uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 27 28
А.П. Ершова


Обучение и воспитание актёра

по системе П.М. Ершова


ПРЕДИСЛОВИЕ


«Любите ли Вы театр?..» Неистовый Виссарион никогда не работал в театре. Те, кто работал, любят и не любят театр по-особенному. Я люблю театр с тех пор, как себя помню. Вокруг меня только и беспокойства было, что о театре. Точнее о том, как способствовать его совершенствованию. Как совершенствовать труд и творчество артиста.

В свои школьные годы я слушала и смотрела, как работает с артистами мой отец Петр Михайлович, как репетирует и играет свои роли в кукольном театре Образцова моя мама Александра Михайловна Ершова. И сама играла в спектаклях, поставленных нашей любимой учительницей литературы Антониной Константиновной. Потом училась на очно-заочном отделении Вахтанговского училища, ставила дипломный спектакль в Курском драмтеатре. И потом долго-долго прокладывала дорожки к созданию концепции всеобщего начального театрального образования. И до сих пор никак не оставляет меня беспокойство о том, можно ли усовершенствовать процесс подготовки артиста профессионала. Вот почему пишу я вместе со своим замечательным помощником Еленой Анатольевной Аккуратовой эту книгу.

И сегодня, и раньше, и потом были, есть и будут замечательные актёры, с искусством которых можно встретиться и на столичной, и на периферийной, и на любительской сцене. Низкий им поклон и благодарность! Но мысль о том, что и они, и те, работа и творчество которых не столь удачны, не знают, не видят, не пользуются системой П.М. Ершова, не даёт мне покоя. Вот мы и решили рассказать о своих наработках. Может быть, кому-нибудь пригодится. Система П.М. Ершова действительно система. Она и продолжение системы К.С. Станиславского и усовершенствование её в той части, которая касается понимания человека. И может быть названа как потребностно-информационная концепция личности, созданная П.М. Ершовым совместно с академиком физиологом Павлом Васильевичем Симоновым.

Каждый нормальный артист работает для зрителя, мечтает о том, чтобы зритель его любил, ждёт от зрителя понимания и чуткости, испытывает огромное счастье, блаженство, когда устанавливает контакт со зрителем, дышит с ним в унисон, ведёт зрителя за собой.

Живописец тоже мечтает о том, чтобы зритель захотел купить его картину и повесил у себя дома, но плох, нам кажется, тот живописец, который только тем и озабочен, чтобы понравиться зрителю. Собственно так и отличаются друг от друга деятели искусства. Одни устремлены к созданию образа как воплощению своего понимания мира, а другие – к созданию продукта, который будет иметь успех у зрителя.


Тексты из книг П.М. Ершова приводятся по изданиям:



Ершов П.М. Искусство толкования: В двух частях/ Отв. ред. А.П. Ершова; науч. Ред-ры В.М. Букатов, А.Ю. Панфилов.- Дубна: Изд. Центр «Феникс», 1997. – Часть вторая: Режиссура как художественная критика. - 608с.

Ершов П.М. Искусство толкования: В двух частях/Отв. Ред А.П. Ершова.- Дубна: Изд. Центр «Феникс», 1997. - Часть первая: Режиссура как практическая психология.- 352с.

Ершов П.М. Сочинения: В3-х т/Отв. Ред. В.М. Букатов.- М.: ТТО «Горбунок»,1991.-Т.1: Технология актёрского искусства - М.,1992. - 288с.

МЫСЛИ ВСЛУХ




Предуведомление



В реальной актёрско-исполнительской деятельности каждый выходящий в костюме и гриме на сцену видит довольно ясно те конкретные задачи, которые он будет выполнять в продолжение пребывания на сцене. Например, надо вбежать, громко топая. Быстро взлететь на двухметровый станок, потом произнести длинную реплику умоляя партнёра сжалиться, простить, поверить и дать денег. Каждый актёр выполнит эти задачи с какой-то долей искренности, правдивости, чисто физической оснащённости (тяжело дыша или не дыша), воспринимая реакцию партнёра-персонажа на каждую свою фразу-предложение или не ожидая этой реакции. Может быть, артисту захочется встать на колени, вытянуть руки или, наоборот, отвернуться и говорить плачущим голосом.

Все эти и подобные мелкие действия обычно возникают и закрепляются в процессе репетиций. Начинаются репетиции с определения общей характеристики персонажа и его целеустремленности. Целеустремлённость раскладывается на конкретные задачи, по Станиславскому. Технология П.М. Ершова позволяет внести существенные изменения в этот процесс освоения артистом роли.

Я в своей недолгой актёрской практике в театре-студии под руководством П.М. Ершова сыграла более ста спектаклей. На некоторых спектаклях и в некоторых ролях все мои силы я направляла только на то, чтобы не произносить фразы на одном и том же уровне, чтобы переход из одной мизансцены в другую рождался органично и не было видно моих затруднений в выполнении режиссерского задания. Или, например, в роли Исмены («Антигона» Софокла) было очень трудно сохранить динамику монологов, так как использование рычагов наступления, связанных только с речью при неподвижном теле, требует человеческой уверенности во время работы на сцене. А так как во мне всегда была сильна ученическая позиция, то хозяином в этой роли я себя не ощущала. Большие трудности я испытывала в выполнении роли Антигоны в том же спектакле. В других ролях мне легче удавалось держаться режиссёрского задания и соответствовать законам заданных параметров и вольно, спокойно пользоваться рычагами наступления.

Трудно не согласиться с тем, что подлинный профессионализм в актёрском искусстве проявляется в том, что никогда две фразы авторского текста артист не произносит одинаково на той же высоте голоса, с той же степенью крупности, с тем же подтекстом. Система П.М. Ершова позволяет оснастить даже начинающего актёра профессиональными умениями.

Собственно технология действий П.М. Ершова помогает, на мой взгляд, гораздо эффективнее определить особенности общения персонажей в соответствии с понимаемыми исполнителями целями и задачами этих персонажей, а после на репетициях реализовывать это понимание в более конкретном исполнении особенностей логики действия. Не просто действовать, а действовать так, как требуется по художественному замыслу, то есть, например, не просто умолять, а умолять как сильный и дружественный человек и умолять так, чтобы каждая последующая фраза отличалась от предыдущей, а не просто – скороговоркой, как обычно обозначают в театре горячую страстность. Вот эти-то особенности в логике поведения мы в нашей театральной школе и разбираем на практических занятиях по мастерству актёра со студентами.

Поэтому я отказываюсь понимать пренебрежение современных деятелей театра возможностями обогатить своё мастерство. Всё было бы иначе, если бы они действительно хотели заниматься на сцене воплощением образа живого человека. Отсутствие же на сцене и в театре подлинного живого человека превращает театральное представление, по-моему, в неправомерное политическое, сатирическое или дидактическое явление. Зритель превращается, таким образом, в ленивого потребителя ангажированных идей. Зритель оглупляется, театр перестаёт быть искусством для умных и чутких. Так называемый любительский театр, который обычно является копией профессионального, выигрывает только за счёт человеческого энтузиазма участников – эти кривляются от души.

Подлинный горячий живой театр сегодня, конечно же, существует в работах нескольких видных режиссеров и в работах многих никому неизвестных. Сегодня к таким театрам я причисляю театры П.Н. Фоменко, С.В. Женовача, Э. Некрошюса.

Кому и зачем



Поставив перед собой задачу рассказать о своих размышлениях и накоплениях в сфере театральной педагогики, начну с того, что под словами театральная педагогика я, прежде всего, понимаю преподавание искусства театра. Как это ни странно звучит, «преподавать искусство», тем не менее считается, что можно преподавать музыку, хотя не говорят «преподавание искусства музыки», но процесс обучения рисованию называют «преподавание изобразительного искусства».

Преподавание искусства театра имеет достаточно богатую историю, имеет своих корифеев и свои тёмные и сомнительные результаты. Опыт театрального искусства говорит о том, что можно играть на сцене, не пройдя никакой школы, не получив никакой педагогической помощи. Можно участвовать в спектакле и быть прекрасным актёром просто благодаря таланту, случаю. Тем не менее, много людей занимается театральной педагогикой, и я рассчитываю, что для них книга, где собраны методики, упражнения и освещены цели, идеи преподавания искусства театра может быть интересной.

Как и каждым порядочным зрителем, для которого не чужды эстетические удовольствия и радости, мною накоплены подарки, потрясения от театрального актёрского искусства. Только от театра получаешь впечатление жизни, которая на твоих глазах воплощается, реализуется, осуществляется артистом, и ты узнаешь необыкновенного человека.

Театр, как и остальные виды искусства, существует, бытует не только в сфере эстетической деятельности и эстетических явлений, но так же и в ремесленной, и в примитивно публицистической, и в социальной сфере человеческой деятельности. Не всегда режиссер и артист в своей профессиональной деятельности стремятся к созданию художественного образа на сцене, осознают и понимают законы создания художественного явления. Всё, о чём я размышляла, думала, что я искала, и то, о чём я буду рассказывать в этой книге, связано с целью – помочь человеку создать художественный образ, эстетически ценное явление (и не важно, насколько популярен будет созданный тобой образ, сколько денег ты получишь за работу над ним, быстро или нет ты добьёшься результата).

Потребность создавать эстетически ценные явления, как показывает опыт, связана с определённой жизненной устремлённостью человека: доминированием духовных идеальных потребностей (согласно потребностно-информационной концепции личности, разработанной П.В.Симоновым и П.М. Ершовым в 70-80 годы XX века).

Всё, что здесь будет рассказано, неразрывно связано с идеями потребностно-информационной концепции личности, то есть с теорией потребностей. С понятием, что такое эмоция, информация, с понятием «норма удовлетворения потребностей», с доминирующей потребностью, с возрастной динамикой потребности, с пониманием сущности механизма творчества и с разработанной П.М. Ершовым «технологией действия, взаимодействия и общения».

Главным желанием, стремлением в моей работе был поиск способов и методов, которые обнаружили бы для театрального искусства клад, открытый П.М. Ершовым, связанный с разработкой и освоением выразительного и изобразительного материала актёрского искусства.

Одной из задач педагогики является стремление обеспечить человеку все возможности счастья. Ваш ученик должен быть счастливым человеком. Театральная педагогика не исключение. Нельзя готовить будущего несчастного человека, артиста, поэтому нужно исходить из того, что ему свойственно, что ему хочется, что ему по росту, что ему как раз. Необходимо развивать в нём эстетический вкус, собственные художественные требования к себе, нормы и правила работы в коллективе, гармоничное представление о себе – и достаточно скромное и достаточно наглое.

Педагогика есть переключение человека от неумения к умению. Сегодня на начало урока я что-то не умел и чего-то не знал, к концу урока я умею и знаю. Необходимо, чтобы у студента на занятии не просто происходило потрясение от того, как много умеет и знает Мастер, что требуется знать в искусстве, а накапливались собственные умения и навыки. Будущему артисту необходима тренировка психофизической мускулатуры, которая реализуется в заданиях, придуманных педагогом заранее. Другими словами можно сказать, что педагогика – это последовательная постановка препятствий. Почти как в спорте – можешь подпрыгнуть на такую высоту? А больше можешь? А чтобы подпрыгнуть, перед этим потренируемся?

Препятствия для ученика – это сфера внимания педагога. Первостепенное значение в профильной, то есть профессиональной театральной педагогике имеет планирование процесса обучения и планирование каждого урока, конструирование каждого урока, придумывание заданий и упражнений, которые будут тренировать будущего артиста-исполнителя.

По моим наблюдениям, в балетной школе Большого театра педагог настолько сосредоточен на самых талантливых детях, что всех остальных он просто не замечает. Из пятнадцати человек в классе есть два перспективных, продуктивных ученика – вот он и возится с каждым мускулом их ног: поглаживает, проверяет, укрепляет, советует, а всем остальным просто даётся общая команда. На мой взгляд, в театральной педагогике это недопустимо, потому что драматический артист участвует в коллективном виде деятельности и необходимо развитие артиста в коллективе.

Об общем замысле книги



Во-первых, общая педагогика. Затем этапы профессионального театрального образования, где, первый этап применим и к общему театральному образованию и к дополнительному образованию, но в профильном (профессиональном) он имеет свои акценты. Первый этап – знакомство с начальными элементами, связанными с логикой поведения – бессловесными элементами действия. Второй этап: «Словесные действия»; знакомство с понятием «событие», как оно играется, как можно его играть и с чем связана та или другая форма исполнения; а затем – изучение и исследование параметров борьбы. Репетиции, которые основываются на том, что изучено и пройдено в процессе обучения. В отдельной главе описана работа по сценической речи.

О четырёх направлениях театральной педагогики



1. Общая педагогика. Общие идеи театральной педагогики. Что значит, когда ты пытаешься научить, передать, увлечь кого-то другого секретами, связанными с искусством театра. Сразу можно подумать, что каждый, кто любит театральное искусство, может его преподавать, но я думаю, что это не так. Только любовь к театральному искусству не делает из тебя учителя и проводника. Конечно, каждая мама, одержимо бегающая на все премьеры любимого театра, может заразить этой одержимостью своего ребёнка, но может и не заразить и даже вызвать отвращение. Точно так же и талантливый актер, какими-то неведомыми путями успешно решающий свои профессиональные проблемы, совсем не обязательно обладает способностями, умениями и знаниями, чтобы вырастить актёра в ученике. Не знающие законов театральной педагогики актёры обыкновенно радуются, когда студенты копируют их, и как тут не вспомнить, что и большие художники учатся, копируя чужие шедевры.

Но актёрское исполнительское искусство не то же самое, что работа живописца. Требуются специфические умения, желания, способности, неразрывно связанные с тем, что нужно делать на сцене в данную секунду и делать это как-то по-своему. В понимании этих тонкостей и заключается наше представление об общих законах театральной педагогики.

2. Общедоступное образование. Особенности театральной педагогики в общеобразовательной системе, когда преподавание искусства театра нацелено на самых простых и незаинтересованных детей – тех, кто или не собирается быть актёром, или никогда ещё себя в этой сфере не пробовал и вообще это не относится к его задачам и целям. Учительница пришла по расписанию – урок театра начался.

3. Дополнительное образование. Дети изъявили желание заниматься театральным искусством. Театральное исполнительское искусство является желанным досугом, а не профессией, то есть воспитанник не хочет и не претендует, чтобы это было его профессией, но и не может сказать, что он к театру равнодушен – ему нравится это дело, как кому-то нравится делать поделки, заниматься рукоделием. Педагогически – это для меня самая туманная сфера, потому что в ней всё зависит от конкретного человека, который собрал вокруг себя детей и хочет с ними заниматься. Руководителя детского театрального коллектива можно сравнивать с другими, можно ставить ему отметки. Но не так много людей, педагогов дополнительного театрального образования, как они теперь называются, которые ведут подобную работу. Это дело лично каждого.

Можно рассматривать дополнительное образование как звено, где обыгрываются идеи общего образования и идеи следующего этапа, то есть идеи профильного театрального образования.

4. Профильное или профессиональное театральное образование практически не имеет достоверных научно-методических положений и утверждений. Неизвестно, с какого возраста можно говорить о профессиональной подготовке ребёнка к актёрской и режиссерской профессии, профессии драматурга. Высшее и среднее профессиональное театральное образование обращено к молодёжи, заявившей свой ведущий интерес к работе в театре. Для подобных учебных заведений созданы специальные программы и по актерскому мастерству, и по сценической речи, и по сценическому движению, и я уверена, что в разработке этих программ требуются глубокие и серьёзные изменения, так как думаю, что часто упоминаемый кризис театрального искусства связан с дефектами в профессиональном образовании актера.

Но ранняя профессиональная подготовка представляется ещё более тёмным пятном, хотя сегодня у родителей пользуются спросом специальные театральные классы для детей от трёх до пятнадцати лет. Кто может взять на себя ответственность за судьбу десятилетнего ребёнка, которого мы будем готовить к профессиональной работе на сцене? Речь здесь идёт собственно о том, чтобы, заметив рано проявившийся актёрский талант, развить и вооружить, а не загубить ранней, непосильной эксплуатацией.

О клубке проблем



Во всех направлениях работы есть свои особенности. Прежде всего, необходимо ясно представлять, кому мы адресуем театральное образование, какому определённому возрасту: молодёжи, взрослым людям, подросткам или детям. Этот вопрос в современной театральной педагогике конкретно не решён. Что я имею в виду? Артиста балета начинают готовить в 7-8 лет. Вырабатывать его пластику, спину, ногу, руку. В музыкальном искусстве исполнителей (пианистов, скрипачей и т.д.) тоже готовят с раннего возраста. В изобразительном искусстве такой ситуации не наблюдается. Отбираются способные к рисованию в кружки, но совсем не все становятся профессиональными художниками

Театральное искусство не имеет достаточного положительного опыта, не имеет основания, для того чтобы говорить о раннем профильном образовании. Мною в течение нескольких лет были предприняты попытки определить возможность и целесообразность раннего профильного образования. Обыкновенно преподавание театрального искусства для детей и подростков в почти неадаптированном виде копирует высшее театральное образование, которое было получено самим педагогом. Скидка на возраст не делается вплоть до детского сада (если вдруг кому-то приходит в голову открыть профильный детский сад, начальные театральные классы, или среднюю или старшую школу). Позиция досадная, неверная, от которой страна и искусство многое теряют.

Взращивание артиста не такое простое дело, и к этому надо относиться тщательнее. Все мои идеи и находки в этом направлении представлены в этой и других книгах («Уроки театра на уроках в школе» и др.). Профильным или профессиональным образованием можно начинать заниматься только со старшими подростками, причем специфически последовательно и ласково. Не обрушивать на них сразу всю массу проблем, а сначала проверить, действительно ли и по-настоящему ли относится театральное искусство к сфере их интересов? Не ломаем и не эксплуатируем ли мы здесь психофизические данные человека? Ведь сложно быть инструментом, на котором играет театр, режиссёры, партнёры. Эта деятельность трудная, требующая более психологической сформированности, чем физической мускулатуры.

О театральном профильном лагере



Самым голым местом театральной педагогики является професиональное образование, поэтому я буду говорит о нём, хотя у меня только что сложилась работа в лагере, который был профильно-театральным. Состав участников – подростки от 10 до 15 лет, и из шестидесяти подростков тридцать никогда ничего не играли и тридцать, которые занимаются в театральных студиях. Если говорить о направлении педагогических усилий – нечто среднее между дополнительным и общедоступным театральным образованиями. За десять дней работы лагеря делом, начинанием, столкновением детей с театральной культурой было оказано какое-то влияние на их интересы, на развитие их способностей.

У кого учится будущий артист



И сейчас я собираюсь остановиться на проблеме общепедагогических задач. Театральная педагогика, её цели, задачи и методы преподавания искусства театра. Естественно, я буду касаться той стороны преподавания, которая связана с актерским искусством, то есть это обращение не к тем, кто будет драматургом, театроведом, и т.д., а к тем, кто связан с исполнительской театральной деятельностью.

В разговоре об общепедагогических проблемах, конечно, хотелось бы прояснить вопрос: по каким мотивам человек занимается театральной педагогикой, что он хочет? Мне, как и многим, мечталось помогать талантливым людям. Я сама когда-то столкнулась в своей актёрской работе с проблемами, с трудностями, со страхом, с тем, что очень хочется сыграть роль, но не получается. Мне кажется, что помогать талантливым людям хорошо сыграть роль – это самое интересное, что есть на свете. Такой мотив мне представляется наиболее педагогичным.

Бывает мотив другого порядка: есть очень талантливые люди, я отберу самых талантливых и сделаю с ними такой спектакль, который не сделаешь ни в каком профессиональном театре. Такой мотив мне представляется более сомнительным, с педагогической точки зрения, потому что такой опыт не может не оказать отрицательного воздействия на сферу потребностей студента.

В искусстве к работе от души, к полноценной работе, которая приносит счастье не потому что – успех, а потому что занимаешься любимым делом, движешься в любимом направлении, ведёт доминирование идеальной потребности, потребности духовной, потребности познания. Но доминирующая потребность оформляется обычно в 19-20 лет и за время профессионального обучения должна специфически вооружаться, что собственно и является предметом театральной педагогики.

Несколько слов о себе и теории потребностей



История формирования моих представлений связана с тем, что я всегда была свидетелем работы Петра Михайловича Ершова, с 16-17 лет участвовала в работе его студии, играла на сцене его студии и в других его экспериментальных пробах. И всю его жизнь до его смерти в 1994 году была свидетелем разработки им в тесном сотрудничестве с П.В. Симоновым концепции человека, концепции личности. Эти два великих ума находили причинно-следственные связи и объясняли (не описывали), зачем в структуре человека те или другие поступки, дела, откуда берутся мысли, откуда берётся такое или другое восприятие.

Тут я обращаю внимание всех желающих это понять к работам П.М Ершова «Технология актёрского искусства», «Режиссура как практическая психология», «Искусство толкования», П.М. Ершова и П.В.Симонова «Происхождение духовности», «Темперамент – Характер – Личность» и другим. К последней книге П.В. Симонова «Лекции о работе головного мозга: Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности» (2001). Все мои представления почерпнуты из этих книг. Поэтому, когда я говорю о доминировании потребностей, я имею в виду потребностно-информационную концепцию личности П.В. Симонова, П.М. Ершова.

Педагогика занимается тем, что вооружает имеющуюся потребность и оказывает какое-то влияние на доминирование той или другой потребности. То есть задача педагога по отношению к исполнителю – помочь ему более совершенно сыграть роль, какого бы масштаба ни была эта работа. Снимается вопрос: а как на нас посмотрят, для кого мы это готовим, а похвалят ли нас, а понравимся ли мы? Согласно теории развития потребностей человека, потребность в вооружённости доминирует в младшем подростковом возрасте, значит, в этом возрасте ребенку не столь важно выходить на публику.

Но в старшем подростковом возрасте начинает формироваться норма удовлетворения социальной потребности – «я и другие», «мои права», «на что я имею право», «как ко мне относятся другие?». И встают вопросы: «мы и зрители», «мы готовим спектакль для зрителей», «я вышел играть для других», то есть, начинается работа не то, чтобы на показ, но работа, в которой очень важен результат. Причем оценка этого результата – участие в конкурсах, фестивалях. Если нет первого этапа подготовки, в котором не результат важен, а театр сам по себе интересен, мы очень подставляем, по-моему, нашего талантливого артиста. Подставляем тем, что опираемся на социальную потребность, регулирующую понимание своих прав и своих обязанностей перед людьми и среди людей. А как в этой ситуации чувствует себя потребность понимания гармонии мира, запечатленного в художественном образе? Не угнетаем ли мы её, не игнорируем ли мы её, заботясь об успехе?

Вся театральная педагогика служит тому, чтобы выявить наиболее одарённых, нацеленных и увлеченных этим искусством людей и вывести их в профессиональную сферу. Ошибки в профессиональной сфере чреваты глобальными социальными, государственными несчастиями. Актёрская сфера очень узкая, её несчастья мало влияют на государство, но отражаются на судьбах людей, на их ощущении полноценной, полнокровной жизни, счастья. Жалко каждого человека, который попал не на своё место, даже если он очень одарён. И если в структуре его потребностей, жизненных нужд больше доминирует социальная потребность «для себя», а не идеальная, то тогда в жизни и в профессии ему будет всегда трудно. Но при этом в любом возрасте доминирование потребности «для себя» можно вооружить качеством работы и у человека может сложиться более счастливый образ жизни.


следующая страница >>