uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 3 4

Что такое — социальная энтропия.


Использование понятия энтропии в применении к социальным явлениям известно давно, — вероятно, с тех пор, когда это понятие было введено в термодинамику. С тех пор прошло много лет, и постепенно человечество приходило к пониманию доминирующей роли информационных процессов в природе и обществе.

Ч
еловечество начало развиваться, опираясь на «парадигму силы». Её символ: F = ma. Но бурное развитие происходило с использованием «парадигмы энергии». Её символ: E = mc2. Парадигма энергии уже содержала в себе в явном виде «парадигму информации» — с — скорость света, но смены энергетической парадигмы на парадигму информационную ещё не произошло. В 1948 году Клод Шеннон предложил миру формулу информационной энтропии:

С этого момента можно считать, что человечество вступило в “информационную фазу” своего развития, хотя осознание фундаментальности информационных представлений о мире ещё впереди. Пока торжествует информатика, но не информация.

Понятие информационной энтропии-негэнтропии в их единстве является, на мой взгляд, фундаментальным в миропонимании. Однако ясности в определении этого понятия вообще, и в применении его к социальным явлениям в частности, нет. Попытка применения информационного подхода к философской проблематике дана на сайте: http://negentropy.narod.ru/

С его помощью в настоящей статье даётся определение понятия «социальной энтропии».

Например, в альманахе «Вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли» «ИСТОКИ» (Т.1. 1989г.) в статье А. И. Пономарёва можно прочесть: «Среди фундаментальных законов природы особенно велико значение законов сохранения количества движения, энергии и т. д. А также роста энтропии, суть которого заключается в том, что любая система, предоставленная самой себе, дезорганизуется, в ней возрастает беспорядок, хаос, происходят потери энергии, и в конце концов наступает распад. В природе и обществе, однако, существуют и обратные процессы — упорядочения, становления, системообразования, накопления, повышения иерархических уровней энергии в результате разумной деятельности человечества, стремящегося к одухотворению и преображению мира». И дальше: «Вместе с тем экстенсивная экономика, застойные процессы общественной жизни способствовали росту экономической и социальной энтропии» (С. 227). В небольшой по объёму статье Пономарёв четыре раза употребляет слова «социальная энтропия».

Недавно (2004 г.) Г. Сатаров выступая в СМИ с результатами исследования явлений коррупции в России, сказал, что коррупция приводит к росту социальной энтропии.

Так что же это такое — социальная энтропия?

Ч

тобы достичь какой-то ясности в решении этого вопроса, наверное, следует отказаться от рассмотрения термодинамической энтропии, а остановиться на рассмотрении информационной энтропии-негэнтропии в их единстве — в социуме. Для начала рассмотрения надо обратиться к математическим формулам, соответствующим этим понятиям и интерпретировать их, как это предлагается «информационным подходом» («Новая философия»).

Как видно из сравнения математических формул энтропии и негэнтропии, их символьный состав идентичен, а сами формулы отличаются только знаками. Однако содержание формул “информационный подход” предлагает истолковывать по-разному.

^ В формуле энтропии множество i-тых событий (n над знаком суммы) — это все события в окружающем мире, по отношению к которым система-субъект (в нашем случае — конкретный человек) не осуществлял непосредственного управляющего (или силового) воздействия. Взаимоотношения человека и природной среды, рассматриваемые по энтропийной схеме, характеризуются активным внешним началом, когда окружающая среда воздействует на человека, и пассивным поведением человека по отношению к окружающей среде, когда человек на окружающую среду не воздействует, но «созерцает».

Воздействие внешней среды, проявляемое в различных видах — свет, звук, тепло, запах, гравитация, непосредственное механическое соприкосновение (воздействие воздушных и жидкостных масс в том числе) — человек воспринимает. При длительном опыте восприятия у него вырабатываются модели восприятия. Модели непосредственного «личного» восприятия дополняются моделями восприятия принятыми в том обществе, в котором человек существует как в социуме.

«Социумные» модели, будучи интегрированной суммой огромного множества индивидуальных моделей восприятия, среди которых находятся и сложные модели верований, философского восприятия, научного восприятия, восприятия человеческой практики, несут огромную информационную ёмкость, которую принято называть культурой.

Энтропия культуры в строгом смысле неисчислима, несмотря на то, что формула энтропии, казалось бы, позволяет определить её информационную ёмкость. (При попытке измерить информационную ёмкость культуры должен наблюдаться парадокс известный из физики элементарных частиц — определяя границы пространства и времени культуры, получают характеристику не культуры, а цивилизации). Поэтому, когда говорят о культуре употребляют качественные понятия: культура «богатая», «высокая», «самобытная».

Энтропия социумной культуры воспринимается отдельным человеком в качественных понятиях и категориях эстетики и этики, рождая информационные поля. Самой высокой степени обобщения информационные поля каждого конкретного человека это поля — «добра-зла», «красоты-безобразия», «великого-низменного» и др. Эти информационные поля обладают «полевым» типом действия, то есть «склоняют» человека к поступкам, которые могут быть оценены как добрые-злые, красивые-безобразные, великие-низменные и т. д. Как говорил Лейбниц, «Всегда существует преобладающее основание, которое направляет волю в её выборе, и для сохранения свободы достаточно, чтобы это основание склоняло, но не принуждало».

Такая наиболее общая упорядоченность культурных событий, воспринимаемых отдельным человеком, рождает неуловимые пространственно-временные отношения. То есть, пространство и время в культурном опыте человека не структурированы. Это означает, что время может быть разнонаправленным, а пространство необратимым и множества измерений, число которых соответствует числу событий. Соответственно связь между любыми временными и пространственными «точками» событий может быть в индивидуальном информационном центре, (точнее в его энтропийной части — в «сердце») мгновенной. (В энтропии «работает» кантовское понимание пространства и времени, а не понимание, предлагаемое Бертраном Расселом, а ещё раньше другими философами, например, Д. Локком). Это обстоятельство «деформирует» восприятие культуры в той части, которая хранит историю злых и добрых деяний человека и природы. Культура незаслуженно воспринимается как по преимуществу «доброе начало», поскольку, если, допустим, попытаться измерить «добро» в прошлом времени-пространстве культуры по показателям величины рождений и смертей людей, то качественное сравнение покажет, что эти величины равны, — то есть мир полон «добра» в такой же степени, как и «зла». (В таком сравнении не учитывается отдельно «естественная смерть» или «насильственная»). Дело в том, что индивидуальное время взрослого развитого человека и его индивидуальное пространство действительно дают основания для деформации информационного поля «добра-зла» опорой на свой индивидуальный опыт жизни, который убедительно доказывает факт: «мир добр, так как я существую здесь и сейчас». Это убедительное свидетельство — существование вот в это время человека (а ещё и до этого времени) — возможно только потому, что человек пребывает не только в состоянии энтропийного взаимодействия с внешней средой, но и в негэнтропийном взаимодействии с ней, то есть он этой средой управляет.

Но до перехода к негэнтропийным отношениям восприятие внешних воздействий происходит «чувственно». Поэтому, возвращаясь к анализу формулы энтропии, мы можем построить схему энтропийных отношений внешней среды с человеком:

внешнее воздействие — log pi. — инф. поле («зло-добро»).

Такая схема позволяет сказать, что внешнее воздействие «возбуждает» информационный центр человека, точнее, ту его часть, которая ведает восприятием энтропии. Первая «нормальная» реакция человеческой психики на энтропийное воздействие – агрессия или бегство. Предположительно в ведении энтропийной части психики находятся те события, которые оказываются «редкими», то есть такие события, совершение которых в индивидуальном информационном пространстве-времени происходит с низкой степенью вероятности (предположительно от нуля до 0,37). Безусловно редкими событиями бывают «величественные» природные явления, абсолютно добрые, красивые, благородные люди, «чудесные» явления, явления совершенной красоты и др. Безусловно редкими бывают события абсолютного зла.

Формула негэнтропии содержит те же символы, что и формула энтропии, но смысл их связи другой, о чём говорит и положительный знак перед формулой. Негэнтропия (или «количество информации») отрицает энтропию в полном соответствии с требованиями математических знаков, стоящих перед формулами («плюс» и «минус»). Это «отрицание» понимается «информационным подходом» как выбор из множества альтернатив, и концентрация внимания на выбранном событии с целью достижения такой управляемости этого события, которая позволяет перевести его из разряда «редких» в разряд либо регулярно повторяющихся, либо в разряд постоянных.

Концентрация внимания (сосредоточение усилий) на выбранном событии происходит благодаря первичному «возбуждению», полученному в «работе» энтропийной схемы (см. схему). Возбуждение действует в энтропийном длящемся времени, которое не течёт (поэтому множитель log pi в формуле энтропии можно интерпретировать как «время»). Это длящееся время «срабатывается» логической цепью ряда последовательных информационных актов негэнтропийного свойства. Тогда информационный акт вида:

модель — реальность — ответ (ДА или НЕТ), —

считается i-тым событием в формуле негэнтропии, а символ n, стоящий над знаком суммы обозначает последовательный класс событий — информационных актов, — приводящий в конце логической цепи к однозначному ответу ДА (или НЕТ), который система-субъект — в нашем случае человек — ожидает получить от внешней среды.

Пространство-время класса негэнтропийных событий неразрывно. Каждый момент времени изменяется «точка» пространства. При этом каждый информационный акт, совершающийся «сейчас» в точке пространства «здесь», в следующем акте служит моделью, которая проецируется на изменившуюся реальность. Поэтому прошлое время в негэнтропии поглощено в модели настоящего (это обстоятельство служит основанием считать, что время в негэнтропии необратимо и всегда направлено от прошлого в будущее; в циклически повторяющихся событиях это утверждение, наверное, должно быть подвергнуто сомнению). В негэнтропийной схеме событий важным оказывается множитель pi — вероятность реализации модели, поскольку он отражает степень «достижения цели». Тогда когда цель достигается без помех соответствующими цели усилиями, множитель log pi в формуле негэнтропии («количества информации») имеет нулевое значение (ему соответствует минимальное удовлетворение, «скука»), поскольку в этом случае вероятность реализации модели становится равной единице.

В случае, когда на пути реализации модели (в пространстве действия) оказывается препятствие, логический процесс прерывается «недоумением». В этот момент возникает энтропийная схема отношений (воздействие на log pi) и система «возбуждается». Следует изменение стандартной модели в направлении, как правило, применения «сверхусилий». Такой «мгновенный возврат» к энтропийной схеме отношений может смениться длительным обращением в пространство-время энтропии прошлого и иного опыта, когда применение сверхусилий не приводит к достижению цели, а поиск адекватных моделей действия в пространстве-времени «иного» (обращение за советом) оказался безрезультатным. Тогда время негэнтропийного процесса останавливается (с неуправляемым теперь уже пространством), и информационный процесс переходит в область энтропии — в область «сомнений и тяжких раздумий…».

Негэнтропийные процессы всегда имеют чётко очерченные границы пространства времени действия, так как за пределами этих границ вероятности реализации моделей оказываются недопустимо низкими, то есть негэнтропия обращается в энтропию.

Действия людей в негэнтропийной (цивилизованной) деятельности детерминированы. Здесь свобода выбора сменяется необходимостью -- следованию социальным моделям в профессиональной деятельности или «логикой событий», когда каждое следующее действие определяется предыдущим.

Необходимо ещё заметить, что негэнтропийные процессы протекают не только в «действительной» жизни, но и в «чисто» информационной области — в сфере информационного конструирования различных моделей. В этом случае информационные модели большой сложности — гипотезы, теории проецируются на информационную же реальность, в качестве которой выступает информационное пространство-время (разум) других сведущих и не сведущих людей. Но конечная проверка сложных информационных моделей на соответствие их действительности происходит при взаимодействии с этой самой действительностью, которая может быть управляема только в том случае, когда информационная модель адекватна возможностям действительности. В этом случае наблюдается соответствие теоретической модели человеческой практике в ограниченном пространстве времени. При изменении масштабов пространства времени применения теоретической модели, она перестаёт «работать», что означает переход информационной негэнтропии теории в информационную энтропию предзнания.

Таким образом, можно утверждать, что использование только одного понятия — энтропии или негэнтропии — для объяснения каких-либо явлений совершенно не конструктивно. Объяснение всякого явления должно быть дано с позиции единства энтропии-негэнтропии в их противоположности.

Единство энтропии-негэнтропии заключено в том, что энтропия представляет собой множество и разнообразие негэнтропийных систем и их информационных проявлений. Энтропия, даже локальная (как, например, реальная экономика) наполнена огромным множеством систем самой разной степени сложности, т. е. самой разной информационной ёмкости, что позволяет большей сложности «поглощать» системы меньшей сложности и строить конструкции с большими пространственно-временными характеристиками времени жизни. Таким образом, энтропия — источник жизни; она же и её «уничтожитель», потребитель. Можно считать, что величина энтропии определяется числом различных проявлений. И в этом смысле, в смысле множественности и разнообразия, энтропия тем больше несёт в себе жизненных возможностей, чем больше множественность и разнообразие. Но максимального значения при той же сложности, энтропия достигает, когда вероятность исхода какого-либо события по признакам ДБРА-ЗЛА равна 0,5 (для какой размерности пространства-времени пока следует поставить вопрос).

Единство энтропии-негэнтропии заключается в том, что континуум энтропии как неразличимая множественность рождает негэнтропийные системы в «точках бифуркации», которые после рождения развиваются в системы с индивидуальными свойствами, наполняя энтропию флуктуациями, противоречащими действию второго начала термодинамики. Рождение, развитие и распад негэнтропийных систем не меняет величину общей энтропии мира, которая остаётся неисчерпаемым источником возникновения новых негэнтропийных систем.

Возможно, следует повторить вкратце и противоположности.

Если энтропия это множественный набор всех и всяких событий, рассматриваемых как возможность альтернатив с равновероятными исходами по показателям «добра» и «зла» в неопределённом пространстве-времени; то негэнтропия — это сделанный выбор, содержащий множественный набор моделей адекватных действительности, при помощи которых система реализует цель «жить» в достаточно определённом и ограниченном пространстве-времени бытия.

Энтропия по отношению к негэнтропийным системам является активным «размывающим» началом. А энтропийные отношения негэнтропийной системы с внешней средой характеризуются, случайностью, пассивностью, «созерцательностью».

Негэнтропийные системы в активной фазе «переворачивают» отношения с внешней средой, которая на какой-то момент оказывается пассивной, в ответ на действия адекватных моделей. Неадекватность моделей, приводящая к ответу НЕТ в активном действии, рождает отрицательную негэнтропию, которая по математическому закону обращения знаков (вместо «плюса» получается «минус») должна быть интерпретирована как энтропия.

Ряд негэнтропийных событий вида «модель — реальность — ответ ДА (или НЕТ)», совершающихся в «чисто» информационной области (например, в сознании человека) можно интерпретировать как потенциальную энергию. Поскольку по отношению к действительности жизни «чисто» информационные процессы — энтропийные или негэнтропийные — являются энтропией, то можно считать, что потенциальная энергия «прячется» во всеобщей энтропии. (Например, сознание по отношению к бытию в его активной форме является энтропией, несмотря на то, что оно может содержать весьма устойчивые «рабочие» модели, но которые «здесь и теперь» пока не применяются. Эта потенциальная энергия переходит в реальную энергию действия через «волю». А само сознание человека погружено до момента действия в самое общее ощущение «вселенной» той или другой размерности).

Ряд негэнтропийных событий или информационных актов, совершающихся в действительной жизни, можно интерпретировать как реальную энергию, переводящую безразличную энтропию внешней среды в организованную жизнь.


следующая страница >>