями было активным. Их и разделяло всего 30 км. А в в 1976 году мы услышали, что « там никто не живёт уже», то же самое, слово в слово, мы услышали по ту сторону волока, когда туда дошли. В деревне Нижний починок была школа, магазин и прекрасный памятник деревянной архитектуры 17 века - Спасская церковь. Странно было, что живут люди почти рядом, а ничего уже друг о друге не знают, хотя прошло всего менее 20 лет. Местные жители смотрели на нас, как на инопланетян, когда узнавали, что мы пришли «с той стороны». Вспоминали, что раньше бывали там, у родственников в гостях, на сенокосе, в праздники.

Та же самая ситуация и с Кенским волоком, тоже забытая дорога, только старина ещё глубже.

Об этой дороге можно судить по воспоминаниям жителей Водлы, которые выложены на сайте «Деревня Водла - Фольклор и этнография деревни Водлы»

Были деревни на Кумбасозере, относились к Плесецкому району, сельсовет в Вершинино. За почтой, в аптеку, на работу ходили за 15 километров. Потом когда переехали в Водлу, стали уже за 30 километров ходить. Позже вообще перестали ходить, когда стали частью Карелии. Но дорога живёт в воспоминаниях.


Таисия Алексеевна Борзоногова 1941 г.р., дер. Кумбасозеро

Лес, знаешь, до небес!

- А вот я раньше почту возила, мне тогда ещё семнадцать годов было. Раньше как-то родители за нами вообще не смотрели. Никаки вырубки, ничего раньше не было. Лес, знаешь, до небес! Только что така одна дорога в Кенозеро сделана. Меня председатель колхоза: хоть тридцать километров, надо ехать. Я на катули сяду и тридцать километров. Длинные санки — дак называлиси дровни, а небольши — дак эти катулины. Это как сделаны полозья, на лошади. А там ещё кругом. Об речку ещё едешь, чтобы почту довезти. Едешь, лошадь: «Пф! Ппф!» Значит, кто-то есть. В конце июля — в начале сентября как раз медведи. А сузёмки - лес не рублен, да никто не проходил. Ноги на дорогу, да и пошёл. В лодку сажуся, на лодке еду по Кумбасозеру. А потом иду пешком десять километров, больше, чем отсюда в Кубово. Вдруг кто встретится, мне семнадцать годов.

Вера Васильевна Чистякова (1912 – 2006), дер. Кумбасозеро

- Вспоминаете Кумбасозеро?

-О-о-о! Я была бы там! Там церков была, хорошо! А после уж, после церквы, как разбили этого всего, в зале танцовали. А там в алтаре сельсовет был. Озёро-то у нас в одну сторону три километра, туды к Кены, а в другу озёро четыре километра. Ну я ловила рыбы много, ой много я ловила! Невод был.

Александра Григорьевна Сатина (1912 – 2004), дер. Кумбасозеро

Гузенька река, Кумбаса река, в это впадут, в озеро. Ендрика река, Матсара река, Палручей – с лесу. По ему ехать худовато.

Вера Александровна Дорофеева 1929г.р., дер. Кумбасозеро

Наша Кумбаса-река

С крутыми заворотами,

А мой миленький живёт

Далёко за болотами.

«…- О своей-то жизни? Было в нашей деревне, в Кумбасозере, наверно больше сорока-то хозяйств. Ну наша деревня была, как там рассказать, дак богата была деревня. У нас в деревне столько коров было в колхозе — это выйдёт стадо, голов пятьдесят дойных коров выйдёт. Шестьдесят лошадей было ездных в деревне. Дак на каждой неделе два баку таких молочных топлёного масла возили государству сдавать.»

«… Мама справится, в Кенозеро 30 километров побежит за лекарством. А дают лекарство - один раз выпить, шесть капель дают выпить, какой-то яд давали. Это место принесёт в бутылочке. Он выпьет. Отпустит, вот опять несколько дён и ходит.»

Меня всё время удивляло с какой удивительной настойчивостью в современных атласах автомобильных дорог наносили и наносят короткий отрезок, бывшего Орловского тракта по Кайскому болоту в моём родном Подосиновском районе, хотя даже тропинки там не прослеживается. Уже в 1976 году её не было и мы шли по компасу строго на юг. Изредка была просека, заросшая мелким лесом.
Сейчас когда на всё смотрю по-другому, думаю, очень хорошо, что хоть на картах дорога есть. Память о дороге не только в воспоминаниях. И очень расстроюсь , если в очередном атласе не увижу её. Хочу думать, что картографы наносят не существующую дорогу, не по привычке, а в надежде, что она опять возродится.


« Берещаный каюк»

Таможенные книги государства Московского - очень интересный и ценный источник по многим вопросам экономической истории, в том числе и по речному судоходству на Европейском севере в XVII веке.

Они содержат записи о движении торговых людей и товаров, их количество. Упоминают пункты начала и конца маршрутов, и что наиболее интересно для нашей темы названия и типы речных судов того времени, их размеры и количество прошедших через таможенный пункт, сведения о числе экипажа и основное содержание груза.

На таможенных пунктах все проезжающие обязаны были платить различные виды налогов, «… платили проплавные пошлины, за посаженное, и побережное, и записное, и гостиное, и з гребцов, и с поваров, и с кормщиков…» С носников, по современному – лоцманов, брали отдельный налог.

Множество наименований речных судов, зафиксированных писцами ( барка, барочка, облас, дощаник , дощаничек кандаловский, плот иноземского леса, лодка – заозёрка, лодчёнка, судна - подводные, чюжые, заморозные, вилегодские, лодейка, карбас извозный, карбас некрытый, каюк берещаный, дощаный, каючёк и другие ) говорит, что судостроительное дело в 17 веке на реках Сухоне, Северной Двине, Вычегде было развито. Речные суда были предметом купли – продажи. В основном продавались карбасы, обласы, каюки.

По рекам Северодвинского бассейна передвигались в обоих направлениях берестяные каюки и каючки. Маршруты у них были довольно продолжительные, например, от Архангельска шли на Вятку и к Соли Камской, с Устюга на Печору, Пустозерск, Сибирь и обратно. Только за период с 22 по 30 сентября 1655 г. мимо Сольвычегодска прошло 15 берестяных каючков с Печоры.

Какого вида были древние суда Европейского Севера, можно догадываться по указанным размерам, по количеству груза и экипажа

Экипаж берещаного каючка составлял от 2до 4 человек. По размеру взимаемой пошлины в сравнении с другими судами, берестяной каюк был одним из самых малых по размеру и лёгким судном, хорошо шёл против течения и мог легко преодолевать встречающиеся волоки на путях из Вологды. Архангельска. Великого Устюга, на Печору и далее в Сибирь.

По количеству прошедших мимо Сольвычегодска за период с мая по сентябрь 1656 года судов , зафиксированных в « книге отменнёных пошлин» это самое распространённое судно. За пять месяцев прошло 40 лодок, 21 судно, 7 дощаных судна, 1 вилегодское судно, 3 дощаника, 1 дощаный каюк, 1 карбас и 52 !!! берестяных каюка. Цифры говорят сами за себя. Почти каждое второе судно именовалось - берестяной каюк или каючок.

. Мною и моими сотоварищами с 2007 года делаются практические шаги по возрождению берестяного каюка в памяти и в жизни.

2007 год. Июнь-сентябрь. Строительство первой лодки и поход по рекам Пушма и Юг. 141км за три дня..

2008 год. Май -июль Реконструкция «берещаного каюка» и поход по Северной Двине от Котласа до Архангельска. 600 км.за 12 дней прошёл опытный турист В.Бужинский.

2009 год.25 -30 мая. Археологический эксперимент «Первобытное мореплавание в Беломорье» совместно с Соловецким музеем – заповедником. Научный руководитель А.Я.Мартынов. Строительство «морской» каркасной лодки и экспериментальное испытание её в условиях Белого моря.

Во всех переходах лодка зарекомендовала себя, как судно способное к далёким переходам и нелёгким испытаниям.

Для Кенозерского проекта будет построена новая лодка. Судно на троих человек весит не больше 45 килограмм, что позволит его легко переносить на себе двум участникам экспедиции. Третий участник будет нести нехитрый скарб. Осадка судна составляет 15-20 см., так что мелководье ему не страшно. Из-за своей легкости и малой осадке каюк легко поднимается против течения. В эпоху средневековья судно с такими характеристиками могло широко использоваться на реках таёжной зоны.

Надеюсь, что в скором времени мы с товарищами испытаем себя и берещаный каюк при прохождении древнего пути предков – Кенский волок.

Искренне ваш Александр Шутихин.