uzluga.ru
добавить свой файл
А.Г. Балакай

ЧТО МЫ ГОВОРИМ, КОГДА ГОВОРИМ «НИЧЕГО…»


В русском языке существуют две омонимичные словоформы (омоформы): 1 ничего – род. п. отрицательного местоимения ничто (В доме не осталось ничего. “Что нужно делать?” – “Ничего”. “Что ты сегодня ел?” – “Ничего”) и 2 ничего (ничё, ничто, ништо – прост. и обл.)местоименное наречие, употребляемое чаще в качестве безличного сказуемого (слóва категории состояния).

Здесь речь пойдёт главным образом о предикативном наречии ничего, которое давно привлекает к себе внимание как самих русских, так и иностранцев [См., например: М. П. Алексеев, 1982]. Многозначность и идиоматичность этого слова, разнообразие его смысловых оттенков делают его одним из символов загадочной русской души. “Есть на языке нашем оборот речи, – писал П. А. Вяземский, – совершенно нигилистический, хотя находившийся до изобретения нигилизма и употребляемый доныне вовсе не нигилистами. «Какова погода сегодня?» – «Ничего». – «Как нравится вам эта книга?» – «Ничего». – «Красива ли женщина, о которой вы говорите?» – «Ничего». – «Довольны ли вы своим губернатором?» – «Ничего». И так далее. В этом обороте есть какая-то русская лукавая сдержанность, боязнь проговориться, какое-то совершенно русское себе на уме” [Полн. собр. соч. – СПб., 1883. Т. VІІІ, с. 429].

Наречие это зафиксировано уже в Словаре русского языка XІ – XVІІ вв.: НИЧЕГО (НИЧЕВО), в сост. сказ. Ничего, переносимо, можно терпеть. «И то б еще ничево, а то такие великие убытки.. от того учинилися, и то добре досадно». Куранты, 1645 г. На частотность употребления русскими этого наречия обращали внимание В. И. Даль, М. И. Михельсон и другие лексикографы XІX в.

Французский писатель А. Сильвестр (Armand Silvestre, 1838 – 1901), посвятивший слову ничего несколько страниц своей книги, называет его «страдательно-терпеливым девизом русского народа». Пытаясь найти ему лексическое соответствие во французском языке, он утверждает, что этот девиз кажется ему специально созданным для русского крестьянина, этого «величайшего философа» из всех, каких только «можно себе представить, так как его не трогает ничего из мелочей жизни». Рассказывают, что Бисмарк, хорошо знавший русский язык, которому он выучился, будучи послом Прусского королевства при Петербургском дворе между 1859 – 1863 гг., носил приобретенное в России кольцо, на котором было вырезано nitchewo, и что у Бисмарка внимание к этому слову имело обличительно-ироническое отношение к русскому авось да небось да как-нибудь.

Сфера употребления слова ничего в русской речи чрезвычайно широка. Мы хотели бы сосредоточить внимание на употреблении ничего в качестве знака русского речевого этикета. В данном аспекте, насколько нам известно, оно не анализировалось. Между тем для более или менее адекватного описания семантической структуры знака бывает полезно учитывать его функцию в коммуникативном акте, так как именно функция (назначе­ние) задаёт знаку набор некоторых существенных признаков.

Регулярно функционируя в системе речевого этикета, слово или устойчивое сочетание приобретает системные признаки. В частности, специфика знака речевого этикета состоит в том, что он (лексемный или фраземный знак), будучи постоянным членом диалогического единства, обладает синтаксически ограниченным и ситуативно обусловленным значением. Регулярное употребление знака в стереотипных речевых ситуациях приводит к идиоматизации его значения.

Под идиоматичностью значения в данном случае понимается наличие семантического признака, не выраженного (не манифестированного) словообразовательными средствами или фразообразовательными компонентами (В. П. Жуков). Идиоматичность иногда называют «приращением смысла» (В. Л. Архангельский), «непрозрачностью» значения знака N, требующего «переинтерпретации» (А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский) по формуле: Что мы говорим, когда говорим «N». На идиоматичность русских этикетных выражений едва ли не первым обратил внимание А. С. Пушкин: «Мы всякий день подписываемся покорнейшими слугами, и, кажется, никто из этого не заключал, чтобы мы просились в камердинеры». (Собр. соч. в 10 т. – Т. 6, с. 404).

В качестве этикетного знака ничего регулярно употребляется в следующих ситуациях:

1. Как обиходный ответ на этикетные вопросительные обращения при встрече: Как живёте? Как поживаете? Как здоровье? Как дела? и т. п. В данной ситуации ответ Ничего при соответствующей интонации может означать: «хорошо», «благополучно», «неплохо», «сносно», «так себе».

Известно, что в традициях русского общения на подобные этикетные вопросы не принято отвечать в слишком розовых тонах, тем более эмоционально и самодовольно распространяться о своих успехах и удачах. Не принято и слишком жаловаться на свою жизнь. Поэтому обычно отвечают: Ничего. Если по условиям общения однословный ответ оказывается недостаточно приветливым, он может быть уточнён, распространён рядом синонимичных знаков: Так себе. Помаленьку. Нормально. По-всякому. Слава Богу и т. п., в том числе, если позволяет речевая ситуация, – стереотипной шуткой типа Живём, хлеб жуём. Дела идут, контора пишет. Лучше всех, да никто не завидует и т. п. Однако в любом случае этикет предписывает говорящему не задерживать внимания на себе, а переводить его на собеседника. Например: [Балагалаев:] Ну, как ты? (Садится.) [Мирволин:] Слава Богу с, Николай Иваныч, слава Богу с. Как вы в своём здоровье? [Балагалаев:] Я ничего. В городе был? И. Тургенев. Завтрак у предводителя. Он [князь], бывало, если проиграется где-нибудь ночью, сейчас утром, как встанет, идёт в архалучке ко мне в конюшню и говорит: “Ну что, почти-полупочтеннейший мой Иван Северьяныч! Каковы ваши дела?” – он всё этак шутил, звал меня почти-полупочтенный, но почитал, как увидите, вполне. А я знал, что это обозначает, если он с такой шуткой идёт, и отвечу, бывало: “Ничего, мол: мои дела, слава Богу, хороши, а не знаю, как ваше сиятельство, каковы ваши обстоятельства?” Н. Лесков. Очарованный странник. Звонко, радостно целуя Потапа Максимыча, кричал он [Колышкин] на весь дом: “Крёстный!.. Ты ль, родной?.. Здорово!.. Здорово!.. Что запропал?.. Видом не видать, слыхом не слыхать!.. Все ли в добром здоровье?” – “Ничего – живём да хлеб жуём, – отвечал, улыбаясь, Чапурин. – Тебя как Господь милует?.. Хозяюшка здорова ль?.. Деточки?” П. Мельников (Печерский). В лесах. “Ну, как дела? – спросил Колька Бирюков <…>. – Как жизнь?” – “Ничего, – ответил я. – Нормально”. А. Рекемчук. Мальчики. Игорь смял в руках кепчонку, русые, давно не стриженые, не мытые волосы торчали во все стороны. “Как дела?” – спросил Борис. “Ничего, хорошо”, – Игорь обнажил в улыбке редкие зубы. “Хорошо – это хорошо. А ничего – это ничего. Опять проспали?” – “Нет, почему же? Не пускают в экспедицию”. А. Рыбаков. Дети Арбата. [Телеведущий:] Вопрос, так сказать, человеческий: как здоровье? [Ю. Никулин:] Ничего. Как у нас в цирке говорят: “Как здоровье?” – “Наливай!” Это значит: ничего ещё. (Из телеочерка «Все любят цирк», 1991).

2. Как форма сдержанной похвалы, одобрения, комплимента. В устной речи степень одобрения выражается с помощью интонации и невербальных (мимических и кинетических) средств. [Режиссёр:] <…> Вы смотрели первый и второй акт? Ну как, как? Нас всех, конечно, интересует впечатление и вообще взгляд… [Победоносиков:] Ничего, ничего! Мы вот говорим с Иваном Ивановичем. Остро схвачено. Подлинно. Но всё-таки это как-то не то… В. Маяковский. Баня. Хвалил [А. А. Реформатский] сдержанно: “Ничего. Получилось. Бойкое перо, бойкое!” Н. Ильина. Дороги и судьбы. Засмеялись. И профессор тоже невольно засмеялся. И покачал головой. Нюра наклонилась к нему, спросила: “Ну, как – ничего?” – “Ничего, – сказал профессор. – Хитёр мужик твой Иван. Хорошо выступает”. Нюра была польщена. “Он умеет, когда надо…” В. Шукшин. Печки-лавочки. Для усиления экспрессии употребляется выражение очень даже ничего: Она заплакала и сказала маме: “Мама, я такая некрасивая!” – “Ну кто это тебе сказал, дочка! Ты очень даже ничего”. В. Крупин. Песок в корабельных часах. Ср. употребление диалектного ништó (нештó) в ситуации похвалы, одобрения: Праздный народ расступается чинно… Пот отирает купчина с лица И говорит, подбоченясь картинно: “Ладно… нешто… молодцá!.. молодцá!..” (Н. Некрасов. Железная дорога).

3. Как ответ на словесный знак внимания, предложение, приглашение. В подобных ситуациях ничего может означать: «не беспокойтесь, «не утруждайте себя из-за меня, я не стóю, или это не стóит, такого внимания». “Максим Максимыч, не хотите ли чаю?” – закричал я ему в окно. “Благодарствуйте, что-то не хочется”. – “Эй, выпейте! Смотрите, ведь уж поздно, холодно”. – “Ничего, благодарствуйте…” М. Лермонтов. Герой нашего времени. [Хлестаков:] Что? не ушиблись ли вы где-нибудь? [Бобчин­ский:] Ничего, ничего с, без всякого с помешательства, только сверх носа небольшая нашлепка. Н. Гоголь. Ревизор. [Крутицкий (оглядывается):] Что это они другого стула не ставят? [Глумов:] Ничего с, я и постою, ваше превосходительство. А. Островский. На всякого мудреца довольно простоты. “Как живёшь-можешь?” – спросил он супругу. “Ничего, – отвечала Катерина Львовна и, привставая, начала надевать распашную ситцевую блузу. – Самовар, небось, поставить?” – спросила она. “Ничего, вскричите Аксинью, пусть поставит”. Н. Лесков. Леди Макбет Мценского уезда. “Проходите, сваточек, проходите!” – упрашивала Ильинична. – “Ничего, благодарствуем… пройдем”. М. Шолохов. Тихий Дон.

4. Как скромный ответ на благодарность в значении: «не стоит благодарности». “Гениальная мысль! – восторженно перебил Митя, – как благодарить мне вас, Кузьма Кузьмич?” – “Ничего с”, – склонил голову Самсонов. – “Но вы не знаете, вы спасли меня…” – “Не стоит благодарности с”. Ф. Достоевский. Братья Карамазовы.

5. Как вежливый ответ на прямое или косвенное извинение в значении: «не беспокойтесь, ничего страшного не произошло, я не в претензии». Чичиков извинился, что побеспокоил неожиданным приездом. – Ничего, ничего, – сказала хозяйка. – В какое это время вас Бог принёс! Сумятица и вьюга такая… Н. Гоголь. Мёртвые души. Червяков кашлянул, подался туловищем вперёд и зашептал генералу на ухо: “Извините, ваше-ство, я вас обрызгал… я нечаянно…” – “Ничего, ничего…” А. Чехов. Смерть чиновника. [Ивчиков:] <…> А где ваша жена? [Колобашкин:] У меня нет жены. Она от меня ушла. [Ивчиков:] Простите, ради Бога. [Колобашкин:] Ничего, ничего. Это не всегда печально. Э. Радзинский. Обольститель Колобашкин. “Простите, простите”, – сказал он смущённо, справившись, наконец, со смехом. “Да ничего”, – улыбаясь, Никита достал сигары и зажигалку, положил перед собою на столик. “Я не хотел вас обидеть”, – сказав так, вдруг начал краснеть. “Ничего-ничего, вы меня совсем не обидели, – Никита махнул рукой. – Это вы меня простите…” А. Скоробогатов. Аудиенция у князя.

6. Как форма утешения, ободрения собеседника. Употребляется часто в ряду с другими формами утешения: не горюйте, не переживайте, всё образуется, всё пройдёт, будет и на нашей улице праздник и т. п. Вот именно такое доверие всё семейство Александры Андреевны ко мне возымело: и думать позабыли, что у них дочь в опасности. Я их тоже, с своей стороны уверяю, что ничего, дескать, а у самого душа в пятки уходит. И. Тургенев. Уездный лекарь. [Соня (прижимаясь к няне):] Нянечка! Нянечка! [Марина:] Ничего, деточка. Погогочут гусаки – и перестанут… Погогочут – и перестанут… А. Чехов. Дядя Ваня. – Ничего, Михайло Потапыч, не сумлевайся очень-то: Бог не без милостей, казак не без счастья. Пронесёт и нашу тучу мороком. И. Мамин-Сибиряк. Верный раб. На добрых глазах Лоры выступили слёзы, верхняя губа её задрожала, и она, всхлипнув, припала к плечу Анжелики. А Анжелика гладила её по спине и говорила: – Ничего, девочка, всё бывает. Сейчас война, и много нервных. Ю. Герман. Подполковник медицинской службы.

Ничего или Это ничего употребляется в ситуациях, когда говорящий оказывается в неловком, затруднительном положении, вызывает сочувствие окружающих и от этого чувствует себя смущённым. В этом случае ничего означает: «что поделаешь, так уж получилось, не принимайте случившееся или сказанное мною близко к сердцу», то есть является разновидностью формы утешения, ободрения себя и собеседника (или собеседников). Катушин сидел теперь к нему спиной, и за линялым ситцем его рубахи странно суетились стариковские лопатки. “Да о чём ты, Степан Леонтьич, старичок милый?” – кинулся к нему Сеня. “Ничего… ничего, дружок. Спасибо тебе за ласку твою…” Л. Леонов. Барсуки. Худощавый и низкорослый, Средь мальчишек всегда герой, Часто, часто с разбитым носом Приходил я к себе домой. И навстречу испуганной маме Я цедил сквозь кровавый рот: “Ничего! Я споткнулся о камень, Это к завтраму всё заживёт”. С. Есенин. Всё живое особой метой… “Ничего, это ничего, – всхлипывала Варя, утирая платочком слёзы. – Это пройдёт. Я, должно быть, утомилась… Мало спала…” – “Нет, нет! Это оттого, что мало выпила, – крикнул Герасимов. – Мы сейчас, пожалуй, повторим по полной, по полной…” – “Выше голову, Варя!” Б. Можаев. Мужики и бабы.

7. С вопросительной интонацией ничего? употребляется при выражении просьбы, намерения с целью получить согласие или одобрение собеседника в значении: «можно? разрешите? не возражаете?» Пехотный солдат подошёл к костру, присел на корточки, всунул руки в огонь и отвернул лицо. – Ничего, ваше благородие? – сказал он, вопросительно обращаясь к Тушину. – Вот отбился от роты, ваше благородие; сам не знаю где. Беда! Л. Толстой. Война и мир. “А вот этот чемодан в углу, я выброшу его, ничего?” – спросил я у Кати в первый же день. “Без проблем”, – ответила она. М. Угаров. Разбор вещей.

8. Ничего употребляется как форма выражении согласия в ответ на просьбу «да, пожалуйста». [Мурзавецкая:] Вот и сослужи своей благодетельнице службу великую, избавь её от заботы! Ведь иссушил меня племянничек-то. [Чугунов:] Ничего с, можно с, не извольте беспокоиться. А. Островский. Волки и овцы. [Женщина в электричке – мужчине в ватнике:] “Дядечка, ничего, я тут сумку поставлю?” – “Ставь, ставь, ничё”. (1992).

9. Ничего употребляется как форма возражения, выражения несогласия со словами, действиями или намерениями собеседника. А она смотрит на нас да усмехается по-своему, нехорошо. “Не понимаю я, говорит, зачем ему заходить? И для чего зовёте?” А он ей: “Ничего, ничего! Пусть зайдёт, если сам опять захочет… Заходите, заходите, ничего!” В. Короленко. Чудная. [Тятин:] Любезный братец… [Звонцов:] Некогда мне! [Тятин:] Ничего, успеешь совершить подвиги ума и чести. [Звонцов:] Это что за тон? М. Горький. Достигаев и другие.

Регулярность и предсказуемость употребления слова ничего в названных выше речевых ситуациях поддерживается целым рядом производных фразеологических единиц с более или менее высокой степенью идиоматичности. Например: “Как поживаете?” – “Ничего себе. Вы как?” – “Спасибо. До свидания. Заходите”. – “Зайду. До свидания. Спасибо”. А. Аверченко. День человеческий. Затем он [Маяковский] спросил традиционное: “Как живёте, караси?” – “Ничего себе, мерси”, – отвечал я столь же традиционно. Это было двустишие из моей уже давно изданной детской книжечки под названием “Радиожираф”, которое понравилось Маяковскому, и он пустил его в ход, так что в нашей компании, а потом по всей Москве оно сделалось как бы шуточным военным паролем. В. Катаев. Трава забвенья. Ничего идут дела, голова ещё (пока) цела. Шутл. ответ на вопрос при встрече: «Как дела (идут)?» [Из стихотворения С. Я. Маршака «Волк и лиса»]. Обращаясь к попутчикам, новый пассажир говорил с развязной фамильярностью, будто век знал их. Слова сыпал часто, с присвистом: – Приветик, хлопцы! Ну, как оно “ничего”? Едем, выходит? Красота! И. Акулов. В вечном долгу.

О широкой употребительности слова ничего в русском языке свидетельствуют и многочисленные, особенно в говорах и просторечии, производные лексико-грамматические единицы. Так, в словаре В. И. Даля и в словаре русских народных говоров (СРНГ) отмечены существительные ничевошник в значении «кому всё нипочём, кто ко всему приговаривает ничего»; ничегокалка – «о том, кто повторяет “ничего” “для собственного успокоения”», прилагательное ничёвый в значении «хороший, бравый»; Ничёвый малец. Ничёвая девка. Хозяин ничёвый, и она ничёвая и разговорчивая; глагол ничегокать «часто повторять “ничего” для собственного успокоения». В современном молодёжном жаргоне, преимущественно в мужской речи, употребляется производное слово ничтяк (ништяк, нищак): “Как жизнь?” – “Ничтяк”. “Как я постриглась?” – “Ничтяк ”. Употребляясь в предикативной функции, ничтяк может быть синонимично прилагательным “красивый”, хороший”. Ничтяк девочка. Сапожки ничтяк.

В заключение необходимо ещё раз отметить, что сфера употребления слова ничего (ничё) не ограничивается этикетными ситуациями, его семантическая структура шире представленной в статье. Слово это может употребляться в значении частицы «вовсе», усиливающей отрицание, возражение: Наташа отошла подальше, чтобы осмотреться в трюмо. Платье было длинно. – Ей-богу, сударыня, ничего не длинно, – сказала Мавруша, ползая на полу за барышней. Л. Толстой. Война и мир. Может употребляться в роли модальной частицы, служащей для заполнения пауз, помогающей устранить возможное чувство неловкости, растерянности: [Мирон (кланяясь):] Марфе Севостьяновне! [Марфа:] Мирон Липатыч! Да взойдите, ничего… (Мирон входит.) Какими судьбами? А. Островский. Невольницы. Наконец, ничего (ничё, ништо) может произноситься с интонацией угрозы (Ничего, встретимся ещё…) или злорадства (Ничего, перебьётесь, не дворяне…). Характерное примечание, отражающее нравственно-языковое сознание комментатора, приводится в Словаре русских народных говоров: «Слово ничто (в просторечии более слышанное ништо) есть почти необъяснимое. Оно всюду и всеми употребляется. Это, так сказать, слово греховное, изъявляющее равнодушие, или утверждение, или даже удовольствие, если не радость, о случившейся беде или зле человеку, которого не любят или которому не сочувствуют. Ничто ему или ей – просто, или с прибавлением так и надо». 1854. (Вып. 21, с. 248).