uzluga.ru
добавить свой файл
1


Василий Яковлевич Ерошенко – наш земляк

  • УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА:

  • Учащиеся 9-а класса

  • Преподаватели:

  • Ковалева Т.С.,

  • Провоторова Т.В.


Я думаю, что главное предназначение человека на земле - творить добро, жить для людей.



Родился в семье крестьянина. Ослеп в раннем детстве. В 1899-1908 годах обучался в Московкой школе для слепых детей, играл в Московском оркестре слепых. Встреча с Анной Шараповой открывает для талантливого молодого человека новые перспективы. Изучив международный язык эсперанто, он отправляется в 1912 году в Англию, где обучается в Королевском институте слепых, а затем, в 1914 году, в Японию, где учится в Токийской школе слепых. В Японии сближается с рядом известных литераторов, журналистов, революционеров. Изучив японский язык, печатал в японских журналах свои сказки и очерки. В результате встречи с Агнес Александр заинтересовался религией Бахаи и был первым переводчиком «Сокровенных Слов» Бахауллы на эсперанто.

  • Родился в семье крестьянина. Ослеп в раннем детстве. В 1899-1908 годах обучался в Московкой школе для слепых детей, играл в Московском оркестре слепых. Встреча с Анной Шараповой открывает для талантливого молодого человека новые перспективы. Изучив международный язык эсперанто, он отправляется в 1912 году в Англию, где обучается в Королевском институте слепых, а затем, в 1914 году, в Японию, где учится в Токийской школе слепых. В Японии сближается с рядом известных литераторов, журналистов, революционеров. Изучив японский язык, печатал в японских журналах свои сказки и очерки. В результате встречи с Агнес Александр заинтересовался религией Бахаи и был первым переводчиком «Сокровенных Слов» Бахауллы на эсперанто.

  • В 1916—1919 годах жил и работал в Сиаме, Бирме, Индии. В 1919 вернулся в Японию, откуда был выслан в 1921 году. В 1921—1923 годах живет и работает в Китае, с 1924 по 1929 год — в Москве.

  • В 1929—1930 годах совершает путешествие на Чукотку. По 1935 год живет и работает в Нижнем Новгороде и Москве. В 1935 году основывает первую в Туркмении школу для слепых близ города Мары, где остается до 1945 года. В 1946—1948 годах — преподаватель Московской школы слепых детей. В 1949—1951 живёт и работает в Ташкенте. В 1952 году переезжает в Обуховку и работает над последней книгой.

  • Многочисленные архивы писателя в разное время и при различных обстоятельствах были уничтожены.



У него была мечта—пешком обойти земной шар. Мечта, вообще говоря, вполне реальная, если бы он не был слеп. Четырех лет от роду Василий Ерошенко лишился зрения. Набожная бабка отнесла заболевшего корью мальчика в церковь, чтобы священник помолился за выздоровление ребенка. А все вышло наоборот. «С мольбой, весь в слезах покинул я красочный мир солнца,— скажет он позже в своей автобиографии.— К чему это, к добру или злу, я еще не знал. Ночь моя продолжается и не кончится до последнего моего вздоха. Но разве я проклинаю ее? Нет, вовсе нет».

  • У него была мечта—пешком обойти земной шар. Мечта, вообще говоря, вполне реальная, если бы он не был слеп. Четырех лет от роду Василий Ерошенко лишился зрения. Набожная бабка отнесла заболевшего корью мальчика в церковь, чтобы священник помолился за выздоровление ребенка. А все вышло наоборот. «С мольбой, весь в слезах покинул я красочный мир солнца,— скажет он позже в своей автобиографии.— К чему это, к добру или злу, я еще не знал. Ночь моя продолжается и не кончится до последнего моего вздоха. Но разве я проклинаю ее? Нет, вовсе нет».

  • Василий Ерошенко имел право так сказать, потому что, несмотря на страшный недуг, его жизнь, говоря словами М. Горького (о Н. Островском),— «живая иллюстрация торжества духа над телом». Начался этот подвиг, длившийся более полувека, в селе Обуховка,



Оказавшись в Китае, он попал в поле зрения Лу Синя. Ерошенко только появился в Харбине, а пекинский журнал «Новая молодежь» уже поместил на своих страницах две его сказки в переводах великого китайского писателя. Более того, Лу Синь приглашает скитальца переехать в Пекин и поселиться у него... Глядя на усталого от скитаний слепого поэта, Лу Синь сказал однажды: — Дорогой господин Эро, я читал ваши чудесные сказки и знаю кое-что о вашей судьбе. Наверное, поэтому мне кажется, что мы с вами знакомы уже давно. — И мне тоже, — радостно отозвался Ерошенко. Лу Синь сделал все, чтобы жизнь гостя в его доме была интересной и приятной. Они часто беседовали вечерами, такие беседы длились за полночь. Василий Ерошенко с его эрудицией, со знанием литературы и языков, жизни народов многих стран быстро сблизился с китайским писателем. По словам Лу Синя, он привязался к Ерошенко потому, что почувствовал в нем талантливую самобытную натуру, человека с большим сердцем. В период пребывания Ерошенко у Лу Синя тот стал переводить лучшую пьесу своего друга-украинца — «Персиковое облако» — на китайский язык. В день, когда Лу Синь закончил перевод пьесы, его мать сказала об этом Ерошенко. Гость пришел в такой восторг, что бросился в пляс, потом сорвал со стены гитару и под ее аккомпанемент спел для старой китаянки несколько русских и украинских песен.

    • Оказавшись в Китае, он попал в поле зрения Лу Синя. Ерошенко только появился в Харбине, а пекинский журнал «Новая молодежь» уже поместил на своих страницах две его сказки в переводах великого китайского писателя. Более того, Лу Синь приглашает скитальца переехать в Пекин и поселиться у него... Глядя на усталого от скитаний слепого поэта, Лу Синь сказал однажды: — Дорогой господин Эро, я читал ваши чудесные сказки и знаю кое-что о вашей судьбе. Наверное, поэтому мне кажется, что мы с вами знакомы уже давно. — И мне тоже, — радостно отозвался Ерошенко. Лу Синь сделал все, чтобы жизнь гостя в его доме была интересной и приятной. Они часто беседовали вечерами, такие беседы длились за полночь. Василий Ерошенко с его эрудицией, со знанием литературы и языков, жизни народов многих стран быстро сблизился с китайским писателем. По словам Лу Синя, он привязался к Ерошенко потому, что почувствовал в нем талантливую самобытную натуру, человека с большим сердцем. В период пребывания Ерошенко у Лу Синя тот стал переводить лучшую пьесу своего друга-украинца — «Персиковое облако» — на китайский язык. В день, когда Лу Синь закончил перевод пьесы, его мать сказала об этом Ерошенко. Гость пришел в такой восторг, что бросился в пляс, потом сорвал со стены гитару и под ее аккомпанемент спел для старой китаянки несколько русских и украинских песен.