uzluga.ru
добавить свой файл
1

Правила детской безопасности «Сказка про пожар»

Однажды полез Алеша на стол за конфетами и увидел спички. Конфеты пестрой горкой возвышались в белой блестящей вазочке, а спички лежали рядом в маленьком аккуратном коробке с красивой картинкой. Мальчик тут же забыл про сладости и потянул коробок к себе. Алеша часто видел, как мама включает газ и подносит к конфорке горящую спичку. На плите тут же расцветал большой голубой цветок. Алеша знал, что это огонь. Хотя ему и говорили, что огонь страшный, он никогда не верил, потому что огонь был красивый, и на него было интересно смотреть. Он как будто манил к себе. 
Никого из взрослых на кухне не было, и Алеша решил сам сделать такой же красивый огненный цветок. Тем более, что ничего сложного в этом нет! Надо всего лишь чиркнуть спичкой и поднести ее к плите. 
Спички были такие красивые, такие одинаковые, светленькие, с аккуратными темными головками. Алеша взял одну и чиркнул по коробку. В тот же миг случилось что-то страшное: из-под спички выскочила крохотная искорка и начала плясать по кухне, поджигая все вокруг. Где она останавливалась, там немедленно появлялось черное горелое пятно. Кухня наполнилась гарью, дымом, и раздался ужасный голос: 

- Спасибо тебе, непослушный мальчик! Ты снял волшебное заклятие, наложенное на меня добрым волшебником Меридоном много тысяч лет назад. Он заточил меня в этой спичке и сказал, что я смогу освободиться только тогда, когда какой-нибудь ребенок чиркнет спичкой по коробку и появится искра. Но все дети знают, что спички в руки брать нельзя, поэтому долгие годы томилась я в темнице. Наконец-то, мне попался ты, замечательный непослушный Алеша! 

Голос захохотал совсем близко и на Алешу глянуло из дыма ужасное огненное лицо с черными глазами. 

- Тебя заколдовал добрый волшебник? – испуганно спросил он. – Значит, ты злая? 

- Да, я злая колдунья Огнинда! Теперь я смогу доделать до конца свое важное дело! 

- А какое у тебя дело? – дрожащим голосом поинтересовался Алеша. 
- Я должна сжечь всю землю, чтобы не осталось ни кустика, ни травинки, ни листочка, ни домика, ни человека! 

- Как? – совсем перепугался Алеша. – А что же тогда останется? 
- Огромный костер, - ответила Огнинда и начала колдовать: 

Силы злые, ко мне, 

Солнце скройся в огне! 

Крени, вени, ламя! 

Разгорайся пламя! 

Крени, вени, раз, два, три! 

Все вокруг меня гори! 

Колдунья плясала по кухне. Алеша стоял чуть живой от ужаса: вместо волос у нее был черный дым, вместо рук – огненные струи. Она махала ими и ела все подряд: стол, полки, занавески. А потом она посмотрела на Алешу и раскрыла свой огромный рот. 

Тут Алеша не выдержал и бросился бежать. Он выскочил из дома и увидел, как Огнильда машет ему из окна своими огненными руками: 
- Никуда ты от меня не спрячешься! Я все равно найду тебя и съем! 
- Что я наделал! – расплакался Алеша. – Зачем я взял спички? Ведь говорила мама, что нельзя их трогать! 

Вдруг на плечо ему села маленькая бабочка. 

- Это ты освободил Огнидльду? – спросила она. 

- Я, - виновато ответил Алеша. – Помоги мне, пожалуйста, все исправить! 

- Это очень сложно. Нам надо торопиться, пока Огнильда не сожгла все вокруг. Садись ко мне на спину, я отнесу тебя к волшебнику Меридону, только он может победить Огнильду. 

- Как же я на тебя сяду, вон ты какая маленькая, - грустно сказал Алеша. 

- Но я же не простая бабочка. Ведь простые бабочки не разговаривают. Я добрая фея Лионелла. Сейчас я взмахну своей волшебной палочкой и ты станешь таким маленьким, что легко уместишься между моих крыльев. 

В ее лапках появилась тоненькая как волосок золотая палочка: 

Тирли-дирли-велеса! 

Начинаю чудеса! 

Уменьшайся, уменьшайся, 

В крошку-гнома превращайся! 

Раз – и Алеша стал меньше хлебной крошки! Два – у него на голове появился зеленый колпачок, а на ногах зеленые сапожки с золотыми пряжками. Три – и вот они уже в воздухе! 

- А зачем ты превратила меня в гнома? – перекрикивая ветер, спросил Алеша. 

- Мы летим в волшебную страну, туда простым людям нельзя! – ответила фея. 

Внизу под ними проносились зеленые леса, цветочные поляны, реки и горы, потом они летели над синим морем, и, наконец, усталая бабочка приземлилась на берегу изумрудно-зеленого острова. 
Алеша сразу понял, что остров волшебный, потому что здесь все разговаривали: и птицы, и букашки, и даже деревья. 

- Привет, - прочирикала неизвестная пестрая птичка. – А чего это от тебя гарью пахнет? 

Алеша сразу вспомнил про свою беду и перестал любоваться замечательными диковинками, которые его окружали. И ничего ему уже было не интересно: ни танцующие цветы, ни поющий ветер, ни кувыркающиеся муравьи. 

- Я освободил Огнильду! – прошептал Алеша. 

- Какой ужас! – воскликнула птичка. – Как же такое могло произойти? Ведь все знают, что Огнильда может освободиться, только если ребенок возьмет в руки спички. Или… Нет, не может быть! Ты заколдованный мальчик? Ты брал спички?! 

- Да! – кивнул Алеша. – Теперь я хочу все исправить. 

- Отнеси его к Меридону, пожалуйста! – попросила Лионелла пеструю птичку. – Я так устала, что не могу лететь дальше. 

- Конечно! Скорее садись на меня! Нельзя терять ни минуты! – и птичка взмыла в голубое небо, унося Алешу на своей пушистой спинке. 
Остров сверху был круглым, как тарелка. Посреди него возвышалась высокая гора, на склонах которой росли деревья. Только одна дорога вела к самой вершине горы, на которой блестел золотыми куполами дворец доброго волшебника Меридона. 

Волшебник оказался дома. Он сидел в кресле из облаков и читал огромную толстую книгу. Она висела перед ним в воздухе, а маленькие мотыльки переворачивали страницы. Меридон оказался высоким старцем с длинной белой бородой и седыми волосами. На нем был белый плащ и высокий остроконечный колпак. 

Едва только Алеша вошел в зал, где сидел волшебник, как сгустились сумерки. Меридон нахмурился. Он посмотрел на Алешу, всплеснул руками и воскликнул: 

- Как ты мог взять в руки спички? Ведь детям запрещено их трогать! Ай-ай-ай. 

Он начал летать по залу и хватать с полок свитки с колдовскими заклинаниями. 

- Не то, опять не то, - волновался он. 
Наконец Меридон нашел нужный свиток. 

- Скорее, у нас совсем не осталось времени!- крикнул он Алеше. Мальчик подбежал к нему, волшебник встал на серебряный коврик, накрыл Алешу своим белым плащом и, хлопнув в ладоши, быстро проговорил: 

День и ночь, 

Горы прочь, 

Расступись леса-поля, 

Повернись скорей земля! 

На летающем ковре 

У Алеши во дворе! 

Раз – и они оказались в Алешином дворе. Но сначала мальчик даже не узнал, куда он попал. Все вокруг выгорело, было черным, а на пепелище плясала Огнильда. 

Меридон взмахнул волшебной палочкой и прокричал: 

- В стакане вода! 

В доме беда! 

В клетке птица! 

Огнильда - в темнице! 

С неба хлынул серебряный дождь. Злая колдунья завыла, рассыпалась на миллион искр и превратилась в огненную собаку. 
Добрый волшебник опять взмахнул своей волшебной палочкой и повторил заклинание. Огнильда опять взорвалась огненным салютом и превратилась в костер. 

- Ай, как плохо! Своим непослушанием, Алеша, ты сделал ее очень сильной. Мне не справиться с ней! – в ужасе сказал Меридон. Его волосы растрепались, а волшебный белый плащ покрыли черные пятна копоти. 
Алеша совсем отчаялся, но тут им на помощь пришла пожарная команда. На большой красной машине пожарные ворвались во двор и начали поливать Огнильду водой. Она зашипела, превратилась в маленький костерок, потом в искру, а потом в последний раз вспыхнула и осыпалась на землю кучкой пепла. 

Алеша посмотрел на сгоревший дом и заплакал. 
- Никогда больше не буду брать в руки спички. Такая маленькая спичинка, и такая огромная беда! 

- Не плачь! – погладил его по голове Меридон. – Это хорошо, что ты все понял. Я же волшебник. Я могу вернуть все обратно. 

Он начал водить в воздухе волшебной палочкой и что-то шептать. Алеша зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел, что от пожара не осталось и следа. Дом, двор, деревья стояли как и раньше. Он оглянулся вокруг, Меридона нигде не было. 

- А как же я? - испугался Алеша. – Я что, так и останусь гномом? 
Но никто ему не ответил, потому что он был таким крошечным, что никто его не видел и не слышал. 

Алеша сел в высокую траву и стал думать, что ему делать. Если бы все можно было вернуть обратно, то ни за что на свете не дотронулся бы он до спичек. Но время нельзя вернуть назад. И доброго волшебника теперь тоже не вернуть. 

- Не плачь, - услышал он вдруг тихий голосок. – Я помогу тебе. 

- Лионелла! – обрадовался Алеша. Это действительно была фея. Она отдохнула и вернулась к Алеше, чтобы превратить его снова в мальчика. 
Лионелла дотронулась до него волшебной палочкой и пропела: 

Тирли-дирли-велеса! 

Начинаю чудеса! 

Все, отныне ты не крошка! 

Становись опять Алешкой! 

Раз – и Алеша снова стал прежним. 

- Спасибо тебе, - прошептал он бабочке и побежал домой. 
С тех пор Алеша никогда больше баловался со спичками.


Сказка «Огонь-друг, огонь-враг»

Жил-был Огонь. Был он очень весёлый и горячий. Гулял Огонь где хоте – по лесам, домам, деревням. Никого Огонь не щадил на своём пути и был злейшим врагом всего живого. Как вы думаете, почему? (Он сжигал всё подряд).

И вот однажды повстречался на его пути Человек и сказал: «Давай, Огонь, померяемся силой». Огонь отвечает: «Да куда тебе, Человек, со мной силой мериться». А Человек настаивал на своём, Огонь и согласился. Вот начался у них бой. Человек заманил Огонь к реке и прыгнул в воду. Схватил Человек мокрой рукой языки пламени и хотел затушить. Взмолился Огонь: «Не туши меня, Человек, верой и правдой тебе служить буду». Пожалел его Человек, Заставил служить себе. Вот так и начал Огонь служить Человеку и стал его другом. Скажите, дети, Для чего человеку нужен огонь? (Для того, чтобы приготовить еду, согреться, зажечь свечу и т.д.).

Без огня люди никогда бы не смогли ездить по земле, путешествовать по морям. В моторе автомобиля тоже работает огонь – сгорает бензин и приводит машину в движение. Полыхает огонь и на заводах в печах, он плавит метал, в других печах огонь варит стекло, из которого выдувают красивые стеклянные изделия. Космическая ракета взлетает ввысь, оставляет яркий свет пламени – это сгорает ракетное топливо. Но когда огнь попадает в руки маленьких детей, он показывает свой характер, стремиться убежать от них и гулять по дому, по лесу, по полю.

Из доброго слуги огонь может превратиться в огнедышащего дракона. Тогда может произойти беда. Скажите, от чего может возникнуть пожар? (От спички, непотушенного окурка, невыключенных газовой плиты и электроприборов).

А что может загореться дома, в лесу? (ответы детей). Чем, кроме огня ещё опасен пожар? (Дымом – им можно задохнуться).


Сказка «Проводки»

Электрический Провод пылился в старой картонной коробке вместе с выключателем, розеткой, винтиками и гаечками. Когда-то давно его купили, положили в короб­ку, да и забыли.

— Ах, до чего же здесь скучно! — жаловался Проводок новенькой блестящей Гаечке. — Я мог бы стать прекрас­ным шнуром для настольной лампы или утюга. По мне бежал бы электрический ток, я приносил бы людям пользу. Вместо этого томлюсь в старой коробке. Эх, жизнь прохо­дит впустую!

— Не стоит расстраиваться, — утешала Проводок доб­рая Гаечка. — Когда-нибудь люди вспомнят о нас с то­бой, и мы пригодимся.

— Эх, когда это будет? — грустно спрашивал Про­водок.

— Может быть и скоро! — надеялась Гаечка. — При­едет к бабушке Поле внук Сережа на каникулы, расша­лится да сломает что-нибудь. Тогда и вспомнят о нас.

Надо вам сказать, что бабушка Поля относилась к своим вещам очень бережно, и они служили ей долго. А вот Сережа любил баловаться: то тарелку разобьет, то дверцу буфета поцарапает, то винтик от будильника открутит и потеряет его. Кот Василий очень на него сердился. Ворчал и хвостом недовольно помахивал.

Как-то раз бабушка собиралась белье погладить. Включила утюг, а он не греется.

— Ох, ох! — заохала баба Поля. — Видно, сломался мой утюжок!

Кот Василий тут же спрыгнул с подоконника, по­дошел к бабушке, стал об ноги тереться и мурлыкать, словно желая утешить хозяйку: мол, ничего страшно­го, позовем старого друга Степана Петровича, он мас­тер на все руки, утюжок починит.

Вечером бабушка позвонила Степану Петровичу, по­просила его придти и починить утюг. Старик не заста­вил себя долго ждать. Расстелил на столе чистую газе­ту, разобрал утюг, все проверил и нашел неполадку.

— Нет, Пелагея Дмитриевна, внучок твой хоть и озорник, но здесь ни при чем. Провод свое отслужил, видишь, перекрутился, а кое-где и перетерся. Нужно новый провод поставить, старым пользоваться нельзя. Электричество осторожность любит. Есть ли у вас но­вый провод?

Старушка открыла дверцу кладовки, достала оттуда картонную коробку, где ждал своего часа Проводок. Мастер взял Проводок в руки, повертел его и сказал:

— Вот этот провод хороший, новенький, нигде не потертый, он подойдет.

Степан Петрович приладил к бабушкиному утюгу новый провод.

— Сейчас включим утюг и проверим, греется ли он, — объявил мастер.

Он вставил вилку в розетку, и утюжок быстро на­грелся.

— Вот и замечательно! — обрадовался Степан Пет­рович.

Бабушка тут же расстелила чистую скатерть, достала чашки, шоколадные конфеты, печенье и усадила друга пить чай. Она была очень благодарна мастеру и рада, что теперь на ее полотенцах и салфетках не будет ни единой складочки. Радовался за бабушку и Василий. Он ласково мурлыкал, словно говорил Степану Петровичу спасибо.

Но больше всех радовался Проводок. Наконец-то мечта сбылась — по нему побежал электрический ток, и не придется больше пылиться в кладовке, он будет верно служить бабушке Поле.


Сказка «Любопытный Ветерок»

Жил-был Ветерок. Молодой и очень любопытный. Всюду свой нос совал. Залетит в лес и сразу начинает раскачивать стебельки цветов: ароматы вдыхает, хочет узнать, какой цветочек душистее. Крупные ветви и стволы раскачивать он пока не мог — силенок мало­вато! А вот шелестеть зелеными листочками получа­лось у Ветерка хорошо.

Когда Ветерок летал над городскими улицами, любил пошалить: то шляпу с прохожего сорвет, то моднице при­ческу испортит. Любил Ветерок и в дома заглядывать. Влетит в открытое окно, зашуршит занавесками, надует их, будто паруса, или листочками книги зашелестит.

Однажды Ветерок залетел на кухню. Видит, что нет никого. Только голубой огонек горит, на огне большая кастрюля стоит, и что-то в ней тихонько булькает. Лю­бопытно ему стало, что там, в кастрюле. Попробовал Ветерок сдвинуть крышку, да не смог. Крышка-то тя­желая. Рассердился Ветерок. Стал летать по кухне и заглядывать во все щелки, шторами шелестеть. Надо вам сказать, что это бабушка Поля кастрюлю со щами на газ поставила, пламя убавила:

— Пусть капуста варится, а я пока прилягу отдохнуть. Старушка прилегла на диван и задремала. Полетал Ветерок по кухне, скучно стало ему. «Интересно, хватит ли у меня сил погасить огонек?

Надо попробовать».

Он изо всех сил подул на пламя конфорки. Голубой огонек задрожал, чуть было не погас.

«Подую еще раз», – решил Ветерок. Только он на­брал воздуха и хотел подуть на огонек, как слышит чей-то ворчливый недовольный голос.

— Послушай, Ветерок! Молод ты еще с газом бало­ваться. Плохую игру придумал. Так и до беды недолго!

— Кто ты такой, чтобы меня учить? — рассердился Ветерок.

— Я Сверчок-старичок. Живу в щелке за плитой. Ты меня разбудил, когда по кухне летал. Если ты огонек за­дуешь, то бабушка Поля может газом отравиться. Ты ведь не хочешь этого?

— Конечно, не хочу! Я не знал, что голубой огонек — горящий газ. Больше не буду на него дуть.

— Баба Поля с утра пироги пекла, салаты готовила. Вечером к ней гости придут — дочь с мужем и внук Сережа. Вот она, бедняжка, и устала, прилегла отдох­нуть, да и невзначай задремала, — объяснил Сверчок.

— Чем бы ей помочь? — спросил добрый Ветерок.

— На балкон лети. Там белье висит. Ты его покачай, оно и высохнет быстрее. Бабушка Поля рада будет.

Ветерок так и сделал: полетел на балкон сушить ба­бушкино белье.

^ Вопросы к сказке: Как любил шалить Ветерок? Куда он однажды залетел? Почему его назвали любопытным? Что стояло на плите? Как вы думаете, можно ли оставлять газ включен­ным и уходить надолго с кухни? Почему? Кто объяснил Ветерку, что задувать газ опасно? Послушался ли Ветерок Сверчка? Куда он полетел?


Сказка «Снежинка»

Утром Толя подошел к окну и ахнул: словно доб­рый волшебник развесил на всех веточках длинные блестящие нити серебристой фольги и прикрепил к нитям крупные игольчатые снежинки. Скоро Новый год! Пора наряжать елочку.

Когда проснулась младшая сестренка Зина, дети по­просили папу установить в большой комнате елку, а маму — достать с антресолей коробки с елочными иг­рушками. Папа принес небольшую, пушистую елочку. В комнате было тепло, и снежок на ее веточках стал таять и превращаться в крупные прозрачные капли.

Папа снял ковер и принес ведерко с песком, поставил в него елочку и хорошенько укрепил ее, чтобы зеленая гостья стояла прочно на своей деревянной ножке.

— Папа! Зачем ты ковер-то снял? — удивилась Зина.

— Так полагается, — объяснил папа. А Толя важно добавил:

— Чтобы пожара не было.

— Верно, — поддержал сына папа.

— Ой! А куда мы елочку поставим? — спросила Зина. — Может быть, к окну? Пусть разноцветные огоньки в стекле отражаются.

— Нет, — возразил папа. — У окна батарея горя­чая, елочка от тепла быстро высохнет и пожелтеет.

— Около двери елку тоже ставить нельзя, — авто­ритетно заявил Толя. — Нам в детском саду объясня­ли, что все выходы должны быть свободны. Мало ли что может случиться.

— Верно! Мы поставим ее посредине комнаты, а стол и стулья немного сдвинем, — сказал папа.

Сказано — сделано, и папа установил елку в самом центре комнаты.

Толя и Зина раскрыли большие картонные коробки с игрушками. В одной лежала электрическая гирлянда, в другой — большой пластмассовый Дед Мороз, в третьей — нарядная Снегурочка, а в четвертой — шарики, коло­кольчики, гномы, снеговики, золотые сердечки и мно­го-много других блестящих, красивых игрушек.

Целый год в коробке спали

Новогодние игрушки,

Очень в темноте скучали

Зайки, гномы и Петрушки.

Но ничуть не потускнели,

Так же ярок их наряд.

Мы повесим их на ели —

Пусть сверкают, пусть горят!

Это стихотворение Зина знала наизусть. Ведь имен­но его ей предстояло прочитать на новогоднем празд­нике в детском саду.

Толе стихотворение тоже нравилось, и, напевая его себе под нос, он повесил на елочку зайку с морковкой, снеговика, золотой шарик и серебряные колокольчи­ки. Зина помогала брату, подавала игрушки, поправ­ляла ниточки, чтобы они держались на ветке. Она по­весила большую стеклянную сосульку и смешного жел­того цыпленка. Папа тем временем проверил гирлян­ду и укрепил ее на елочке. На самую верхушку он надел сверкающую голубую звезду. Дети оплели елоч­ку бусами, фонариками и флажками.

— Как красиво! — воскликнула мама, заходя в ком­нату.

Папа зажег гирлянду, и среди густых веток замер­цали разноцветные огоньки. Папа, мама и дети взя­лись за руки и запели новогоднюю песенку.

Мы украсим елочку

Голубой звездой,

Оплетем мы елочку

Нитью золотой.

Как красив на елочке

Праздничный наряд!

На ее иголочках

Огоньки горят!

Полюбовавшись елкой, дети отправились гулять, а папа и мама занялись своими делами.

Надо вам сказать, что на диване возле окна сидели Толины и Зинины любимые мягкие игрушки: боль­шой бархатный Мишка, рыжий Котик и Зайка в голу­бом комбинезоне. Они с интересом смотрели, как дети наряжают елочку, чуть слышно подпевали новогоднюю песенку и радовались, что скоро наступит праздник. Когда все разошлись, Мишка сказал басом:

— Красивая елочка! Жаль только, огоньки погасли. С огоньками гораздо красивее. Давайте устроим ма­ленький фейерверк.

— Фейерверк? — удивился Зайка. — А как его уст­раивать?

— Очень просто! — объяснил Мишка. — Вон в той серебряной коробочке лежат бенгальские огни. Я знаю как их зажигать, видел однажды, как Толя зажигал.

Мишка ловко слез с дивана, взял коробочку, от­крыл ее и достал оттуда длинную блестящую палочку. Он чиркнул палочкой по дну коробки и вдруг палочка в его лапках ожила, засверкала, засияла и рассыпа­лась на сотни крошечных звездочек-искр.

— Ура! — хором крикнули Зайка и Котик. Они засмеялись и захлопали лапками.

Но вдруг одна горячая искра упала на ватную шля­пу снеговика, висевшего на елке. Шапочка тут же на­чала тлеть.

— Ай-ай-ай! — воскликнул Зайка. — Так и до по­жара недалеко! Нужно потушить искорку.

Но как? Этого игрушки не знали. Они очень испу­гались и заплакали. В это время кто-то постучался в окно. Игрушки увидели большую пушистую Снежин­ку, очень похожую на белую бабочку, которая приле­тела на свет.

— Пустите меня в дом! — попросила Снежинка. — Я помогу вам погасить искорку.

Рыжий Котик ловко взобрался на окно и открыл форточку. Снежинка тотчас влетела в комнату, закру­жилась вокруг елки и упала прямо на шляпу снегови­ка. В тепле пушистая Снежинка превратилась в боль­шую прозрачную каплю, похожую на слезинку. Этой капли как раз хватило, чтобы потушить огненную ис­кру. Недаром ведь говорится: «Огонь туши, пока не разгорелся». Огонек погас, только на шапочке снего­вика осталась крошечная черная дырочка.

— Бедная Снежинка! — вздохнул Зайка.

Но тут в комнату вбежали дети, и игрушки, как ни в чем не бывало, притихли на диване.


«Сказка про огонь и воду»

Рыжий разбойник Огонь пламенно полюбил холодную красавицу Воду. Полюбил и задумал на ней жениться. Только как Огню Воду замуж взять, чтобы себя не погасить и ее не высушить?

Спрашивать стал. И у всех один ответ:

— Да что ты задумал, рыжий? Какая она тебе пара? Ты что? Зачем тебе холодная Вода, бездетная семья?

Затосковал Огонь, загоревал. По лесам, по деревням пожарами загулял. Так и носится, только рыжая грива по ветру развевается.

Гулял Огонь, горевал Огонь да встретился с толковым мастеровым человеком. Иваном его звали.

Огонь в ноги ему пал. Низким дымом стелется. Из последних сил синими языками тлеет.

— Ты мастеровой человек, ты все можешь. Хочу я разбой бросить, хочу я своим домом жить. Воду замуж взять хочу. Да так, чтобы она меня не погасила и я ее не высушил.

— Не горюй, Огонь. Сосватаю. Поженю.

Сказал так мастеровой человек и терем строить стал. Построил терем и велел свадьбу играть, гостей звать.

Пришла с жениховой стороны огневая родня: тетка Молния да двоюродный брат Вулкан. Не было больше у него родных на белом свете.

С невестиной стороны пришел старший братец Густой Туман, средний брат Косой Дождь и младшая сестричка Воды — Ясноглазая Роса.

Пришли они и заспорили.

— Неслыханное дело ты, Иван, задумал, — говорит Вулкан и пламенем попыхивает. — Не бывало еще такого, чтобы наш огневой род из водяной породы невесту выбирал.

А мастеровой человек отвечает на это:

— Как же не бывало! Косой Дождь с огневой Молнией в одной туче живут и друг на дружку не жалуются.

— Это все так, — молвил Густой Туман, — только я по себе знаю: где Огонь, где тепло, там я редеть начинаю.

— И я, и я от тепла высыхаю, — пожаловалась Роса. — Боюсь, как бы Огонь мою сестру Воду не высушил.

Тут Иван твердо сказал:

— Я такой терем построил, что они будут в нем жить да радоваться. На то я и мастеровой человек.

Поверили. Свадьбу стали играть.

Пошла плясать Молния с Косым Дождем. Закурился Вулкан, засверкал ярким пламенем, в ясных глазах Росы огневыми бликами заиграл. Густой Туман набражничался, на покой в овраг уполз.

Отгуляли гости на свадьбе и восвояси подались. А мастеровой человек жениха с невестой в терем ввел. Показал каждому свои хоромы, поздравил молодых и пожелал им нескончаемой жизни да сына-богатыря.

Много ли, мало ли прошло времени, только родила мать Вода от отца Огня сына-богатыря.

Хорошим сын богатырем вырос. Горяч, как родимый батюшка Огонь. А облик дядин — густ и белес, как Туман. Важен и влажен, как родимая матушка Вода. Силен, как Вулкан, как тетушка Молния.

Вся родня в нем своего кровного узнает. Даже Дождь с Росой в нем себя видят, когда тот стынет и капельками на землю оседает.

Хорошее имя дали сыну-богатырю: Пар.

На телегу сядет Пар-богатырь — телега его силой покатится да еще сто других телег поездом повезет.

На корабль ступит Пар-чудодей — убирай паруса. Без ветра корабль катится, волну рассекает, паровой голос подает, корабельщиков своим теплом греет.

На завод пожалует — колеса завертит. Где сто человек работали — одного хватает. Муку мелет, хлеб молотит, ситец ткет, людей и кладь возит — народу помогает, мать, отца радует.

И по наши дни живут Огонь с Водой в одном железном котле-тереме. Ни она его не гасит, ни он ее высушить не может. Счастливо живут. Нескончаемо. Широко.

Год от году растет сила их сына-богатыря, и слава о русском мастеровом человеке не меркнет. Весь свет теперь знает, что он холодную Воду за жаркий Огонь выйти замуж заставил, а их сына-богатыря нам, внукам-правнукам, на службу поставил.