uzluga.ru
добавить свой файл
1
Анна Богачева


УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И УЧИТЬСЯ.


(пьеса в двух действиях)


Сцена 1.

Средняя школа в провинциальном городе.

На крыльце школы строятся для общей фотографии выпускники, толкаются, смеются. Девчонки поправляют прически, мальчишки делают им «рожки» над головой. Девчонки улыбаются всеми оттенками своих перламутровых помад, мальчишки высовывают языки и выпучивают глаза.

Смех, толкотня.

АЛИНА – в длинном сиреневом платье с открытыми плечами, на шее у нее колье, высокая прическа украшена диадемой. Она, работая локтями, старается оказаться поближе к ДИМЕ.


АЛИНА. Не снимайте! Я с Димой хочу! Зайкин, я с тобой хочу!


Она берет Диму под руку, наклоняет голову в его сторону, счастливо улыбается.

Дима недовольно косится на Алину, ищет кого-то глазами. Нашел, обрадовался, замахал рукой..


ДИМА. Наташа!

КТО-ТО ИЗ РЕБЯТ. Новикова, Наташка! Давай скорей!


В стороне за происходящим наблюдает НАТАША, белое платье в цветочек подчеркивает ее миниатюрную фигурку. В отличие от остальных одноклассниц, Наташа не пытается казаться взрослой, она естественна и этим привлекательна. Помахала Диме рукой, рассмеялась и скрылась за дверями школы.

Стряхнув со своей руки Алину, Дима убежал за Наташей.

Общая фотография. Разочарованное лицо Алины.

Сцена 2.

В окна длинного коридора льёт оранжевый свет закатное солнце. Гулко раздается цоканье каблучков по выложенному плиткой полу, через несколько секунд вслед за ними затопали ботинки. Пронеслись мимо стенда с никому теперь не нужным расписанием, мимо пустого класса, мимо… Каблучки добежали до середины коридора, где их догнали ботинки, остановились.


ДИМА. Попалась!


Наташа звонко смеется. Дима обнимает ее за талию.

НАТАША. Димка! Знаешь, ты кто? Ты мой зайка золотой!


Наташа заходит в один из пустых классов, Дима за ней.

НАТАША (садится на парту, болтает ногами). Ну, что ты смотришь опять?

ДИМА. Зря ты фоткаться не стала.

НАТАША. Да ну.

ДИМА. Представляешь, вот будем мы с тобой старенькие, достанем, кряхтя, альбомчики…

НАТАША. Я никогда не состарюсь!

ДИМА. Все стареют.

НАТАША. Я не все. Я буду вечно молодой. (Пауза.) Я знаю один секрет.

ДИМА (шепотом). Расскажи.

НАТАША (указательным пальцем прикасается к правой, к левой его щеке, затем ко лбу). Стенка, стенка, потолок…

Дима смотрит на нее, улыбается.

НАТАША (продолжает, прикасается к нижней, потом к верхней губе). Две ступеньки… И звонок!


Она наклоняется к нему и трется своим кончиком носа о его нос. Дима замер, вид немного испуганный.


НАТАША. Ты что, не знаешь?

ДИМА. Что?

НАТАША. Ну, это. Стенка-стенка-потолок…

ДИМА. Нет.

НАТАША (повторяет те же действия). Стенка-стенка-потолок-две ступеньки-и звонок. Дзынь!


Осмелев, Дима обнимает Наташу, привлекает ее к себе, целует в губы. В это время в дверном проеме появляется Алина. С силой хлопает дверью. Убегает.


Звенит звонок.

Сцена 3.

ШКОЛЬНЫЙ ТУАЛЕТ ДЕВОЧЕК.

Алина курит на подоконнике, сплевывая в открытое окно. К ней подходит КСЮХА – в черной блузке со сверкающим, во всю грудь, изображением сердца и в кожаной мини-юбке, которую постоянно поправляет и одергивает. Длинноногая, нескладная, она неуверенно чувствует себя в туфлях на шпильке

.

КСЮХА. Блин, не могу на каблуках этих, все пятки, блин, стерла по колено.


Скидывает туфли, садится на подоконник, задирает ногу, пытается рассмотреть, что там с пяткой.


АЛИНА. Бесит! Что всё так стрёмно? Что за день, блин, уродский… тупой…

КСЮХА. Прикинь, до крови вообще, залепить бы чем-нибудь…

АЛИНА. И эта еще мымра, коза. Тварь. Я ей всё выскажу сегодня.

КСЮХА. Кто? Химичка? Да она специально, назло тебя завалила.

АЛИНА. Нет, вот почему так? Кому не надо, тем прет как раз? Новикову видит, прям тает вся, прям кипятком писает. «Наташенька, Наташенька…» Меня хоть бы раз по имени назвала – только по фамилии. Да еще исковеркает всяко. (Голос дрожит.) Надо было взятку дать ей или директорше.

КСЮХА. Не подмажешь – не поедешь. (Пауза.) Да ладно теперь-то уже париться. Все равно, серебряная – тоже медаль. И зашибись. У меня вон одни трояки, так и что, не жить теперь, что ли? Наплюй.


Ксюха увлеченно плюет в открытое окно, наблюдает.


АЛИНА. Напиться и забыться.

КСЮХА В тему.


Ксюха достает из плюшевого рюкзака с головой собаки 2 бутылки – водку и Кока-колу. Выливает примерно треть колы в раковину, добавляет водку в газировку.



АЛИНА. Ну, и что это будет за бодяга?

КСЮХА. Коктейль.

АЛИНА. «До свиданья, школа!»

КСЮХА. Нет, лучше «Прощай, девственность!»


Девчонки смеются, по очереди пьют «коктейль».



ГОЛОС УЧИТЕЛЬНИЦЫ ИЗ ДИНАМИКА. Нам приятно отметить, что за эти годы вы помогали крепить авторитет школы, занимали различные места в смотрах, конкурсах, соревнованиях…

АЛИНА. Завела, блин, пластинку…

ГОЛОС. Сегодня вы стоите на пороге новой, взрослой жизни. Перед вами открыты все дороги…

АЛИНА. Да, уж, с этой четверкой долбаной мне сейчас все дороги, ага. Так бы без экзаменов в институт, а теперь – гадство – опять все учить, сдавать.

ГОЛОС…главное не ошибиться, выбрать свою, верную, не споткнуться, а твердо идти к поставленной цели. Сегодня вы прощаетесь со школой, прощаетесь с детством…

КСЮХА. Где она была, когда я прощалась с детством? (Хохочет.)

ГОЛОС. Потом, через много-много лет, вы будете вспоминать это счастливое беззаботное время.

АЛИНА. Счастья – полные штаны! Нет, какой это козел придумал, «школьные годы чудесные»? Убила бы на месте.

КСЮХА (Достает пачку сигарет, распечатывает, закуривает). А если желание загадать и до самого фильтра докурить, а пепел не упадет, а так и останется столбиком, то значит, желание исполнится. У меня всегда вообще. Сто процентов.

АЛИНА. Да ты гонишь.


Забирает у нее сигарету, стряхивает пепел, затягивается

.

АЛИНА (выглядывая в окно). Вот у меня, знаешь, какое желание? Вот такую тачку хочу. И желательно в комплекте с водилой.


Алина указывает на припаркованный у школы Форд.


КСЮХА. Где? А. Ничего такой фордик. Цвет прикольный.

АЛИНА. Зеркало есть у тебя?

КСЮХА (указывает на зеркало на стене). А это?

АЛИНА. Маленькое есть? Быстро!


Ксюха достает из бездонного рюкзака зеркальце, отдает Алине. Алина, мельком взглянув в него, свешивает ноги за окно, направляет солнечного зайчика на лобовое стекло Форда.


В ответ Форд дважды мигает фарами.


АЛИНА (радостно). Видела?

КСЮХА. А если там урод какой-нибудь?

АЛИНА. Да ну тебя, Ксюха! Ты что говоришь-то? В такой тачке не может быть урод. В этом человеке все должно быть прекрасно. Автомобиль – это отражение сути мужчины.

КСЮХА. Автомобиль для мужика – это продолжение члена. (Хохочет.)





Алина опять запускает зайчика, машина снова мигает фарами и сигналит.


Сцена 4.

Возле школы.

Алина подходит к Форду. Опускается стеклоподъемник, появляется лицо СЕРГЕЯ. Ему лет 27, в очках, симпатичный.

АЛИНА (кокетливо откидывая назад волосы). Привет!

СЕРГЕЙ. Садись.


Алина, несколько секунд подумав, садится в машину. Сергей молчит. Он как будто что-то подсчитывает в уме, прикидывает «сходится-не сходится», решает какой-то ребус.

Алина смотрит на него, ждет.


АЛИНА. Алина.

СЕРГЕЙ (достает портмоне). Что?

АЛИНА. Я Алина. А Вас как зовут?

СЕРГЕЙ. Неважно.

АЛИНА. Увезите меня куда-нибудь отсюда.

СЕРГЕЙ (будто не слышал). Кто это?


Он достает из портмоне фотографию, показывает Алине.

АЛИНА. Новикова? Наташка Новикова, только у нее сейчас прическа другая.

СЕРГЕЙ. Значит, Новикова… Вы подруги?

АЛИНА. Нет, а что?

СЕРГЕЙ. Где она живет? С кем?

АЛИНА. А что, у девочки проблемы? Я так и знала.


Молчат.


АЛИНА (порывается уйти). Далась вам всем эта Новикова…

СЕРГЕЙ (положив руку ей на плечо, властно усаживает ее обратно). Рассказывай по порядку.

АЛИНА (как бы нехотя). Ну, появилась у нас в десятом. Переехала откуда-то, что ли… Живет тут вроде близко. Только я у ней не была. И никто, по-моему, не был…

Сцена 5.

ШКОЛЬНАЯ СТОЛОВАЯ.

Накрытые столы стоят буквой «П». Выпускники сидят за столами, смеются, общаются. Окна открыты, но все равно душно.

Звучит романтическая композиция. Несколько пар в центре зала танцуют. Дима с Наташей.

ДИМА. Ты не такая как все.

НАТАША (насторожившись). Почему? Что не так?

ДИМА. Нет, ты не поняла. Мне это нравится в тебе. Ты такая классная. Наташа, где же ты раньше была?

НАТАША. В другой школе.

ДИМА. Ты, когда два года назад в класс к нам пришла, помнишь, девчонки, такие, окрысились на тебя сначала…

НАТАША. Так всегда с новенькими. Обычная реакция.

ДИМА. Ревность?

НАТАША. Глупость обычная. Я довольно быстро адаптируюсь в новом коллективе.

ДИМА. А теперь даже и представить невозможно наш класс без тебя. Наш класс, нашу школу, наш город – не могу без тебя представить. Землю нашу представить без тебя не могу.


Танцуют, песня заканчивается, он целует ее руку у себя на плече.

За крайним столом Алина, Ксюха и ТАНЯ, она беременна, большой срок.


КСЮХА. Видели?

ТАНЯ. Что?

КСЮХА. Зайцев Новиковой руку поцеловал! Вот так вот повернулся и – взасос (показывает). Охренеть.

ТАНЯ. Делов-то. Подумаешь, руку…

АЛИНА. Да он напился!

Алина наливает себе вино из бутылки, пьет.

ТАНЯ. Ага. Кто бы говорил.

КСЮХА. А трудовик с физручкой как зажигают. Медляк уже кончился, а им пофиг, лишь бы пообжиматься.

ТАНЯ. Как дети малые.

АЛИНА. Да пьяные они. В титьку пьяные. (Хохочет, икает.)

ТАНЯ. (Жует яблоко). Красное вино для крови полезное.

КСЮХА. Ты что? Тебе ж нельзя?

ТАНЯ. Можно, если осторожно. Не каждый же день с детством прощаемся.

Таня выпивает залпом стакан красного вина, поднимается, пританцовывает.

Звучит зажигательная песня. Выпускники танцуют, образовав большой круг. В центре круга Наташа – она очень пластична, зажигает, отрывается по полной. Дима смотрит на нее с восхищением, и не только он.

Растолкав танцующих своим животом, в центр круга выходит Таня. Танцует, прикалывается.

ТАНЯ. Танец живота! Ай лайк ту мувит мувит!


Вдруг Таня останавливается, приседает, кажется, что-то с ногой.


НАТАША. (Тане, пытаясь перекричать музыку) Свело?

ТАНЯ. Что?

НАТАША. Судорога?

ТАНЯ. Шнурок развязался.

Закончилась песня. Пауза. Таня завязала шнурок на кедах, выпрямилась, положила руки на живот, улыбается.


ТАНЯ. (Наташе) Толкается. Хочешь?


Таня берет Наташину руку, подносит к своему животу.

НАТАША. Нет!


Наташа резко отдергивает руку, выбегает из столовой.

Начинается очередной медленный танец.


АЛИНА (поднимается, идет к Диме). Белый танец! Дамы приглашают! Ди-ма! Зай-кин! Дим-кин, я тебя, как дама, пр-р-риглашаю…


Алина буквально виснет у него на шее.

ДИМА. Ты пьяная.


Дима отталкивает Алину, быстро выходит из столовой.


Сцена 6.

ШКОЛЬНЫЙ КОРИДОР.

Дима бежит по коридору, ищет Наташу. Он поднимается на второй этаж, видит издалека Наташин силуэт.

Наташа стоит у окна. Вид у нее потерянный. Наверное, впервые за вечер она совсем не улыбается.

ДИМА. Что случилось?


Наташа молчит.

Дима обнимает ее. Наташа никак не реагирует.


ДИМА (шепотом). Я люблю тебя.


Он держит ее за руку. Ждет.

ДИМА. Я люблю тебя. (Пауза) Почему ты молчишь?

НАТАША. А что надо говорить?

ДИМА. Ты же знаешь.

НАТАША. Что?

ДИМА. Я тебя люблю. А ты? Меня?…

НАТАША. Зачем? Что эти слова значат?

ДИМА. Для меня – всё.

НАТАША. Ты сейчас так говоришь, потом так не будешь. Все сначала так говорят, а потом… Ты ведь и сам не знаешь…

ДИМА. Знаю. Я знаю.

НАТАША (насмешливо). Тебе обязательно нужно, чтобы я тебя любила? Это ты хочешь услышать?

ДИМА. Мне нужно правду.

НАТАША. Правда - в том, что я СЕЙЧАС ЗДЕСЬ С ТОБОЙ. Вот и всё.


Она ерошит его волосы, они целуются.. Он начинает расстегивать ее платье на спине. Она резко отстраняется.


НАТАША. Не надо.

ДИМА. Никого же нет.

НАТАША. Застегни.


Наташа поворачивается к Диме спиной, поднимает волосы на затылке, чтобы он застегнул молнию. Дима застегивает молнию, целует Наташу в шею.

ДИМА. У тебя кто-то был?

НАТАША. Что?

ДИМА. Ну, было у тебя уже? Ну, это, ну, ты понимаешь…

НАТАША. Секс? (Пауза.) А у тебя?

ДИМА. Я первый спросил.

НАТАША. По-моему, не надо с этим торопиться. Я так думаю.

ДИМА (облегченно вздохнул). Я тоже.

НАТАША. Сейчас, конечно, все к этому проще относятся…

ДИМА. Я – нет. Я серьезно отношусь. Я серьезно… Ты не думай…

НАТАША (вдруг изменившись). Зая! Ты такой смешной! Ты такое славное чудо! (передразнивает) Серьезное! Ну, что ты надулся? Обиделся?

ДИМА. Ничего я не надулся.

НАТАША. Послушай, тут один мой друг хочет тебе что-то сказать. Что-то важное.


Наташа отцепляет от своей сумки и протягивает Диме брелок - зайчонок с сердечком в лапах. Нажимает на него. Зайчонок: «Я люблю тебя».


НАТАША. Это тебе. На память!

Она снова нажимает на брелок, зайка снова повторяет «Я люблю тебя». Она засовывает зайку в карман Диминого пиджака, смеется, бежит по коридору, кружится, подскакивает. Дима бежит за ней.


НАТАША. Сегодня не надо серьезно! Сегодня наш вечер, Димка! Последний вечер! Самый волшебный – выпускной! Надо радоваться, Димка! Надо танцевать! Надо жить! Выпускной – самый лучший праздник! Мы самые счастливые! Ты хоть понимаешь это?!


Дима смотрит на нее, ничего не понимает, но он рад, что Наташа опять смеется.

Сцена 7.

ТУАЛЕТ ДЕВОЧЕК.

Ксюха скрывается, в кабинке, поет дурным голосом.

ГОЛОС КСЮХИ. Школьные годы, блин, чудесные, на хрен!...


Алина открывает окно, курит, смотрит в ночь.

АЛИНА. И ничего я не пьяная. Зайцман – урод.

ГОЛОС КСЮХИ. А я тебе давно говорила!

АЛИНА. Новикова нимфоманка, блин.

КСЮХА. Чего, блин?

АЛИНА. Говорю, нимфоманка. Ну, это, когда, со всеми подряд трахается, а одного выбрать не может.

КСЮХА. Проститутка, по-русски говоря.

АЛИНА. Проститутка – это работа, а нимфомания – болезнь такая, извращение.

КСЮХА. Да ты гонишь. Ни с кем она. Гонишь, из-за Зайки злишься.

АЛИНА. В этом Форде мужик. Такой, короче, при делах, лет 30. Всё про нее расспрашивал, где живет, с кем ходит…

КСЮХА. Ну, а ты? Не сказала?

АЛИНА. Сказала, фига ли.

КСЮХА. И что ему надо?

АЛИНА. А я знаю? Только вляпалась наша Новикова по самые помидоры.

КСЮХА. В смысле?


Входит Наташа.


АЛИНА. Пойдем.


Берет Ксюху за руку, резко идет к выходу.


АЛИНА (Наташе). Что встала на дороге? Чего уставилась? Чего тебе надо, Новикова? Смотрит. Иди ты, знаешь куда?

НАТАША. Ты не пей больше.

АЛИНА. Чего ты прикопалась? Ты мне не мама, нет? Ну, а чего тогда? Что ты смотришь на меня? Я тоже могу посмотреть. Что, думаешь, самая умная? Да кто ты такая вообще? Кто ты такая? Строит из себя. Типа, такая хорошая, типа, всем подружка. Девочка, блин, припевочка. Я про тебя всё знаю…

НАТАША. О чем ты?

АЛИНА. Да понятно все…

НАТАША. Что тебе понятно? Что тебе может быть понятно?! Мне самой непонятно, а уж тебе…


Сцена 8.

Ночная улица.

Наташа, Дима и Таня идут по улице, на некотором расстоянии за ними следует машина Сергея. Ребята останавливаются перед подъездом Тани. Форд тормозит неподалеку.

ТАНЯ. Я ж говорю, близко.

НАТАША. Но все равно страшно одной.

ТАНЯ. Кажется мне, или та иномарка всю дорогу за нами едет?

ДИМА «Форд Фокус».

НАТАША. А это не твой разве?

ТАНЯ. Да ты что, мой-то студент ободранный. На велосипед целый год накопить не может. Нет, это просто маньяк какой-нибудь. Пьяных выпускниц подвозит и насилует.

НАТАША. Фантазии у тебя.

ТАНЯ. Ладно. Пойду. Не буду вам мешать.

НАТАША. Ты нам не мешаешь.

ТАНЯ. Не буду вас задерживать.

ДИМА. Ты нас не задерживаешь.

ТАНЯ. Пойду. Спокойной ночи, то есть, э-э-э, веселитесь дальше.

ДИМА. Ты когда это, ну, собираешься?..

ТАНЯ. Как рожу – так скажу (зевает). Спать хочу, умираю.

ДИМА. Ну, давай это, нормально чтоб всё было.


За Таней захлопывается дверь подъезда.

Наташа и Дима идут по улице.

НАТАША. Сколько сейчас? (смотрит на свои часы). Сколько времени? У меня часы сломались.

ДИМА. Без пятнадцати два.

НАТАША. А у меня все еще двенадцать без десяти. Прикинь, новые купила. На мне все часы ломаются.

ДИМА. Я слышал про такое. А ложки к тебе не прилипают?

НАТАША. Нет, только часы. Сначала отстают, потом совсем останавливаются.

ДИМА. Говорят, если время убивать, оно может обидеться.

НАТАША. Со временем всегда так. Либо ты его, либо оно тебя…


Они останавливаются перед школой

ДИМА. Ты обратно в школу хочешь вернуться?

НАТАША. Я? Вернуться. В школу. Да. Конечно. (Повторяет.) Вернуться в школу, вернуться в школу…


Сцена 9.

Наташа и Дима сидят рядом на качелях. Дима говорит медленно, в такт раскачиванию.

ДИМА. Поступим с тобой на ин.яз. Там, конечно, конкурс побольше, чем на фил.фак какой-нибудь, но зато и перспективы… Летом на практику за границу отправляют, в лагеря, вожатыми. Я вообще в Америку хочу жить уехать. А ты?

НАТАША. Что? (Она думает о своем.)

ДИМА. В Америку, в штаты.

НАТАША. А-а-а. В Америку? В Штаты?

ДИМА. Да, жить уехать. Насовсем. Хочешь?

НАТАША. Не знаю. Никогда не думала.

ДИМА. А ты подумай. Что тут делать? Тут нечего ловить. Тут вообще жить нельзя. Все, у кого голова работает, сначала в Москву, потом за границу. Поедешь со мной в Москву…

НАТАША. Ага, только шнурки поглажу.

ДИМА. Я серьезно. Что ты думаешь?

НАТАША. О чем?

ДИМА. О будущем.

НАТАША. Серьезно? Будущего еще нет. Прошлого уже нет. Зачем вообще думать. Мне сейчас хорошо. Здесь и сейчас.


Она гладит его по голове.

НАТАША. У тебя волосы мягкие, как шелк.

ДИМА. Смотри, смотри! Видишь лошадь?

НАТАША. Где? На небе?

ДИМА. Вон на стене свет падает, а там с крыши гудрон пролили, видишь, черным намазано…

НАТАША. Ну. А лошадь?

ДИМА. Смотри же. Если вот так вот особенно посмотреть (наклоняет голову) – полное впечатление лошади. Видишь?

НАТАША. Ну.

ДИМА. Что «ну»?

НАТАША. Ну. Не вижу.

ДИМА. Да вот же (берет ее голову руками за уши и наклоняет на бок). И как будто грива такая.

НАТАША. А, грива. Так бы сразу и сказал.

ДИМА. Прикольно?

НАТАША. Ага. (Поправляет прическу.)


Дима кладет руку на ее колено, это происходит как бы случайно, само собой. Тут же, смутившись, испуганно убирает. Наташа опять кладет его руку на свою коленку, а свою руку на его коленку, чтобы получилось как бы чередование (ее рука, его, ее, его). У нас это называлось игрой «в крокодильчики». Наташа ее знает, а Дима – нет. Она хлопает по своей коленке левой рукой. Ждет. Поднимает его руку, хлопает ей по своей коленке. Дальше она хлопает по его коленке, смотрит на его руку.


НАТАША. Ну! Давай! Ты что, боишься?


Дима неровно дышит, медленно передвигает свою левую руку немного выше, испытующе смотрит Наташе в глаза, целует ее в губы. Наташа отстраняется. Молчат.


ДИМА. Я пойду.

НАТАША. Послушай, Дима…

ДИМА. Ладно, пойду.


Дима быстро уходит. Наташа смотрит ему вслед.

Дима, не оборачиваясь, скрывается за углом школы.

Из раскрытого окна гремит музыка, слышны голоса и смех.

Наташа смотрит на пятно черной краски на стене, щурится, растягивает уголки глаз, наклоняет голову то вправо, то влево, пытается увидеть лошадь.

В это время у Наташи за спиной вырастает фигура Сергея.

СЕРГЕЙ. Привет.

Наташа испуганно оглядывается, хочет убежать.


ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

Сцена 10.

Сергей останавливает ее, держит за руку.

НАТАША. Отпустите…

СЕРГЕЙ. Не бойся. Это я.


Наташа пытается освободиться.

СЕРГЕЙ. Узнаёшь? Нет? А так?


Он снимает очки, наклоняет голову, чтобы она лучше могла его рассмотреть. Стоят лицом к лицу.

СЕРГЕЙ. Вспомнила, ну?


Наташа отрицательно мотает головой.

СЕРГЕЙ. Врешь. Ну, поправился немножко и вот лысеть начал… Да Серега я. Сега. Сега-Мега!

НАТАША. Я вас не знаю. Мне в школу надо.

СЕРГЕЙ. Не так уж я сильно изменился.

НАТАША. Вы обознались.

СЕРГЕЙ. А ты совсем не изменилась. С ума сойти.

НАТАША. Отпустите руку.

СЕРГЕЙ. Что ты придумала? Опять какую-то игру? Вечно придумает что-то.

НАТАША. Вы ошиблись! Отпустите, руку больно. Я кричать буду!

СЕРГЕЙ. Почему ты меня боишься? Раньше не боялась…


Молчат. Из раскрытых окон школы раздается музыка.

СЕРГЕЙ. В том году, в феврале, встреча была у нас, круглая дата. Я думал, может, придешь… Вадька с Хохловой поженились, мальчик у них.


Наташа затыкает уши пальцами, как ребенок, который не хочет слушать, начинает твердить (или даже петь) «бла-бла-бла», «Школьные годы чудесные».

СЕРГЕЙ. А Пушка, ну, Маринка Пушкова в гастрономе нашем работает. Потолстела килограмм на сорок, тетка такая. Она про тебя спрашивала.


Наташа продолжает тараторить слова песни.

СЕРГЕЙ. Шурка-Фонарь утонул. Помнишь, рыжий, длинный. Говорят, пьяный был. А может, и утопили.


Наташа, заткнув уши, тянет «А-а-а-а-а».

СЕРГЕЙ. Фонарь утонул. А Головина, прикинь, за негра вышла. В Африку жить уехала. Блинов спивается, да. Помнишь, а такой отличник был. (ПАУЗА.) Но лучше уж пить, чем так, как ты.

Зачем ты это делаешь?

НАТАША. Я живу, как хочу. Не вмешивайся.

СЕРГЕЙ. Я хочу тебе помочь.

НАТАША. А кто тебя просит? Не надо помогать. Я тебя не просила. Не надо. У меня все хорошо. Все отлично.

СЕРГЕЙ. Не нервничай.

НАТАША. Не подходи.


Наташе удается освободить руку, она бежит, спотыкается и падает.


Сцена 11.

ШКОЛЬНАЯ СТОЛОВАЯ.

Дима пьет из пластикового стаканчика вино, морщится, выдыхает, снова подставляет стакан, пьет, сидит за столом, обхватив руками голову. Гремит музыка, мелькают огоньки.


Сцена 12.

ВОЗЛЕ ШКОЛЫ.

Наташа сидит на земле, закрыла лицо руками, расплакалась.


СЕРГЕЙ. Что с тобой случилось? Что с тобой? Ну, что с тобой, ну…


Он приседает с ней рядом, видит слезы на ее лице. Указательным пальцем Сергей прикасается к ее левой, к правой щеке, ко лбу… Наташа прикрывает рукой рот, отворачивается.

СЕРГЕЙ. Ты. Ты. Это ты.

НАТАША. Зачем ты пришел?

СЕРГЕЙ. В машине аптечка.


Он подает ей руку, чтобы помочь подняться. Наташа сидит, плачет, руку не берет.

СЕРЕГЕЙ. Послушай меня. Я тебе не враг. Я искал тебя. Я люблю тебя.

НАТАША. Не меня. Ты любишь девочку, которая сидела с тобой за одной партой. Ты любишь свое детство, свои школьные годы чудесные, свои воспоминания, свое прошлое…

СЕРГЕЙ. Но ведь это же ты была. Ты – мое детство, мои воспоминания, мои годы чудесные. Тебя я люблю.


Он поднимает ее и несет на руках к машине.

НАТАША. Нет. Ты меня не знаешь. Ты меня совсем не знаешь. И не понимаешь. И никогда не поймешь. И никто меня не поймет. Ты не должен был меня находить. Воспоминания должны оставаться воспоминаниями.

СЕРГЕЙ. Я себе поклялся, что найду – и нашел. Задала ты мне задачку… с тремя неизвестными.

НАТАША. Зачем? Как ты не понимаешь. То, что ты хочешь… Чего ты хочешь?

СЕРГЕЙ. Тебе помочь.


Он усаживает ее в машину на переднее сидение, достает аптечку, бутылку с минералкой.

НАТАША. Нет, на самом деле. Зачем ты меня искал? Когда ты решил меня найти, тебе это нужно было для чего?


Наташа сидит, вытянув ноги на улицу. Сергей промывает ранку на ее колене водой из бутылки, вода стекает на землю.

СЕРГЕЙ. Для… ну… э… Я думал… Думал, найду тебя – и все будет хорошо. Я увижу тебя, ты увидишь меня. И мы будем вместе. Будем любить друг друга. Глупо как звучит. Поженимся. Вот.

НАТАША. Да, глупо.

СЕРГЕЙ. Что ты будешь дальше делать?

НАТАША Ничего.

СЕРГЕЙ. Никаких планов?

НАТАША. Нет. Планов нет. Буду отдыхать. Лето. Каникулы.


Сергей заклеивает Наташину разбитую коленку пластырем.

СЕРГЕЙ. А потом?


Наташа несколько раз сгибает и разгибает ногу.

НАТАША. Не знаю. Наверное, как обычно.

СЕРГЕЙ. Другой город, другая школа… Какой смысл?

НАТАША. Никакого. Никакого нет смысла. Он мне не нужен.

СЕРГЕЙ. Но так же нельзя.

НАТАША. Почему нельзя? Все, что не запрещено – разрешено. Какой я закон нарушаю? Кому от этого хуже?

СЕРГЕЙ. Тебе.


Сергей садится в машину рядом с ней.

НАТАША. У меня все в порядке.


Наташа выходит из машины, немного прихрамывая, идет вдоль школьной спортплощадки. Сергей идет за ней.

СЕРГЕЙ. Жизнь проходит. А у тебя как пластинку заело.

НАТАША. Ну и пусть.

СЕРГЕЙ. Сколько уже у тебя этих дипломов, тьфу, то есть, аттестатов?

НАТАША. Неважно.

СЕРГЕЙ. Дурдом на выезде. Тебе 27.

НАТАША Женщине столько лет, на сколько выглядит она.

СЕРГЕЙ. Выглядишь ты супер. Но ведь не всегда же так будет. Ну, может, год-два еще за ребенка проканаешь. А дальше что?

НАТАША. Не знаю. Я так далеко не загадываю.

СЕРГЕЙ. Но зачем? Может, ты прячешься от кого-то? Проблемы? Тебе угрожает кто-то? Да? Скажи. Придумаем что-нибудь. Разберемся вместе.

НАТАША. Никто не угрожает. Просто я так живу. Ты так, а я так. Кто как хочет, так и живет. Никому, кажется, не мешаю. Ни у кого ничего не украла. Хочу – учусь. Тяга к знаниям.

СЕРГЕЙ. А живешь на какие деньги? Не работаешь. Кто тебя содержит?

НАТАША. От бабушки квартира осталась. Там сдаю, здесь снимаю. Здесь дешево. И на продукты, и на вещи остается еще.

СЕРГЕЙ. А ты меня совсем не вспоминала?

НАТАША. Прошлого нет. И будущего нет.

СЕРГЕЙ. Я тогда чуть не… чуть с ума… да ладно. Нет, он, конечно, был старше и красивый, наверное, по вашим женским меркам… Но я. Я-то тебя любил. Я всё для тебя, всё, понимаешь, всё… Жить не хотел. На институт забил, загремел в армию. Запретил себе думать. Прошлого нет, правильно? Вот. Чуть не женился даже. А тут на встрече Светка мне про тебя рассказала, ну, что этот тебя бросил, что бабушка умерла, а ты пропала. А я ж не знал, я не знал…


Сцена 13.

ШКОЛЬНАЯ СТОЛОВАЯ.

Играет музыка. За столом Дима, рядом Алина, наклонилась к нему близко, Дима рассказывает ей что-то немного заплетающимся языком.

ДИМА. Все, кто в этой жизни чего-то хочет, все, у кого голова варит, все…

АЛИНА. Реально, все!

ДИМА. Сначала в Москву, а потом в Америку.

АЛИНА. У меня тетя в Америке.

ДИМА. Поедешь со мной в Москву?

АЛИНА. Супер! Дима, да! Да, Димочка! Да!

Алина обвивает его шею руками, целует в губы.


Сцена 14.

ШКОЛЬНАЯ СПОРТПЛОЩАДКА.

Наташа рассказывает, уставившись в никуда, ее трясет и голос какой-то не такой, будто бы не её.

НАТАША. Врач пришла, говорит: сама еще ребенок, тебе бы в куклы играть. А у меня молоко течет. Почему мне ребенка не показывают? Врач говорит: как ты его будешь воспитывать, тебе учиться надо. (Кричит). Учиться и учиться, учиться и учиться!


Пауза.

НАТАША. У всех в палате наоборот – дети есть, а молока нету. А я сижу одна, без ребенка, вся подушка в молоке. Всем детей приносят, а мне – нет. Я тогда в коридор уходила. В окно смотреть. Девчонки из класса под окно пришли. Светка, Маринка. Смеются, кричат, руками показывают что-то. Не слышно ничего. Окно заклеено. Дуры! Я им вот так вот показываю (крутит пальцем у виска) и вот так вот (стучит по лбу), что они дуры все! А они, дуры, мне то же самое. И смеются. Мол, это ты дура! Ты! Сама! Кто же еще. Взрослой стать захотела. Дура! Живот круглый вот так показывают – мол, забеременела, фиг знает от кого. Дура! Ляльку вот так показывают (показывает, как качают младенцев). Где твоя лялька? Смеются, хохочут, пиво пьют. Нам можно – а тебе нельзя! Мы будем пиво пить и веселиться, а ты жри свое взрослое дерьмо. Ты же этого хотела? Где твоя лялька? Покажи ляльку! Нету. Умерла.

ПАУЗА.

СЕРГЕЙ. Умерла?

НАТАША. Врач говорит: оно и лучше. Ну, как бы ты одна с ребенком? Незачем шум поднимать. Тебе сейчас учиться надо. Учиться! Учиться!

ПАУЗА.

СЕРГЕЙ. Когда это было? Давно?

НАТАША. Сто лет назад. В позапрошлой жизни.

СЕРГЕЙ. Замерзла.


Сергей снимает пиджак, накидывает его на плечи Наташе, обнимает ее сзади. Наташа поворачивается к нему, уткнулась лицом в его плечо.


Сцена 15.

ШКОЛЬНЫЙ СПОРТЗАЛ НА ТРЕТЬЕМ ЭТАЖЕ, РАЗДЕВАЛКА.

Алина и Дима целуются, лежа на мате, обнялись так крепко, что у Димы в кармане запищал зайчонок «Я люблю тебя». Дима вдруг замер, остановился. Поднялся, вытащил из кармана зайца, смотрит на него, с силой сжимает в кулаке. Заяц снова пищит: «Я люблю тебя». Дима смотрит на зайца, на Алину, словно не понимает, как она здесь оказалась. Алина забирает у Димы брелок, вышвыривает его в открытое окно, начинает, торопясь, срывать с Димы одежду. Они вдвоем снова валятся на мат.


Сцена 16.

ШКОЛЬНЫЙ ДВОР.

Наташа и Сергей стоят друг напротив друга. Он молча дотрагивается пальцем до ее правой, затем левой щеки, нежно прикасается ко лбу, к нижней губе, к верхней губе. Они трутся носами. Хором «Дзынь!».


Совсем недалеко, за спиной Наташи, падает вниз зайка-брелок. От удара о землю вновь срабатывает механизм: «Я люблю тебя».


Наташа и Сергей идут к машине. Наташа смотрит на номер его машины.


НАТАША. 136. 4+6. Десять. Это к счастью.

СЕРГЕЙ. К счастью?

НАТАША. У тебя номер в сумме десять. Надо желание загадывать.

СЕРГЕЙ. И что, сбудется?

НАТАША. Смотря, что загадаешь. Тут ведь главная хитрость в чем? – Надо выполнимые желания загадывать. Это я в детстве еще поняла. Никакого нет смысла загадывать, чтоб я, например, летать научилась. А вот чтобы плавать научиться – это выполнимое. Или загадать, чтобы кучу денег найти – тоже невыполнимое, а вот следующий год на пятерки закончить – выполнимое. Сто раз сбывалось.

СЕРГЕЙ. А как ты их различаешь?

НАТАША. Никак. В том-то и дело. Маленькая была - различала, а потом перестала вдруг. На все подряд загадывала: на сирень пятилепестковую, на скорую помощь, на черные «Волги», на пушинки. Знаешь, летит пушинка-«счастье» и надо её вот так в ладошки поймать, загадать желание и дунуть, чтобы ветер твое счастье подхватил. Сколько счастья было – что ни попросишь, все сбывается. А потом вдруг перестало сбываться. Так я и поняла, что детство кончилось. Поздно уже загадывать. Не надо. Нельзя. Всё.


Сцена 17.

ШКОЛЬНЫЙ ТУАЛЕТ ДЕВОЧЕК.

Ксюха курит на подоконнике. Тушь размазана, нос красный, опухший. В руке почти до фильтра докуренная сигарета с длинным столбиком пепла. Рука дрожит, пепел падает. На полу штук десять таких окурков.


Сцена 18.

ВОЗЛЕ МАШИНЫ.

НАТАША. Так, говоришь, растолстела Маринка?

СЕРГЕЙ. Как колобок стала.

НАТАША. И в гастрономе?

СЕРГЕЙ. Да, помнишь, за мороженным в который бегали…

НАТАША Шурика жалко. Утонул…

СЕРГЕЙ. Да.

НАТАША. Да.

СЕРГЕЙ. Да.

НАТАША. У нас хороший был класс. Самый лучший. Веселый, дружный, сейчас таких нет. И выпускной самый лучший. И ты танцевал лучше всех.

СЕРГЕЙ (усмехнулся). Я в бальные в детстве ходил.

НАТАША. На тебе была белая рубашка шелковая и галстук-шнурок. Подожди. Пойдем, я тебе лошадь покажу.


Они садятся на качели.

НАТАША. Говорят, если вот так вот особенно посмотреть (наклоняет его голову) – полное впечатление лошади. Ты видишь?

СЕРГЕЙ. Где?


Наташа показывает пальцем на стену, где пятно.

И они увидели Лошадь. И Лошадь увидела их. Мальчика и девочку, которые когда-то сидели за одной партой. Но это было давно. Так давно. В позапрошлой жизни.


СЕРГЕЙ (всматривается) Точно! Я вижу, голова лошади! Там еще грива такая, видишь?!


Сергей наклоняет ее голову, рисует в воздухе пальцем.

СЕРГЕЙ. Вон, сбоку ухо, там один глаз и как бы челка спускается!


Наташа кивает, рисует в воздухе лошадь.

Они играют в «крокодильчиков», наклоняют головы вправо, смотрят вверх, на «лошадь», смеются.

ЗАНАВЕС.