uzluga.ru
добавить свой файл
Тимофеев А.С.


Алтайстан

или сказка о Мастере


ПТО 1998 г.


ПТО 98


Рецензия ожидается от всего общества праздношатающихся.


Рассказ о путешествии под официальной эгидой ПТО, совершенный тремя перворазрядниками на звание КМП.


АлКаз1998 Тимофеев А.С.

Алтайстан.- 1-е изд., Новосибирск: Редакция ПТО., 1999.- 76 с., не иллюст.


В книгу вошли материалы из бортового журнала путешественников по Горному Алтаю и Восточному Казахстану. Предназначена для массового читателя. Может использоваться как диссертация на звание «Кандидат в Мастера Праздношатания».


Как всегда от автора


«Природа - это не стадион»

Девиз ПТО.


Свершилось. Небывалое произошло. Сформулированы основные идеи, задачи и методы. Мы знаем слова, которыми можем называться. И с гордостью называемся. Когда-то на подходах к Чибиту у вод прекрасной горной речки Орой случайные люди назвали нас Праздношатающимися. Звучало обидно. Как же далеки те времена. И каким четким, каким всеобъемлющим стало мимолетное обзывательство. Прогулки в горы, да и просто внимательное наблюдение за людьми показали, что вокруг множество нам подобных. Каждый находится на своем уровне и каждый прекрасен по-своему. Ничего не ведающими, как слепые котята, чистыми, как горный воздух, пришли мы для того, чтобы смотреть, потрогать, впитать и немного пожить. Как новорожденный, смотрящий на неведомый мир и ничего от него не ждущий, только удивляющийся всему вокруг себя. И мир этот принял нас, открыл некоторые тайны, хранил нас в нашем безумстве и, кажется, мы не были ему в тягость. Чужие частицы прижились в дикой стихии, хотя сами не делали ничего для ее покорения. В этом-то и соль. Не совершая попыток насилия, не прося у Бога помощи, мы старались не навредить ни словом, ни делом, ни мыслью. Точнее не то что не старались, а скорее не могли поступить иначе. Как можно серьезно думать о покорении? Эти великаны вокруг и мы, букашки на каменных склонах. Если человек придумал атомную бомбу, то это вовсе не значит, что он разумней и сильней того, кого этой бомбой убил. Мудрость в созидании, а не разрушении.

Нет, мы далеко не ангелы. Я даже близко не претендую на признание своей правоты всеми. Нас можно упрекнуть в слабости. Со стороны «нормальных людей» мы похожи на сумасшедших. Что мы делаем в горах? Гуляем, смотрим, слушаем, живем. Зачем лишаем себя благ цивилизации? Наша цель - отсутствие целей, и в этом на первый взгляд нет ничего разумного. Спортсмены «покоряют вершины», «делают перевалы», зарабатывают разряды и хвалятся друг перед другом своими заслугами. Не пройденный маршрут для них - поражение, неудача. Для нас не бывает поражений. Любое путешествие приносит радость, эмоциональный подъем, чувство единения с природой. На фоне горной дикости и естественности думается о том, о чем всегда некогда подумать дома. И, может быть, когда-нибудь мы вырастем до того, что сможем спокойно выйти из дома и из всех вещей, оставаясь только с собственными мыслями, взять с собой волшебную книгу и пляжный зонтик, не раздумывая долго, удалиться. Уйти туда, где можно без подозрительных взглядов поговорить с облаками, собирающимися в тучи с явным желанием пролиться на голову холодным дождем, поиграть с пугливыми, пищащими сурками, поздороваться с усталым путником и вдохнуть тот сладкий воздух свободы, который никогда не удастся попробовать всем тем, кто остался в своем бетонном приюте.

Здоровья Вам и побольше чудес.


Наше веселое отправление


«Опохмеление»

Одно из главных поощрений в ПТО.


Стояли жаркие денечки августа 1998 года. Я - Тимофеев Андрюша, Игорян - он же Кревский Игорь, Антоша - он же Бушуев Антон, беседовали возле пивного ларька с одноразовыми стаканчиками в руках. Солнце палило нещадно, поэтому мы забрались под железную крышу, оставшуюся после разоренного «Птичьего рынка» недалеко от площади Калинина. Жадно поглощали прохладный напиток в тщетных попытках охладиться. Впрочем, Игорь поглощал не так жадно, скорее прерывисто и натужно; дело в том, что по пути с работы он уже поглотил две или три бутылки «Ворсинского». От жары у меня кружилась голова, провел весь день на ногах и ни на минуту не останавливался. Антон так же был немного взволнован. Еще бы, в последний момент мы порешили ехать на Алтай. Уже куплена провизия, морально настроены, остались небольшие мелочи (палатка, котлы, веревка, «кошки», баллон для примуса, спирт, деньги на дорогу) и в путь. Естественно, список возглавлял спирт. Единственное место, которое мы знали, это спорткомплекс «Север». Контрабандный спирт мы брали там, отправляясь отмечать Новый год на базу НЭТИ «Эрлагол». Туда же направились и теперь. Игорь заставил нас допить свое пиво, т.к. больше в него не лезло.

На остановке Учительская прямо на газонах часто валяются пустые пластиковые бутылки из под газированных напитков (в дальнейшем называемые батлами). Глядя на некоторые из них, нам пришла в голову мысль, что если придется покупать спирт, то для этого понадобится посуда. У нас ее нет. Нашли полуторалитровый батл без крупных пробоин и положили его в сумку. Этого конечно мало, но по дороге надеемся найти еще один. В роще, вдоль пешеходной дорожки, среди крапивы, произрастали редкие кустики дурманящей травы - Игорь обратил на это наше внимание, когда углубился в кусты расставаться с лишней влагой в организме. Вскоре, был найден еще один батл, однолитровый. На нем не было пробки, но это нас не смутило. Наверное она валяется где-то неподалеку (возможно до сих пор).

Естественно спирт нам не продали. 2.5 литра по нынешним меркам оказалось слишком мало, чтобы крутому коммерсанту удосужиться выйти из кондейки и открыть кранчик на бочке. Мы почему-то не расстроились, хотя немного жаль, что ехали сюда без пользы. Отправились по такому случаю в «Тур-Клуб» на улице Коммунистической. Там обитают туристы, а они наверняка знают где у нас в городе продается «Огненная вода». Добирались трамваем до остановки Учительская, потом на тринадцатом троллейбусе до Дома Ленина. Стояла страшная жара, все окна в «сарае» были открыты, вокруг присаживались разные длинноногие девушки, но все равно, до нужной остановки мы не выдержали и вышли чуть раньше. Чтобы облегчить страдания вспотевших тел пришлось выпить по бутылке пива. В магазине «Туристическое снаряжение» чувствовалось народное оживление, хотя покупателей, кроме нас не наблюдалось. Продавцы обсуждали поездку, точнее подготовку к поездке на Алтай, одной из своих работниц. Мы с Антоном рассматривали содержимое прилавков, размышляя, купить маленький баллон с газом или большой. Здесь, кстати, можно было заправить старый по половинной цене. Большой баллон стоил 55 рублей, маленький 35. Игорь нас поторапливал (он как видно куда-то спешил). Купили большой и завели разговор с продавцами. Выяснили, что спирт можно купить у спорткомплекса «Север», откуда мы только - что приехали, а так - же на базаре у «чурок». Расстроились по этому поводу. Время вечернее, рынок закрывается. Игорян погнал нас на улицу. Счастливые, с баллоном пропан-бутановой смеси зашли в ближайший продуктовый магазин с целью закусить покупку. Закусывать решили полукопченой колбасой. Запивать вином, а для обмывания покупки вполне подходит четушка водки. С этим набором и пришли в Первомайский сквер, где сели на травку газона, подальше от людных дорожек. Возник спор о местонахождении энергетической точки города Новосибирска. Энергетическая точка - это место, где приятней всего потреблять спиртные напитки. Сошлись в итоге на том, что точка эта блуждает вслед за нами, как только мы появляемся в центре. Наблюдали странный парадокс. Когда пили вино разговор заходил о женщинах, о горах и музыке. Стоило только принять по глотку водки, как немедленно темы менялись и вспоминались венерические заболевания, политика и война. Просидели там часа полтора и тут Игорь вспомнил, что должен привести некое ювелирное изделие в общежитие архитектурного института сегодня вечером Наденьке. Мы с Антоном взялись его туда отконвоировать. Доехали до «Теремка1». Там купили «Вермут» и отправились в гости. Вместо хозяйки нашли в комнате ее маму. Огорчившись, Игорь отдал ей изделие и рассеянно вышел. Чуть позже он гадал, что за новая девушка поселилась в этой комнате. Больше нас нигде не ждали, и пришлось бедолагам засесть в детском садике, в беседке, продолжить свое светлое дело. Продолжали долго, до тех пор пока Игорек, (за это естественно всеми любимый) не перевернул бутылку с остатками зелья. На этом разговоры о жизни пришлось прекратить. На остановке по улице Белинского есть пивной ларек, и что его отличало в тот вечер от других ларьков, так это то, что он попался нам на пути, и второе - он работал. Времени между тем было ни много не мало, половина двенадцатого. У ларька толпились подростки. Они взяли на всех полтора литра пива и ушли довольные пьянствовать. Мы купили две кружки пива и две рыбины (если не изменяет память, копченых лещей). Продолжили, точнее повторили. Снова разговорились. Темы женщин и войны переплелись настолько, что даже мы сами не могли уже различить, где заканчивается одна и начинается другая. Доехали до остановки Молодежная на коммерческом автобусе и решили пойти ко мне домой. Но, перейдя автодорогу, у Игоря возникла навязчивая идея зайти к соседям нашего друга Юры Аксенова. Никаких уговоров не последовало. Антоша с радостью согласился, а я, посадив путешественников в лифт, остался ждать их на скамеечке во дворе. Потяжелело. Ночь клонила в сон, но чувство долга пересиливало физиологические желания. Я лег на спину и закурил сигарету. Дымом обволокло всю скамейку. Почувствовал облегчение и расслабленное блаженство. В ночной темноте приближались голоса: два женских и два мужских. Они подсели ко мне на лавочку и продолжали общаться. Я к тому времени успел покинуть свое горизонтальное положение и спокойно сидел рядом. Большой и толстый паренек снова удалился в темноту. Девицы лет по двадцать беспокойно вульгарно ругались. Оставшийся с ними молодой человек посмеивался. Девушка отвела его метров на десять от меня и что-то надрывно говорила. Сели на место. Разговор зашел о топорах, на что я почему-то не хотел обращать внимания. Они обратили его сами. Для начала попросили закурить. Пока я доставал сигарету, мне на лицо попал свет от фонаря. Спросили кто я, откуда. Ответы не произвели на них ни какого впечатления. Казалось, что «неприятностей» не миновать. В этот момент послышались голоса моих славных друзей.

«Тимоша!!!» - горланили они.

«О-го-го!!! Сюда!!!» - с облегчением вздохнул я.

Перекрикивались мы минуты две. После чего, из темноты, покачиваясь, вылез Антон, а вслед за ним как призрак Бухенвальда материализовался Игорян. Тон изменился. Разговорились. Выяснили, что на милицейской доске, той самой «Их разыскивает милиция», весит фото-робот маньяка-убийцы, который насилует и убивает маленьких детей. И надо же было такому случиться, что меня признали похожим на это фото. Хотели убить на месте. Повезло.

Позже выяснилось, что учились мы с ними в одной школе. Живем здесь соседями лет пятнадцать. Короче говоря, успокоились. Мы спросили, невзначай: «А не знаете ли вы, где можно купить спирта?» на что получили вполне естественный для данных обстоятельств ответ: «Конечно, знаем!» Тот самый здоровый толстяк, который отлучился в начале разговора, пошел за спиртом, продающимся в доме, куда мои друзья только что заходили, у спекулянтов. Он взялся показать нам это место. Ушли снова Игорян с Антоном. Наши новоявленные друзья удалились в темноту с литровой бутылкой горилки, громко распевая русские народные песни. Минут через десять появился Антон, изрядно встревоженный. «А где Игорян?» - спросил он. Не понял, они же пошли вместе. Потерялись. Игорь куда-то сбежал. Вскоре нашли его, слонявшегося возле подъезда.

Куплено два с половиной литра спирта в трехлитровой банке с полиэтиленовой крышкой. Она была положена в мою сумку, которая в свою очередь, водрузилась на плечо. По дороге к дому нам встретился работающий ларек, где мы решили обмыть с трудом добытый спирт. Купили по бутылке «Ворсинского» и довольные выпили, чокнувшись на удачу. Через некоторое время я стал сомневаться, а не протекает ли спирт у меня в сумке. Верный признак начинающейся паранойи. Игорян театральным жестом, соединяющихся пальцев, подал знак. Потом сказал, что как гитарист берется донести банку в целости и сохранности до места назначения. Доверчивые друзья отдали стеклянную тару с драгоценным содержимым музыканту. Через сотню шагов услышали глухой хлопок и звон разбивающегося стекла. Почему в ту ночь Игорь остался в живых? Это вопрос вопросов. После того хлопка он впал в оцепенение как земноводное на зиму. То ли мы были изрядно накачены и не осознали потерю, то ли друг наш являл собой такое беспомощное и жалкое зрелище, но за деяние которое случилось мы не смогли его даже придушить на месте. Шли домой веселые и счастливые. Антон даже не матерился (последние минуты две). У него иногда вырывались приличные слова. Игорян был убит и уничтожен. Короче, отправились они в тот же дом и ту же квартиру второй раз, только уже с пластиковыми бутылями. По дороге назад, по словам Антона, Игорян не стесняясь, ронял эти бутылки на землю, наслаждаясь их прочностью.

В то время я беспокойно допивал свое пиво. Выключил свет и прилег на диван. Звонок в дверь. Поднимаюсь, открываю. Антоша ругается уже на меня. Не понял за что. Выясняется, что спал я полтора часа, из которых час он звонил мне в дверь. Где же наш Игорек? А вот и он. Спит себе спокойно прямо под мусоропроводом. Так нельзя. За руки, за ноги, попой по бетонной лестнице, заносим его в коридор, где и кладем на заслуженный отдых. Заслуженный отдых - это для нас. Игорян больше не утомлялся. Готовим летний ужин. Салат из помидоров и огурцов, к ним пряную стерлядь. Объедение. Включаем компьютер и читаем сказания про Янгура. Хочется спать. Времени натикало половина четвертого.

Позже, Антон рассказал свою версию происходящего. Рассказывал в основном про Игоряна и ментов. Возле дома со спиртом и киллерами стоял «бабон». Игорь боялся попасть в вытрезвитель или оказаться сообщником спекулянтов. Он думал, что квартиру «накрыли», поэтому прятался в тени подъездов. Когда спирт был куплен повторно, наш дружище от радости «отключился». Домой привели его на полнейшем автопилоте.

Проснулись счастливыми. Обязательная программа подготовки к путешествию на вчерашний день выполнена! Мы молодцы!

* * *

(два дня спустя)

Понедельник. Есть смутное желание сегодня уехать. У нас все готово. Нет только палатки, которая уехала вместе с Димкой в Казахстан, котлов, уехавших туда же, кошек и веревки. Ну, да ладно, где наша не пропадала. Ухожу на работу в магазин «Надежда» на Гагаринской. Там встречаю участников путешествия. Они дружески ругаются и сообщают, что отправляемся мы, оказывается сегодня вечером на поезде 601 Новосибирск-Бийск. Поэтому поводу у меня отбирается паспорт и товарищи уходят в сторону железнодорожного вокзала за билетами. Я мотаюсь по городу, пытаясь расквитаться с делами. У Макса забираю веревку, кошки Володи Шишканова (одна из них без двух зубьев), у Димки не могу найти котлов, поэтому собираю свои (один на три литра, другой на три неполных кружки), на работе получаю отпускные, между делом забрасываю к Игоряну рюкзак с вещами, потом снова заскакиваю в магазин за батарейками к фонарю, которого нет и т.д.

Рюкзак мой на половину собран без меня. Игорян с Антоном распределили еду по-братски. У меня естественно оказалось как у старшего, на пару килограммов больше1. В комнате валялись пакеты с едой, которую мы старались ограничить с самого начала. Берем две мини банки с тушенкой от спецназовского пайка и два маленьких паштетика (печеночных). Из мясных продуктов это все. Супов взяли штук двадцать пакетов, набрали три вида кубиков бульонных грибной, свинячий и два куриных. Но самым удачным, впоследствии оказался, набор засушенных и спрессованных овощей. Для супа лучше не придумаешь.

Складывались в спешке. Мне досталась палатка (взятая Игоряном у приехавшего все-таки Димки) и котлы, Антоша взял веревку, а сам Игорян нес топорик (очень маленький топорик, раза в полтора меньше виденного мною в жизни). Мешочки укладывались в рюкзак, как в кишку. В суматохе можно было забыть все, но забыли только самое необходимое. Еду (на дорогу) сложили в два мешочка, в рюкзак положить не рискнули, ибо там были помидоры, яйца вареные, курица копченая и т.п. Только хлеба не взяли. Загрузились в машину и отец отвез нас на вокзал. Поднялись к кассам электропоездов (забыли что в Бийск электрички не ходят), сгрузили рюкзаки и побежали докупать некупленное. Это была водка 0.7, очки темные для меня и три бутылки новосибирского пива для братвы, т.е. для нас. Объявленный уже давно поезд стоял на своем пути. Мы в него залезли, не обнаружили в родном третьем вагоне людей, насторожились. Сложили рюкзаки и вышли на перрон. Люди были, только очень немногие, точнее их было крайне мало. Почти половину из них представляли наши провожающие. Это был Олег Бондаренко, Елена (Прекрасная), Клишины Сашка и Юля... Нас загнали в вагон проводники, не дав по-человечески проститься. Прощались из открытого окна, отходящего поезда. Тронулись.