uzluga.ru
добавить свой файл
  1 2 3

^ Союз 17 октября.

Программа октябристов содержит немало дифирамбов Манифесту 17 октября, который "знаменует собой величайший переворот в судьбах нашего отечества", поскольку открывает всем российским гражданам возможность законным путём влиять на судьбу отечества. Однако пышные фразы о полной поддержке обновлённого государственного устройства служили дипломатической маскировкой стремления к дальнейшим переменам. В лозунге "содействие правительству, идущему по пути спасительных реформ" упор делался не на правительство, а на реформы.

Заветный идеал октябристов, одухотворявший их практические предложения, виден из программного утверждения, что подъём народного благосостояния возможен лишь при условии, чтобы "нашему национальному характеру были возвращены те драгоценные качества, которых он лишился под влиянием старого порядка, основанного на правительственном надзоре, правительственной опеке, правительственной помощи. Политическая и гражданская свобода, провозглашённая Манифестом 17 октября, должна пробудить к жизни дремлющие народные силы, вызвать дух смелой энергии и предприимчивости, дух самодеятельности и самопомощи, и тем самым создать прочную основу и лучший залог нравственного возрождения".

Отсюда вытекал ряд либеральных предложений. Подчёркивая, что прежний неограниченный самодержец превратился в конституционного монарха, октябристы первейшей задачей Государственной думы ставили проведение политических реформ, "направленных к усовершенствованию народного представительства, как то: пересмотр положения о Государственной Думе, избирательного закона и т.п.".

Подобно кадетам, октябристы говорили о расширении прав самоуправления (с "упразднением административной опеки, с устройством мелкой земской единицы, с устранением сословности"), о реформе судебной системы (включая независимость и бессословность суда), об обязательном всеобщем обучении, свободе открытия учебных заведений и увеличении числа вузов.

С другой стороны, программа учитывала интересы имущих слоёв. В перечне гражданских прав значится "обеспечение свободы труда, промышленности и торговли, свободы приобретения собственности и распоряжения ею" (при невозможности лишения имущества иначе как по решению суда). Признаётся охрана труда и страхование рабочих, но свобода профсоюзов и стачек дополняется запретом на принуждение к стачке и к участию в профсоюзе. В пользу крестьян предлагалось уравнение в правах и передача государственных земель; отчуждение же частновладельческих земель (даже "по справедливой оценке") – лишь "в случаях государственной важности", когда прочие меры не помогают. Особо выделялись экономические мероприятия, включая развитие сети дорог, дешёвый кредит, распространение технических знаний, прогрессивное подоходное обложение.

Определённо высказывались октябристы и в пользу унитарного государственного устройства. Право на автономию признавалось только за Финляндией.

Костяк руководства партией составляли выходцы из крупных предпринимателей, такие как А.И. Гучков, наследник московских купцов-текстильщиков.

Александр Иванович Гучков; в первый год революции ему исполнилось 43. Купеческое происхождение в сочетании с богатым наследством (несколько сот тысяч рублей) с самого начала обеспечили Гучкову заметное место в среде московских капиталистов. Уже в молодости он избирался гласным городской думы, членом городской управы, почетным мировым судьей.

Человек азартный и кипучий, он занимался тем, что интересно, а интересы его лежали далеко от фамильных фабрик. Выпускник Московского университета, филолог, он слушал лекции по истории и философии в Берлинском и Гейдельбергском университетах. Тридцати пяти лет от роду (1897) поступил на службу офицером-охранником Китайско-Восточной железной дороги, откуда через два года его уволили за дуэль. Сразу же отправился добровольцем в Южную Африку на Англо-бурскую войну. Был ранен, пленён англичанами и отпущен под честное слово. В 1903 году, накануне свадьбы, уехал сражаться в Македонию, где началось антитурецкое восстание. На Русско-японской войне присутствовал как представитель Красного Креста. Не желая оставить раненых во время отступления под Мукденом, вместе с госпиталем попал в плен к японцам. Вернувшись в Россию, ринулся в политику, стал одним из основателей "Союза 17 октября", был председателем в III Госдуме.

Позже, пренебрегая неизбежным недовольством императора, одним из первых открыто выступит против Распутина. Во время Первой мировой войны будет устраивать госпитали, руководить Центральным военно-промышленным комитетом, требовать у царя ответственного перед Думой министерства. Получив во Временном правительстве влиятельный портфель военного и морского министра, уйдёт в отставку уже через полтора месяца вместе со своим давнишним противником Милюковым. После прихода к власти большевиков будет поддерживать белые армии, добывать для них оружие в Европе, затем руководить Русским парламентским комитетом. Закончит жизнь в Париже.


^ Союз русского народа.

На обложке своих изданий "союзники" гордо цитировали царские обращения к членам Союза: "Самодержавие моё останется таким же, как встарь". "Я верю, что с вашей помощью Мне и Русскому народу удастся победить врагов России".

Иеромонах Илиодор учил: "Русские люди! Когда вы желаете записаться в Союз русского народа, а вас от этого доброго дела будут отговаривать жиды, поляки, русские дураки и изменники и развратники, указывая на то, что Союз хочет, чтобы всё было по-старому, то вы, православные други мои, говорите тем мутителям и ненавистникам всего доброго и хорошего так: "Да! Мы потому-то и записываемся в Союз Русского Народа, что хотим, чтобы возвратилось к нам всё дорогое старое, которое Русский народ оставил, и теперь Господь наказывает его за это"".

"Старое доброе" в кратком виде описывалось формулой: "Православие, самодержавие и народность". В понимании "союзников" знаменитая триада означала следующее.

1) Преимущество православия перед другими религиями и перед другими мировоззрениями, включая научное. "В старину в школах учили тому, как Богу угодить, как Ему служить. Для этого прежде всего детей учили Закону Божию, Церковно-славянскому языку, повиновению родителям и властям, исполнению всех заповедей Божиих. А теперь что? – Теперь стремятся научить разным языкам, разным наукам, это тоже хорошо, но худо то, что стремятся научить этому, второстепенному, а главное забывают".

2) Отсутствие каких-либо ограничений на власть царя даже со стороны Госдумы, задача которой – лишь "осведомлять о действительных нуждах народа и государства", доносить до царя глас народа в противовес "бюрократическому строю, заслонившему светлую личность Русского Царя". В этой формуле не произносится, но подразумевается условие: "глас народа" должен совпадать с царскими желаниями. Таким образом, Думе отводилась роль послушного орудия в руках царя, противовеса либеральным проектам реформ, исходящим от министров.

3) Преимущество русских перед другими народами, объединение русских "против инородцев, особенно жидов и поляков, которые завладели богатствами нашей родной земли и высасывают последние соки из русских людей". Национальный вопрос составлял главный козырь монархических партий, источник броских лозунгов: "Мы равноправия евреям не даём!", "Россия для русских!".

Программа СРН коротка по сравнению с программами сторонников развития. Главную особенность монархических партий составляли не слова, а действия.

Из словаря Брокгауза и Ефрона: "Чёрная сотня – ходячее название, которое в последние годы стало применяться к подонкам населения, склонным к еврейским погромам и избиениям интеллигенции; потом этот термин стали применять и к тем лицам из интеллигенции и бюрократии, которые организуют или поощряют подобные эксцессы <...> Сперва название Чёрная сотня было бранным, но вскоре сами черносотенцы охотно приняли эту кличку".

Из "Руководства черносотенца-монархиста" (1906 г.): "Кто обязан бороться с внутренними врагами России? Во-первых, вся Императорская армия, во-вторых, все законные правительственные и общественные власти, и, в-третьих, все черносотенцы-монархисты, то есть весь Православный Русский народ, остающийся верным присяге Неограниченному, Самодержавному Царю".

В справке Департамента полиции (1909) о действиях СРН в Одессе говорилось "о крайне нежелательном образе действий союза, сформировавшего из молодых людей и несовершеннолетних учащихся боевую дружину, которая, вооружившись револьверами и винтовками, совершает нападения на интеллигентов, учащихся и других прохожих, подвергая этих лиц обыскам и насильственным действиям. Указав [начальнику военного округа] на бывшие случаи строевого учения дружинников и совершенные ими нападения, самовольные расправы и буйства, Г. Председатель Совета Министров требовал, чтобы законная власть в городе была достаточно сильна для прекращения всякого бесчинства и беззакония, <...> но тем не менее в Одессе повторялись избиения на улицах учащихся".

На боевом счету черносотенцев – тысячи жертв погромов. Кроме того, подобно эсерам-террористам, черносотенцы выносили "смертные приговоры" известным либералам и революционным деятелям. Если эсеры наносили свои удары из подполья, то черносотенцы действовали среди бела дня, шумной толпой, не скрываясь и не опасаясь полиции, относившейся к их действиям сочувственно.

В Думе черносотенцы вели себя развязно и агрессивно, не стесняясь нарушать регламент, благодаря чему вся читающая газеты публика знала имена их лидеров – Владимира Пуришкевича и Николая Маркова.


Пуришкевич Владимир Митрофанович; в первый год революции ему исполнилось 35. Родился в семье помещика. С отличием окончил историко-филологический факультет Новороссийского университета в Одессе. Сочинял стихотворные сатиры и был признанным оратором. Карьеру начал как земский деятель в Бессарабской губернии, продолжил в Министерстве внутренних дел, в 1904 году дослужился до чиновника особых поручений при министре.

Один из самых невоздержанных членов II, III и IV Государственных дум, многократно штрафованный за нарушение правил приличия. Разругавшись со своим соратником по "Союзу русского народа" А.И. Дубровиным, Пуришкевич в 1908 г. создал собственную партию – "Русский народный союз имени Михаила Архангела".

Ярый сторонник монархии, но не слепой приверженец монарха: в 1916 году убил любимца царской семьи Г.Е. Распутина, будучи уверен, что тот дискредитирует монархию. После революции борьба Пуришкевича против большевиков будет оборвана сыпным тифом.


^ VI. Дума против правительства

Первая Госдума.

27 апреля 1906 года начала работать Первая Государственная Дума. Львиную долю из 448 депутатских мест поделили интеллигенция, или квалифицированные служащие (193), и крестьяне (142 места). Соответственно, крупнейшее политическое представительство имели кадеты (176 депутатов); в сумме с другими либеральными партиями они имели 2/3 мест в Думе. "Левый фронт" насчитывал 120 депутатов, из которых 102 входили в Трудовую группу.

Трудовая группа сложилась уже после того, как стали съезжаться народные избранники. Её основу составили беспартийные депутаты из крестьян и интеллигентов, близких народнической идеологии. Не обязательно разделяя социалистические идеалы, трудовики требовали конфискации частновладельческих земель, превышающих трудовую норму, требовали амнистии политическим преступникам, выдвигали запросы к правительству о преступлениях, совершённых должностными лицами.

Противопоставляя своё объединение партиям, трудовики объясняли, что у группы нет программы, а есть только платформа – набор требований, предъявляемых в ближайший политический момент, на почве которого могут объединяться люди различных политических убеждений и различной партийной принадлежности.

Атмосферу думских заседаний описывает журналист Ариадна Тыркова-Вильямс: "Первая Дума была Думой неизжитого гнева против неограниченного самодержавия <...> Вся динамическая сила и кадетов, и трудовиков была направлена против правительства. Когда министерская ложа пустовала, обрушивались на правительство в целом. Когда на кафедру выходил министр, летели в атаку против него <...> В кулуарах, во время перерыва, как пчёлы гудели журналисты, депутаты, публика, спустившаяся с хор. Все, разгорячённые появлением тех, кого они считали врагами народа, пылали желанием как можно скорее, как можно резче сказать этим прислужникам самодержавия всю-всю правду". "Правительство с самого начала считало Первую Думу недолговечной. Оно не приготовило ни одного законопроекта, не потрудилось внести бюджетную роспись. Ни правительство, ни Дума не занимались законодательством".

Депутаты видели своей задачей решение ключевых вопросов русской жизни. Каждая из двух крупнейших фракций стала готовить свой проект решения вопроса о земле. Проект кадетов предусматривал принудительный выкуп части помещичьих земель; проект трудовиков – передел всех помещичьих владений. Оба были неприемлемы для царя и потому – при существующей системе власти – не имели шансов стать законами.

Единственное, на что мог рассчитывать царь – это изменение состава Думы. 8 июля 1906 года царь издал указ о её роспуске. Вскоре были назначены новые выборы.

^ Вторая Госдума.

Однако надежда царя получить более покладистую Думу не оправдалась. Большевики и эсеры, которые бойкотировали I Думу, приняли активное участие в новых выборах. Служащих (интеллигенции) во II Думе стало меньше: 146 депутатов вместо 193, зато крестьян – больше: 169 вместо 142. По фракциям: у кадетов осталось лишь 98 мест, зато трудовики вместе с эсерами и социал-демократами получили 206 мест из 518. Вторая Дума оказалась более левой, чем Первая.

Заседания II Думы открылись 20 февраля 1907 года. Руководствуясь отрицательным опытом её предшественницы, кадеты предложили тактику "бережения Думы". Ради сохранения самого парламента и других завоеваний 1905 года они готовы были отказаться от обсуждения острых вопросов и выдвижения законопроектов, заведомо неприемлемых для царя. Однако левые фракции снова выдвинули земельный проект, предполагавший безвозмездную конфискацию помещичьей земли и распределение её между крестьянами.

Положение было настолько серьёзным, что побудило царя обсуждать со своими приближёнными идею кадетского министерства. Но возобладало силовое решение. Председатель Совета министров Столыпин потребовал от Думы отстранить от заседаний 55 депутатов и снять неприкосновенность с 16 депутатов социал-демократической фракции – он обвинял их в антиправительственном заговоре. Дума в ответ создала комиссию по проверке доказательств заговора. Не дожидаясь итогов её работы, в ночь на 3 июня власти арестовали депутатов, а наутро обнародовали указ о роспуске Думы и новый избирательный закон.

^ Третьеиюньский переворот.

По этому закону изменилось соотношение между куриями, так что 1 голос крупного землевладельца стал равняться 4 голосам представителей зажиточных горожан (1-я городская курия), 68 голосам небогатых горожан (2-я городская курия), 260 голосам крестьян и 543 голосам рабочих. Как следствие, III Госдума (она открыла действия 1 ноября 1907 года) по составу резко сместилась вправо. Черносотенцы получили в ней 144 места, октябристы – 148, кадеты вместе с ближайшими союзниками – 82. Трудовики провели в Думу 14 делегатов, социал-демократы – 19.

Поскольку менять избирательный закон без одобрения Думы царь не имел права, 3 июня 1907 года считается датой государственного переворота.

Витте подытоживал: "Переворот этот по существу заключался в том, что новый выборный закон исключил из Думы народный голос, т. е. голос масс и их представителей, а дал только голос сильным и послушным: дворянству, чиновничеству и частью послушному купечеству и промышленникам.

Таким образом, Государственная Дума перестала быть выразительницей народных желаний, а явилась выразительницей только желаний сильных и богатых, желаний, делаемых притом в такой форме, чтобы не навлечь на себя строгого взгляда сверху.

По форме же переворот этот заключался в том, что он совершенно нарушил основные государственные законы, изданные в мое министерство, после 17-го октября 1905 года".

Царь добился своего: Дума перестала навязывать ему свою волю и занялась рутинным обсуждением законопроектов правительства. Главой правительства в это время был П.А. Столыпин.


Столыпин Пётр Аркадьевич; возглавил правительство в 44 года. Родовитый дворянин, крупный прибалтийский помещик. Окончив физико-математический факультет Петербургского университета, поступил служить по линии МВД. Был уездным, затем губернским предводителем дворянства, затем губернатором в Гродненской губернии (Прибалтика). В 1903 году переведён в Саратовскую губернию, по размаху крестьянских волнений считавшуюся трудной. Проявил себя как человек, способный действовать решительно. С началом работы Первой Госдумы Столыпин получил назначение на должность министра внутренних дел. А в день роспуска I Думы царь сделал его ещё и председателем правительства.

Член ЦК кадетов Ариадна Тыркова-Вильямс: "Высокий, статный, с красивым, мужественным лицом, это был барин по осанке и по манерам и интонациям. Говорил он ясно и горячо <...> Столыпин был прирождённый оратор. Его речи волновали. В них была твёрдость. В них звучало стойкое понимание прав и обязанностей власти".

Из выступления Столыпина во II Госдуме в ответ на выпады левых депутатов: «Эти нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти, паралич и воли, и мысли, все они сводятся к двум словам: "руки вверх"! На эти два слова, господа, правительство с полным спокойствием и сознанием своей правоты может ответить только двумя словами: "не запугаете"!».

Столыпин был достаточно самостоятельным человеком, чтобы иметь своё мнение о том, что требуется России, и достаточно решительным, чтобы отстаивать это мнение даже перед лицом государя императора, даже путём ультиматумов.


Свою политическую программу сам Столыпин формулировал так: "Сначала – успокоение, потом – реформы".

^ VII. "Сначала – успокоение"

"Столыпинские галстуки".

Едва минул месяц после назначения Столыпина во главу правительства, как в его приёмной раздался взрыв, унёсший три десятка жизней. Эсеры-максималисты (группа, более радикальная, чем ПСР) тщательно подготовили покушение, но Столыпин остался невредим. В ответ в ряде областей было введено военное положение, а политические дела в местностях на военном положении или в положении усиленной охраны – переданы в ведение военно-полевых судов ("скорорешительных" по официальному выражению).

Военно-полевые суды, в которых решение отдавалось на усмотрение трёх офицеров (без адвокатов, присяжных и длительных процедур), получили у современников прозвище "скорострельных". За восемь месяцев действия закона о военно-полевых судах по их решениям было казнено более 1100 человек. Смертная казнь активно применялась и в дальнейшем. В 1907–1909 годах, уже после спада волны народных восстаний, было казнено более 2500 человек. Десятки тысяч были отправлены на каторгу и в тюрьмы, где условия содержания зачастую означали тот же смертный приговор, только растянутый во времени.

Это на порядок больше, чем было репрессировано народников в 1870–1880-е годы. Казнено – на два порядка больше. Смертная казнь была постоянным предметом обсуждения в обществе. Левые депутаты не раз требовали её отмены. В заседании III Госдумы едва не дошло до драки между черносотенцами и кадетами, когда кадетский оратор Фёдор Родичев употребил понятие "столыпинский галстук". Все понимали, что оно означает петлю на шее.

^ Двойные агенты.

Помимо военно-полицейских репрессий, правительство развернуло борьбу с революционерами посредством двойных агентов – членов революционных организаций и одновременно тайных осведомителей жандармерии.

Не всегда понятно, что толкнуло человека на двойную игру – корысть, стремление порадеть государю императору или повторить подвиг Николая Клеточникова, агента "Народной воли" в III Отделении. Но известно, что удачливые агенты оплачивались лучше, чем министры. Размер ежемесячной платы агенту прямо зависел от ценности сообщаемых им сведений, поэтому двойные агенты были заинтересованы в том, чтобы их товарищи действовали возможно более радикально, иногда сами подталкивали их к этому. За это революционеры называли двойных агентов провокаторами.

Провокаторы встречались и раньше, но особенно распространились в столыпинские годы; в ведущих революционных партиях работало по нескольку десятков провокаторов. Самый известный из них и самый высокопоставленный – руководитель боевой организации эсеров Евно Азеф.


Азеф Евно Фишелевич; в год создания ПСР ему исполнилось 33. К этому времени он уже десять лет работал на тайную полицию, успел выдать несколько десятков своих товарищей по партии и по боевой организации. В то же время, Азеф сохранил доверие революционеров, ведь именно он был ближайшим помощником Гершуни и после его ареста остался самым авторитетным членом Боевой организации. Человек практичный и расчётливый, он успешно устраивал убийства Плеве и в.к. Сергея Александровича, не говоря о менее громких терактах. Так Азеф обманывал и эсеров, и полицию.

Начальник Киевского охранного отделения Александр Спиридович: "Евно Азеф – здоровый мужчина с толстым скуластым лицом, типа преступника, прежде всего был крайне антипатичен по наружности и производил сразу весьма неприятное и даже отталкивающее впечатление. Обладая выдающимся умом, математической аккуратностью, спокойный, рассудительный, холодный и осторожный до крайности, он был как бы рожден для крупных организаторских дел. Редкий эгоист, он преследовал прежде всего свои личные интересы, для достижения которых считал пригодными все средства до убийства и предательства включительно.

Властный и не терпевший возражений тон, смелость, граничащая с наглостью, необычайная хитрость и лживость, развивавшаяся до виртуозности в его всегдашней двойной крайне опасной игре, создали из него в русском революционном мире единственный в своем роде тип-монстр".


Доверие эсеров Азефу было столь прочным, что все поступавшие косвенные доказательства о его двойной игре отметались. Сомнения отпали только в конце 1908 года, когда тайну раскрыл бывший директор департамента полиции Лопухин, убеждённый противник провокации. Впрочем, даже после этого Азеф не был ими казнён, в отличие от других разоблачённых провокаторов.

После разоблачения Азефа в заграничном руководстве эсеров начались взаимные подозрения и обвинения, резкие споры. Практическая работа эсеров в России в 1909–1910 годах сошла на нет. В целом период 1907–1910 годов представлял собой время относительного затишья в деревне и постоянного сокращения как числа рабочих стачек, так и доли политических забастовок в общем числе.



<< предыдущая страница   следующая страница >>