uzluga.ru
добавить свой файл





ГРИМАСЫ СУДЬБЫ


Роман


Глава 1

Миловидная молодая девушка – Таня Петькина, сидела за туалетным столиком и внимательно разглядывала себя в зеркале. Она недавно поднялась с постели, накинула на голое тело халатик и успела пока только почистить зубы и умыться. Спешить ей было некуда, и это обстоятельство её одновременно и радовало, и огорчало. Начался сентябрь – то время, когда люди возвращаются из отпусков и с каникул и активно включаются в трудовую деятельность. Это означало, что после летнего отдыха настрой просто должен быть деловым. Но у девушки состояние было совершенно расслабленное, ибо спешить на работу не было необходимости – по одной простой причине: никакой работы не существовало даже в перспективе.

Всё лето девушка провела на родительской даче в ближнем Подмосковье. Её отец Иван Павлович работал прорабом на строительстве элитных коттеджей для миллионеров и был настолько увлечён своим делом, что много лет не брал отпуск и дома появлялся довольно редко. У мамы Зинаиды Петровны была своя палатка на вещевом рынке, и она тоже постоянно пропадала на работе, тем более что помогать ей было некому. Несколько лет назад Таня пробовала у неё поработать, но не продержалась и недели: уж очень ей не понравилось продавать предметы ширпотреба. Работа была тяжёлая и неинтересная, покупатели попадались на редкость привередливые, и девушка категорически отказалась помогать матери, которая наоборот – относилась к своему делу с любовью и вдохновением и мечтала со временем открыть собственный магазин.

На даче Танечка просидела всё лето практически в одиночестве. Отец за весь сезон приезжал только два раза, чтобы починить крышу и поправить забор. Мама же обязательно появлялась один раз в неделю. Она привозила на своей новенькой «Ауди» продукты и общалась с любимой дочкой. У старшего брата Павла – высокого белокурого красавца-стриптизёра, очень похожего на Тарзана, были гастроли по Европе. Он давно жил своей жизнью и снимал квартиру в центре Москвы. Из каждой поездки брат, который с детства опекал младшую сестрёнку, привозил ей несколько чемоданов модных тряпок и косметики. По этой причине Тане не приходилось тратиться ни на колготки, ни на пудру или тушь: у неё и так всего было в избытке. Отец и мать щедро снабжали девушку деньгами и не считали её иждивенкой, ибо для любимого ребёнка они ничего не жалели.

Всё было бы ничего, но Таня вдруг заскучала. Все её школьные подружки давно вышли замуж, а она в свои двадцать два года так и сидела одна в четырёх стенах. Учиться дальше ей не хотелось: вполне хватило школы, да и зачем? Чтобы потом каждый день вставать в собачью рань, ходить на работу и вкалывать за копейки?! Деньги у неё и так были, тем более что любящие родители несколько лет назад открыли на её имя валютный счет, который постоянно пополнялся. Уже сегодня, при большом желании Танечка могла бы купить себе новую иномарку или квартиру где-нибудь на окраине. Но пока такого желания у неё не возникало. Ей очень хотелось выйти замуж и родить ребёнка, поэтому она страшно завидовала своим замужним подружкам, хотя и старалась не подавать виду.

В прошлом году от нечего делать Таня полгода ходила на компьютерные курсы: отец купил компьютер через своего хорошего знакомого, который продал ему дорогую технику за полцены, и подключил его к скоростному Интернету. Сам он пользоваться компьютером не умел, а потому дал дочери денег на хорошие курсы и поручил ей осваивать новое для неё дело, чтобы иногда ему помогать: находить информацию в Интернете, или напечатать документ, или связаться с партнёрами через электронную почту.

На курсах Танечка училась хорошо, компьютерная наука ей давалось легко, и к окончанию курсов она многому научилась, но искать работу в офисе не торопилась. С английским языком она не дружила, хотя в своё время мама нанимала ей хорошего репетитора.

-Ах, как хорошо было бы найти подходящего жениха, выйти замуж и зажить в своё удовольствие, - часто мечтала Танечка на даче, лежа в купальнике под яблоней и лакомясь черешней, абрикосами или клубникой с рынка. Статус никчёмной старой девы, сидящей на шее у родителей, девушку невероятно раздражал.

-Мечтать не вредно, - вздохнула она. – Но что толку зачитываться любовными романами и предаваться бесплодным мечтаниям, когда надо искать, искать и искать, а то пройдет ещё несколько лет, я постарею, и ни у кого не буду вызывать интерес, даже у нашего соседа-пенсионера дяди Вити.

Таня продолжала придирчиво осматривать себя в зеркале, наносить на лицо косметику и комментировать своё отображение:

-А что, чем я плоха, на самом деле? Глаза у меня большие, голубые, ресницы густые, шикарные, брови вразлёт, носик аккуратненький, а губки полные и очень сексуальные. – После этого девушка нанесла на щёки немного тонального крема, а на губы – ещё один слой помады. Результат её порадовал – можно было считать, что макияж нанесён полностью. Теперь осталось соорудить красивую причёску – и всё, тогда картина будет полной.

После того как длинные светло-русые волосы были собраны в красивый пучок, который Таня проткнула разноцветными палочками – в японском стиле, она ещё раз посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна.

-О’кей, - сказала она, потом подошла к огромному шкафу-купе, занимающему всю четырёхметровую стену – от пола до потолка. – Хороша я, хороша, да плохо одета, - эта любимая песенка моей мамы не про меня. Одета я клёво, по последней моде, но замуж пока почему-то до сих пор никто не взял. Может, я слишком привередлива и надо хватать то, что под руку подвернётся? Нет, я так не хочу. Надо немного подождать. Мне почему-то кажется, что где-то есть подходящий мужчина, который только и делает, что ждёт меня. Ой, ладно, хватит переливать из пустого в порожнее, пора собираться, а то никуда сегодня не успею. – Девушка продолжала размышлять вслух, перебирая плечики, на которых висели многочисленные платья, юбки, блузки и брюки. От такого многообразия разноцветных тряпок рябило в глазах, и выбрать что-то конкретное не было никакой возможности.

-Конечно, спешить некуда, - сказала себе Танечка, - но всё же хотелось бы пошляться по центральным магазинам и бутикам, а для этого надо пилить в ГУМ, ЦУМ и Пассаж. - Тут зазвонил телефон, и девушка сняла трубку. Звонила школьная подруга Надя, которая была замужем и не так давно родила второго ребёнка. Она стала подробно, взахлёб рассказывать о своих детях, и Танечке стало от откровений подружки немного не по себе. Некрасивая, кривоногая и неряшливая Надюха, от которой вечно пахло потом, нашла себе мужа – красивого молодого парня с атлетической фигурой, ещё учась в выпускном классе, и оканчивала школу уже беременная. Муж до сих пор носит её на руках и пылинки сдувает, притом, не пьёт, не курит и хорошо зарабатывает. И где только они познакомились? Подружка уверяет, что в переполненном автобусе в часы пик, но как-то не очень в это верится.

-Надька, я тебе завтра вечером звякну, а то мне уже пора уходить из дома. Дела, знаешь ли, чао-какао, - попрощалась Танечка с подружкой, оборвав ту на полуслове и создав иллюзию, что она – деловая колбаса, у которой нет ни минутки свободной на досужие разговоры. Недолго думая, она выбрала трикотажный комплект-двойку: футболку и кофточку с длинным рукавом дымчато-розового цвета. Потом подобрала к ним чёрные джинсы, расшитые стразами и быстро оделась. Посмотрев на своё отображение в зеркале, Танечка осталась довольна результатом: выглядела она очень эффектно. Теперь оставалось найти подходящую обувь и можно выходить из дома.

Надев на ноги розовые босоножки на высоком каблуке и с открытым носком, и взяв в руки изящную розовую лакированную сумочку, девушка вышла из квартиры, закрыла входную дверь на все замки и спустилась на лифте вниз. Громко цокая каблуками, Танечка направилась в сторону метро.

-Девушка, а девушка, подождите, - послышался сзади мужской голос. Обычно Танечка на такие дешёвые заигрывания не реагировала, но сейчас почему-то притормозила и оглянулась. К ней, улыбаясь во весь рот, спешил чернявый парень лет двадцати пяти.

-Девушка, да куда вы так спешите-то? – спросил он, подходя поближе. – Я уж и не надеялся вас догнать. Вас как зовут? А меня Толик, давайте знакомиться, - и Толик, ничтоже сумняшеся, протянул руку. Чуткий Танечкин нос уловил сильный запах спиртного, да не дорогого коньяка, а дешёвой сивухи, и девушка поняла, что привлекла внимание очередного «алика», коих в наши дни по улицам шатается великое множество. Это её взбесило: нет, чтобы к ней на шикарной тачке подкатил симпатичный богач в костюме от Кардена или Версаче, или какого-то другого крутого модельера, так нет – всякая нищая и пропитая шваль пристает. И как только у таких людей (если они люди, конечно) хватает совести протягивать свои грязные потные ручонки к приличной девушке?!

-Я с алкоголиками не разговариваю и не знакомлюсь, - с негодованием сказала Танечка, смерив бедного Толика с головы до ног презрительным взглядом.

-Ну зачем же вы так, девушка? Я ведь вообще-то по жизни не пью. Просто дружбан мой с Дальнего Востока в отпуск приехал, так я с ним за компанию за воротник и заложил. Что здесь плохого? По-моему, это вполне естественно.

-Все вы выпиваете по большим праздникам и по одной рюмке, а потом не замечаете, как печень отвалилась от цирроза, - опять выплеснула своё раздражение Танечка и направилась в сторону метро.

-Ну вот, опять вы за своё, ё-моё, - не отставал навязчивый Толик. – Видимо, у вас большой негативный жизненный опыт. А вы замужем?

Этот бестактный вопрос окончательно вывел девушку из себя, и она решила на минуточку остановиться, чтобы морально добить нахала.

-Да, я давно замужем, у меня молодой муж-миллионер и пятеро детей. Теперь всё понятно или ещё есть вопросы? – ответила Танечка, с вызовом глядя в глаза алкоголику.

-Врете вы всё, - парировал парень. – Сразу видно, что вы не замужем и никаких детей у вас нет. А то, что вы такая злющая, говорит только об одном.

-О чём же, интересно, господин недоделанный психолог? – агрессивно спросила девушка. – Тоже мне, доктор Курпатов нашелся, блин.

-Да понятно о чём: тебе, киска, не хватает мужика, крепкого трахальщика. Если бы такой имелся, то ты бы не кидалась на всех как цепная собака. Короче, не хватает тебе мужской компании.

-Уж не вашей ли? – с презрением ответила Танечка, а потом ещё раз смерила Толика взглядом с головы до ног. Надо сказать, что уличный приставала был одет не ахти: в дешёвые старенькие джинсы, полосатую рубашку не первой свежести, а на ногах у него были видавшие виды кеды.

хоть бы и моей, детка, - нагло ответил Толик и прикоснулся к Танечкину плечу. – Пойдём со мной – не пожалеешь.

-Куда пойдём-то? – издевательским тоном произнесла девушка. – В какой-нибудь дорогой ресторан?

-Не-а, на рестораны у меня бабла нету, даже на это не надейся, а за твой счёт я не пойду, потому что гордость имею. Никогда я не жил за счёт бабы – это не для меня. Есть идея получше: зайти в первый же подъезд и заняться сексом. Ты любишь горячий быстрый секс с первым встречным, детка? Не знаю как тебя, а меня это здорово заводит, тем более что тебя могут в любой момент застукать.

-Ну, ва-а-аще, у меня нет слов, одни междометия. Чтобы всякие извращенцы и развратники предлагали такие гадкие вещи порядочной девушке? Да как вы смеете? - в очередной раз возмутилась Танечка.

-Все вы порядочные, - парировал Толик, зло блестя глазами. – Только недотраханные, а потому нервные. Правда, киска, пошли со мной, я в таких делах мастак. Могу прямо сейчас выдать гарантию, что тебе будет хорошо.

-Да пошёл ты знаешь куда? – ответила девушка, после чего произнесла очень выразительную фразу, нашпигованную матерными словами и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, продолжила своё движение к станции метро «Первомайская».

Толик тоже не остался в долгу: он длинно и витиевато выругался, но от Танечки отстал. Алкаш сразу же приклеился к женщине лет этак сорока с приличным гаком, которая была одета не по возрасту легкомысленно: в коротком топике и мини-юбке, выставив на всеобщее обозрение несколько слоёв жира на талии и внушительные обрюзгшие ляжки. Хитрый Толик назвал женщину девушкой, что той, судя по всему, очень польстило.

Танечка с облегчением вздохнула и дала себе слово никогда больше не разговаривать с подобными личностями. Просто проходить мимо и делать вид, что глухонемая. Но всё же слова маргинала девушку больно задели. В чём-то он, безусловно, прав: она стала такой злобной и нервной именно из-за того, что у неё нет парня. Раньше она такой не была. Все замужние подружки вечно ноют и жалуются на жизнь – то денег не хватает, то свекровь задолбала, то ребёнок капризничает, но разве это главное? Главное заключается в том, что у всех имеются мужья, которые о них заботятся, приносят деньги в дом, покупают подарки к праздникам и ласкают по ночам. Вот это на самом деле важно. И почему Танечке так не везёт в жизни? Это так несправедливо…


Глава 2

Танечка прошла через турникет в метро, спустилась по лестнице и бросилась к поезду, который ещё набирал пассажиров и стоял с открытыми дверями. Впорхнув в полупустой вагон, девушка сразу увидела свободное место около приятной дамы средних лет, одетой очень стильно и дорого. Девушка знала по опыту, что в подземке очень важно, чтобы соседи были приличные, а то рассядется рядом потная толстая туша, алкаш или опустившаяся старушка, от которой несёт как из помойки, - и всё: и настроение испорчено, и сплошной стресс. А уж если в вагон войдёт бомж, то надо бежать как можно скорее в другой вагон, чтобы не подцепить какую-нибудь заразу. Танечкина голова была заняла рассуждениями на тему: почему городские власти расплодили в метро нищих побирушек и грязных бомжей? Неужели нельзя останавливать их на контроле и не пускать внутрь? Неужели это так сложно? Всё-таки законные права добропорядочных и работоспособных граждан должны быть важнее, чем сомнительные права деклассированных элементов, от которых обществу никакой пользы, один вред.

Тут в вагон вошёл алкоголик с багровой, опухшей от постоянного пьянства физиономией и с бутылкой пива, и двери тут же закрылись. Поезд тронулся, а грязный мужик, который, по всей вероятности, только что вылез из грязной лужи, шёл, пошатываясь и расплёскивая пиво на пассажиров.

-Безобразие, - возмутилась приятная дама, сидящая рядом с Танечкой, поджимая ноги в модных туфлях и прижимая к себе сумку из натуральной кожи. – Расплодилось всякой нечисти на нашу голову. Просто беспредел какой-то. И куда только смотрят городские власти? Хоть бы раз кто-то из них спустился в метро и на своей шкуре ощутил сомнительные радости от поездки на работу. Что тут творится: сплошные клошары, нищие побирушки и алкаши. Неужели так трудно навести порядок?

Танечка была поражена тем, что незнакомка выразила её мысли её же словами и потому сразу же ответила. Завязался оживлённый разговор. Алкаш с бутылкой устроился далеко, в другом конце вагона и тут же присосался к бутылке, выпав из реальности. Эта тема была исчерпана, а потому Танечка решила поделиться с женщиной своими проблемами. Виктория Анатольевна (так звали даму) внимательно, не перебивая, выслушала девушку, посочувствовала ей и посоветовала наняться на работу в музыкальную школу, в которой проработала много лет педагогом.

-А действительно, Танюша, почему бы вам не поработать в нашем учебном заведении? Может, и найдёте себе кого-нибудь. Вы девушка молодая, модная и в деньгах нужды не испытываете. В школе, ясное дело, платят копейки, но ведь вам это неважно? Для вас, по-моему, главным является тихое, спокойное занятие и культурная среда, в которой вы сможете поискать себе спутника жизни. Должна вам сказать, что мужчин у нас немало, есть и холостые, есть и разведённые.

-А кем же я могу у вас работать? Ведь у меня нет никакой профессии, – спросила Танечка.

-У нас как раз освободилось место секретаря-референта, и я думаю, что вы с работой справитесь. Вы ведь владеете компьютером? Ну и чудно. Сможете печатать приказы и объявления, а больше ничего и не нужно. Я вас познакомлю с заведующей канцелярией Аполлинарией Никитичной Кочерыгой. Думаю, что она заинтересуется.

-Мне страшно, это так солидно звучит – секретарь-референт, я даже не знаю…

-Да, я согласна, что звучит оно страшновато, но ведь у нас не фирма, а школа, и здесь совершенно не требуются суперзнания и супернавыки. Я просто уверена, что вы справитесь.

Танечку эти доводы убедили, и она, согласно кивая головой, решила на время отложить посещение модных магазинов и поехать с новой знакомой, чтобы устроиться на работу. Действительно – а чего тянуть? Надо ковать железо пока горячо, не отходя при этом от кассы.

-------


Доехав до Арбатской, Танечка и Виктория Анатольевна вышли на улицу, и пошли тихими переулками к школе. Даже не зная точного адреса, её можно было найти, идя на звуки музыки. Войдя в неухоженный, грязный двор, девушка притормозила: то, что она увидела, ей не понравилось. Старое четырёхэтажное здание из красного кирпича выглядело очень непрезентабельно. Очень хотелось развернуться и уйти, но, тем не менее, она решила не поддаваться первому впечатлению, и пошла за Викторией Анатольевной в приёмную директора.

-Ну вот, мы и пришли. Добрый день, Аполлинария Никитична, - поздоровалась женщина с хмурой, приземистой и на редкость уродливой женщиной. – Вот, привела вам девушку на место секретаря. Она вам всё сама про себя расскажет, а я побежала на урок. Всего вам хорошего, - и Виктория Анатольевна скрылась за дверью.

Заведующая канцелярией с сумрачным выражением лица сидела за компьютером и одним пальцем, очень медленно набирала какой-то текст.

-Посидите пока, - буркнула она, и Танечке ничего не оставалось, как присесть на стул и оглядеться. Осмотр показал, что завша с диковинным именем – редкостная неряха: помещение было пыльным и неухоженным, цветы на подоконнике выглядели как дистрофики, грязно-жёлтые шёлковые шторы свисали с карниза кишками, а на столах и на полу валялись бумажки, остатки ластиков, использованные стержни от дешёвых шариковых ручек и изгрызенные останки карандашей. Танечка была с детства приучена к порядку, любила чистоту, и то, что она увидела, её шокировало, но пока она сидела молча и оставляла свои соображения при себе, зная, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Наконец Кочерыга закончила набирать текст, распечатала его на принтере и, тяжело вздохнув, встала с кресла и пошла в кабинет директора. Через минуту она вышла с багровым лицом, швырнула документ на стол и злобно прошипела:

-На него не угодишь, опять придётся всё переделывать. Ну что за идиотизм – в пятый раз печатаю, а он недоволен: то край неровный, то шрифт не тот. Сам бы попробовал, а то не знает, с какой стороны к компьютеру подойти.

Тут тяжёлый взгляд завши упал на Танечку, которая маялась на стуле и о которой она успела забыть, и Кочерыга немного повеселела.

-Значит, вы пришли на работу наниматься? Я правильно поняла?

Девушка молча кивнула и встала со стула.

-А давайте я вам сейчас же дам испытательный тест. Вы ведь умеете пользоваться техникой? Вот и расчудесно. Садитесь на место секретаря и напечатайте этот приказ, но с поправками. Справитесь?

-Конечно, как нечего делать, - бодро ответила Танечка. Она взяла бумагу, села к компьютеру, сосредоточенно нахмурилась, - и через пять минут всё было готово.

Аполлинария Никитична взяла листок, бегло просмотрела текст, потом довольно крякнула и опять пошла к директору. Вскоре она вышла и удовлетворённо сказала:

-Теперь всё в порядке. В общем, вы приняты. Будем считать, что вы у нас работаете с сегодняшнего дня. Вам надо зайти в кадры, написать заявление, заполнить анкету, отдать трудовую книжку и показать паспорт с московской пропиской. Вы ведь москвичка? Вот и славно. Потом я вас познакомлю с нашим Дмитрием Антоновичем.

-Ой, у меня с собой паспорта нет, а трудовой книжки и вообще никогда не было. А можно я паспорт завтра привезу? – спросила Танечка, в глубине души надеясь на отказ: работать здесь ей не очень хотелось. Но, видимо, на место секретаря-референта никто не рвался. Во всяком случае, многокилометровой очереди на кастинг не наблюдалось, поэтому девушка тут же получила согласие заведующей.

-Да ладно, ладно, можно конечно. Вы сейчас всё же зайдите в кадры и узнайте точно, что от вас требуется. Завтра мы вас оформим задним числом, потом возвращайтесь сюда и приступайте к работе. Директор хотел бы с вами познакомиться, но сейчас он по телефону с Минкультом говорит.

-С Минкультом? – удивилась девушка. – Это что за имя такое странное? Наверное, восточное, азиатское?

-Да нет, что вы, какое имя? – хмыкнула Кочерыга. – Минкульт – это Министерство культуры, только в сокращенном виде. Например, Минпрос – это Министерство просвещения, а Минфин – Министерство финансов. Понимаете? – покровительственным тоном объясняла заведующая канцелярией.

-А, да, - с облегчением вздохнула Танечка. – Теперь мне всё понятно. Я запомню. Это что же получается, что ваша школа подчиняется этому самому Минкульту?

-Да, вы правильно поняли, ему, родному, чтоб ему пусто было. А ещё я должна вас предупредить, что школа наша находится в федеральном подчинении, и никаких городских доплат у нас нет. Понимаете теперь, за какую жалкую зарплату мы паримся? Я вот, например, вынуждена здесь сидеть, потому что у меня двое детей учится. И многие педагоги, имеющие детей, специально сюда устраиваются и работают практически за «спасибо». Когда их дети заканчивают обучение, то они отсюда моментально линяют – на другую работу и за другие деньги. У специалистов и теоретиков ситуация иная: они неплохо зарабатывают, обирая родителей. Называется это «частные уроки», но без них они и пальцем не пошевельнут. Хочешь учить своего ребёнка у хорошего педагога, плати деньги. Вот так, моя дорогая. А вы зачем к нам пришли? А, знаю. У вас маленький ребёнок, которого вы хотите сюда устроить. Я права?

-Да нет, нет, детей у меня пока нет, и в ближайшее время не предвидится, потому что я не замужем. Просто я нигде не работала и мне нужно набираться опыта, тем более что работа здесь не очень сложная. Поработаю, осмотрюсь, а там видно будет. Маленькая зарплата меня не смущает – я вполне материально обеспечена.

-Ну, тогда ясно. Если вы будете у нас работать, то снимете с меня часть обязанностей, да и техникой я владею очень плохо. Так что мне – сплошная выгода. Кстати, если у вас появится ребёнок, то лет в пять-шесть его можно будет пристроить в дошкольную группу и почти бесплатно. Для своих людишек у нас есть льготы. Кстати, рабочий день у вас будет неполный. Вы будете приезжать сюда четыре раза в неделю, и работать с девяти до двух. На неделе выбирайте выходной день. У меня, например, выходной в среду, а вы можете взять любой другой.

Для Танечки такой режим работы явился приятной неожиданностью. Она сходила в кадры, узнала, какие документы нужно привезти завтра, после чего вернулась в приёмную.

-Шеф уже убежал по делам, - сказала ей Кочерыга, - поэтому познакомитесь с ним завтра. Я ему коротенечко про вас рассказала, так что он в курсе. А теперь садитесь за работу, надо напечатать эти приказы. Я вас оставлю на полчасика, а сама пойду в столовую: что-то аппетит разыгрался. На телефонные звонки можете отвечать. Если будут спрашивать Дмитрия Антоновича, то говорите, что он уехал по делам и будет завтра с утра, а если я кому-то понадобилась, то чтобы перезвонили через полчаса. – После этого Аполлинария Никитична взяла большую потрёпанную сумку и удалилась, оставив Танечку в полном одиночестве.

-Вот тебя, голубушка, и запрягли, - сказала себе девушка. – А моя начальница – очень хитрая и ленивая особа. Сразу видно, что работать не любит, а какую грязюку здесь расплодила – ужас. Завтра надо будет найти уборщицу и заставить убрать всю грязь. А может, здесь и уборщиц нет по причине маленькой зарплаты? Может, они вымерли как класс? Тогда придется самой вооружиться тряпками и веником и навести в этом хлеву порядок, а то противно до ужаса. В таких антисанитарных условиях я долго не продержусь.