uzluga.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 10 11
^

1.1. Аграрная политика советского государства и ее реализация в Алтайском крае в 1976–1985 годах


Аграрная политика советского государства второй половины 70-х - первой половины 80-х годов ХХ века была очень тесно связана с решениями мартовского (1965 года) Пленума ЦК КПСС. Проанализировав состояние и методы руководства сель­ским хозяйством, Пленум 1965 года определил причины замедления темпов его развития объективного и субъективного характера: нарушение тре­бований экономических законов развития социалистического хозяй­ства, принципов материальной заинтересованности работников, правильного сочетания общественных и личных интересов, субъек­тивизм в руководстве, приведший к ошибкам в планировании производства и заготовок продукции, финансировании и кредитовании, политике цен. На основе постановления Пленума был разработан комплекс мер по подъему сельского хозяйства, в основу которого положены экономические факторы, связанные с экономическими от­ношениями между государством и сельскохозяйственными предприя­тиями, а также внутри колхозов и совхозов.

Среди принятых мер особое значение имело принципиальное изменение порядка планирования и проведения заготовок сельхоз­продукции: устанавливались твердые планы, закупок на всю пяти­летку, колхозы получали право реализовывать излишки товарного зерна по повышенным ценам, существенно повышены были новые за­купочные цены, дифференцированные по зонам и т.д. Другой важной мерой было совершенствование отношений распределения внутри колхозов и между колхозами и государством. В соответствии с решением мартовского Пленума ЦК КПСС с 1 июля 1966 года поста­новлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР колхозам было реко­мендовано ввести гарантированную (деньгами и натурой) оплату труда колхозников, исходя из тарифных ставок соответствующих категорий работников совхозов. При этом было установлено, что при распределении доходов в колхозах в первую очередь выделяются средства на оплату труда колхозников. Постановление реко­мендовало колхозам производить денежную оплату труда колхозни­ков ежемесячно, а натуральную - по мере получения продукции в общественном хозяйстве колхоза. Фонд оплаты труда колхозников запрещалось использовать на другие цели. Для обеспечения гарантии в оплате труда колхозников Госбанку было разрешено (при не достатке собственных средств у колхоза) предоставлять колхоза» кредит в 1966-1970 гг. сроком на пять лет. Этот порядок креди­тования колхозов на оплату труда был сохранен и в последующие годы. Принятые меры значительно повысили материальную обеспе­ченность колхозников (366. С.10-11).

Существенно было повышено материально-техническое обеспе­чение и укреплено финансовое положение колхозов и совхозов. Ка­питаловложения государства и колхозов возросли в восьмой пяти­летке по сравнению с 1961-1965 гг. в 1,6 раза. В порядке оказа­ния финансовой помощи колхозам постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 апреля 1965 г. с колхозов была списана задолженность по ссудам Госбанка в сумме 2010 млн. руб. и отсрочена задолжен­ность по авансам, полученным от заготовительных организаций, на сумму 120 млн. руб. Возросли поставки техники и фондовоору­женность сельского хозяйства.

Изменение порядка планирования заготовок продукции сельс­кого хозяйства, упорядочение цен, введение гарантированной оп­латы труда колхозников, новый порядок взимания с колхозов подоходного налога и государственного кредитования - все это повышало роль экономических методов руководства колхозами и совхозами. Они были нацелены на развитие хозрасчетных отношений в колхозах и совхозах.

Эти меры встретили поддержку крестьянства, оживили хозяйственную деятельность села. В результате в годы восьмой пяти­летки был достигнут наибольший прирост сельскохозяйственной продукции. Валовая продукция сельского хозяйства увеличилась в 1966-1970 гг. (в среднем за год) по сравнению с 1961-1965 гг. на 27,3 млрд. руб., т.е. на 21%, в том числе в растениеводстве на 13,6 млрд. руб., в животноводстве - на 13,7 млрд. руб. В Сибири прирост продукции сельского хозяйства составил 20%, в том числе зерна 35%. Однако осуществление курса, намеченного мар­товским Пленумом, происходило недостаточно последовательно и противоречиво. Если в начале 70-х гг. еще продолжался подъем сельскохозяйственного производства (в стране максимальный уро­вень был достигнут в 1973 г., в Сибири - в 1972 г. - был полу­чен рекордный урожай), то в последующие годы темпы упали, а в растениеводстве произошло даже снижение уровня: в стране пока­затели растениеводческой продукции превзошли уровень 1973 г. лишь в 1983 г. В целом прирост валовой продукции в девятой пя­тилетке хотя и снизился, но был сравнительно высокий. Он со­ставил по стране 20,4 млрд. руб. (13%) и был выше, чем все последующие пятилетия. В Сибири среднегодовой объем производства возрос на 11%. Среднегодовые темпа прироста в регионе в 1966-1972 гг. составили 3,7%,. в последующем резко снизились. В 1976-1980 гг. валовое сельскохозяйственное производство в стра­не увеличилось менее чем на 9%, а в Сибири значительно меньше - 2,5%. В Сибири застойные явления преобладали в 1973-1980 годах, когда среднегодовой темп приросте опустился до 0,5%. Производ­ство зерна, картофеля даже сократилось, а производство молока, мяса крупного рогатого скота, баранины практически не увеличи­лось при возрастающем дефиците этих продуктов в регионе.

Попытки изменить неблагоприятные тенденции в сельском хо­зяйстве неоднократно предпринимались в 70-х гг., - недостатка в различных решениях директивных органов не было. В июле 1970 г. Пленум ЦК КПСС рассмотрел вопрос "Об очередных задачах в области сель­ского хозяйства". Отмечая успехи, Пленум в то же время сделал вывод, что достигнутый уровень сельского хозяйства не удовлет­ворял потребности страны. Это была верная констатация, однако полного и глубокого анализа о выполнении всего комплекса реше­ний, намеченных мартовским (1965 г.) Пленумом сделано не было. Главный упор при анализе нерешенных вопросов снова делался на объемные показатели роста продуктов сельского хозяйства в земледелии и животноводстве. Сдерживающее влияние на темпы роста сельскохозяйственного производства связывалось с развитием ма­териально-технической базы колхозов и совхозов: недостатком ма­шин, транспортных средств, минеральных удобрений, с отставанием перерабатывающей промышленности. Техническое переоснащение сельского хозяйства, безусловно, оставалось важнейшей задачей в развитии этой отрасли. Но ведь предшествующий опыт показы­вал, что рост производства сельскохозяйственной продукции обес­печивался всякий раз наряду с укреплением материально-техниче­ской базы прежде всего существенными изменениями экономического механизма хозяйствования, учетом экономических и социальных ин­тересов крестьянина.

В поисках выхода из сложившейся ситуации проводилась определенная государственная политика в области развития сельскохозяйственного производства. С середины 70-х годов начинается деятельность по реализации курса на развитие межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции. 28 мая 1976 года центральными органами власти было принято соответствующее постановление (3. С.274-289). К 1985 году количество межхозяйственных предприятий в стране увеличилось с 3355 до 10375. Вплоть до 1973 года ежегодный рост их числа был достаточно равномерным – 220-300 в год. В 1974-1975 гг. число межхозяйственных предприятий увеличилось соответственно на 416 и 594. После принятия вышеуказанного постановления в 1976-1978 гг. их число возросло на 2577. С 1978 года начался спад: 1979г. – всего 380. Подобная динамика свидетельствует о том, что до середины 70-х годов процесс протекал в естественных границах, а в 1976-78 гг. наблюдался резкий скачок, обусловленный волевым решением данного процесса (441, С.306-307). В РСФСР в 1976 году было 7,4 тыс. межхозяйственных и агропромышленных объединений, из них 1400 по доращиванию и откорму КРС, 297 – по свиноводству, 920 – по направленному выращиванию нетелей (233). В Алтайском крае также были созданы несколько таких объединений. Например, в 1979 году откормом КРС занимались 3 межрайонных и 63 районных объединения, в которых состояло 358 пайщиков, в т.ч. 131 колхоз. В крае функционировало 72 объединения по направленному выращиванию коров-первотелок с 254 пайщиками, в т.ч. 117 колхозов (197). В 1982 году в крае было уже 278 межхозяйственных предприятий, из них 123 сельскохозяйственных: 66 по откорму КРС, 14 по производству свинины, 43 по направленному выращиванию первотелок и т.д. (230). 28 сентября 1977 года состоялся специальный пленум крайкома КПСС, на котором был рассмотрен вопрос «Задачи краевой парторганизации по выполнению постановления ЦК КПСС «О дальнейшем развитии специализации и концентрации сельскохозяйственного производства на базе межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции»». На нем была отмечена положительная роль создания узкоотраслевых хозяйств-спецхозов в разных областях сельского хозяйства, а особенно – в птицеводстве. Так, если в 1965 году птицефермы Алтайского края имели 234 хозяйства и средняя яйценоскость составляла 110 яиц на 1 несушку, а затраты на 1 тыс. яиц – 30 чел/час и 720 кормовых единиц, то в 1977 году ситуация изменилась коренным образом. Трест «Птицепром», состоявший из 13 птицефабрик, 1 государственного племенного птицезавода и 20 инкубаторно-птицеводческих станций (ИПС), давал 97% государственных закупок по птицеводству, причем средняя яйценоскость составляла 225 яиц на 1 несушку, а затраты на 1 тыс. яиц – 3,4 чел/час и 200 кормовых единиц (142). Больших производственных результатов добивался ГППЗ «Чемровский» Бийского района, много лет возглавляемый выпускником АСХИ Алексеем Петровичем Паршиным. Хозяйство работало, в основном, на привозных кормах. Успехи племзавода зависели во многом от слаженной работы всего коллектива. Производство возглавлял В. Ф. Фролов, главным инженером работал И. В. Дураков, главным зоотехником - В. А. Паршина, инженером-строителем - Ю.А. Мезенцев, заведующим гаражом - Е.В. Воробьев, птичницами - А.Н. Очищалкина, О.А. Мезенцева. Хозяйство регулярно выполняло поставленные планы, вело строительство социальных объектов (272).

Однако с развитием межхозяйственной кооперации и специализации в сельском хозяйстве Алтайского края были и трудности. Во многих случаях спецхозы были неэффективны, а затраты труда и кормов на единицу продукции в них были даже больше, чем в обычных хозяйствах. Так, из 16 хозяйств края, в которых были построены молочные комплексы, только два - колхоз им. Ленина Тальменского и совхоз «Павлозаводской» Петропавловского районов увеличили производство и продажу молока (139). Организация специализированных ферм межхозяйственного значения в ряде случаев проводилась поспешно, без должного материально-технического обеспечения и соответствующей технологической перестройки производства. Кроме того, были и другие проблемы. Поспешная реорганизация некоторых хозяйств привела к ликвидации ряда мелких ферм, низкой была отдача капиталовложений. Производственные мощности использовались недостаточно эффективно. Отдельные комплексы не были обеспечены кормами, полностью не укомплектованы поголовьем.

Многие трудности и недостатки в развитии сельского хозяйства на исходе 70-х годов были вскрыты в решениях июльского (1978 г.) Пленума ЦК КПСС, рассмотревшего вопрос «О дальнейшем развитии сельского хозяйства СССР» (4. С.263-276). Среди причин, сдерживавших темпы развития сельского хозяйства, назывались недостаточное обеспечение колхозов и совхозов современной техникой, удобрениями; неэффективное использование капиталовложений; слабость перерабатывающей промышленности. В принятом решении, наряду с поставленными задачами по увеличению производства продуктов сельского хозяйства, по укреплению материально-технической базы, вновь указывалось, что основным направлением аграрной политики партии на современном этапе является интенсификация сельскохозяйственного производства, повышение его эффективности, ликвидация множественности планов и т.д. Все это действительно требовало дальнейшего развития, но не это было главным, что сдерживало развитие сельского хозяйства в 70-х годах.

Основная причина замедленных темпов роста сельского хозяй­ства коренилась в том, что экономические методы в управлении сельским хозяйством снова стали подменяться нажимно-административными, сковывающими самостоятельность и инициативу трудовых коллективов в колхозах и совхозах, подрывающими их творческую активность и заинтересованность в эффективном ведении сельского хозяйства, В реальной практике, вопреки решениям мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС, твердые планы закупок сельскохозяй­ственной продукции на пять лет снова ежегодно изменялись без учета потребностей самого хозяйства, цены на промышленные средства производства для колхозов и совхозов повышались без учета уровня цен на продукты сельского хозяйства. Все это сдерживало экономический рост в аграрном секторе народного хо­зяйства, вызывая негативные явления в воспроизводственном про­цессе в целом. Сдерживалось развитие и социальной сферы в де­ревне, которая долгие годы оставалась на втором плане (366. С.14). Однако и на этот раз, как и ранее, не хватило последова­тельного и строгого выполнения на деле тех решений, которые принимались. Не хватило критической оценки возникших застойных явлений, накапливавшихся трудностей и нере­шенных проблем в социально-экономическом развитии страны в це­лом и в агропромышленном комплексе в том числе. В экономике, социальной и духовной сферах на­чали накапливаться трудности и нерешенные проблемы, появились застойные и другие чуждые социализму явления. Негативные, застойные процессы особенно рельефно проявились в сельском хозяйстве и в целом в аграрно-промышенном комплексе. В конце 70-х - начале 80-х гг. ситуация в сельском хозяйстве все более принимает кризисные формы. Объем производ­ства снижается: в 1979-1982 гг. он был ниже, чем среднегодовой за десятую пятилетку. Если в 1970 г. уровень рентабельности колхозного производства составлял 34, а совхозного- 22%, то в 1980 г. они оказались убыточными (убыточность -0,4 и 1,2%). В Сибири также наблюдаются регрессивные процессы: в 1981-1982 гг. объем производства сокращается на 3,1% в расчете на год. Уро­вень рентабельности в колхозах Западней Сибири в 1970 г. со­ставлял +32,7, а в 1980 г. - 2,6, в Восточной Сибири соответ­ственно -25,3 и -15,5 %.

Обстановка, сложившаяся в сельском хозяйстве к началу 80-х годов требовала принятия безотлагательных мер, способных приостановить дальнейшую деградацию аграрного производства. На это была направлена разработанная и принятая майским (1982 г.) Пленумом ЦК КПСС Продовольственная программа, рассчитанная до 1990 г. (132). В ней ставилась задача значительно увеличить производ­ство всех видов сельскохозяйственной продукции и на этой основе обеспечить "устойчивое снабжение населения всеми видами продо­вольствия, существенно улучшить структуру питания советских лю­дей за счет наиболее ценных продуктов и тем самым добиться са­мообеспечения страны продовольственными и фуражными ресурсами.

В целях успешной реализации Продовольственной программы партия ввела в действие комплекс политических, экономических, социальных и организационных мер. Взят курс на всемерное уско­рение научно-технического прогресса в материально-технической базе сельского хозяйства, в особенности в отраслях перерабатывающей промышленности, на осуществление в широких масштабах хи­мизации и мелиорации земель, на внедрение в практику колхозов и совхозов достижений сельскохозяйственной науки и передового опыта. Намечались также меры по социальному переустройству се­ла, улучшению культурно-бытовых условий жизни сельских тружени­ков. До 1990 г. планировалось осуществить комплекс мероприятий в области повышения материального благосостояния колхозников, расширения масштабов жилищного и культурно-бытового строительства, улучшения медицинского и бытового обслуживания сельского населения. Реорганизовалась система управления и руководства сельскохозяйственными предприятиями, всем агропромышленным комплексом.

Впервые АПК выделили в качестве самостоятельного субъекта планирования и управления, для чего на всех уровнях создавались новые органы управления (агропромышленный комитет в Совете Министров СССР, комиссия по АПК при крайисполкоме или облисполкоме, агропромышленное объединение в районе). Также были намечены меры по укреплению материально-технической базы АПК, а особенно перерабатывающей промышленности, широкомасштабной химизации и мелиорации, внедрению научных разработок и целый комплекс мер по социальному переустройству села. Этот программный документ объединил в одних рамках комплекс решений в экономической, материально-технической, организационной областях, но при этом не изменились сами основы аграрной политики.

Одним из краеугольных камней этих преобразований стало создание в стране и крае районных агропромышленных объединений (РАПО). Например, в 1982 году в Шебалинском районе ГААО было сформировано РАПО. В его состав вошли: 8 совхозов, районное управление сельского хозяйства, РО «Сельхозтехника», РО «Сельхозхимия», Чергинский сырзавод. Также был создан совет секретарей парторганизаций, входивших в РАПО. Был избран высший орган - совет РАПО (14 человек), большинство из которых были руководителями сельхозпредприятий. Такие меры позволили частично улучшить отношения между хозяйствами. Например, некоторая централизация в использовании техники и средств позволила начать строительство районного кирпичного завода (132).

Однако данная реформа не нашла дальнейшего распространения. РАПО, созданные практически во всех районах края, не были наделены правами юридического лица, они также не были наделены властными полномочиями. Все организации, входившие в районные агропромышленные объединения (РАПО), наряду с колхозами и совхозами, сохраняли свою ведомст­венную подчиненность и полную юридическую самостоятельность, что не позволило преодолеть элементы ведомственности в реализации экономических интересов партнеров по АПК.

Последней реформой в изучаемый период стало образование Госагропрома в ноябре 1985 года. В его состав включались: министерства сельского хозяйства, плодоовощного хозяйства, мясной и молочной промышленности, пищевой промышленности, сельского строительства СССР и Госкомитет СССР по производственно-техническому обеспечению сельского хозяйства. Было создано ведомство, по своей масштабности превосходившее все существовавшие на тот момент министерства (107). Но, как показала практика, и эта реформа не сняла всех проблем, и уже в 1988 году Госагропром был ликвидирован.

В рассматриваемый период коренным образом изменяется отношение к личным подсобным хозяйствам (ЛПХ). Дело в том, что общественное сельское хозяйство не было способно полностью удовлетворить потребности страны в сельскохозяйственной продукции. В 70-80-х годах ХХ века подсобное хозяйство продолжало играть заметную роль в обеспечении населения продуктами питания. Здесь производилось до 1/4 совокупного дохода сельского населения, 1/4 валовой и 1/10 товарной продукции Западной Сибири. Работа в личном подсобном хозяйстве была своеобразной формой выживания, средством трудового и профессионального воспитания. Вместе с тем, она приводила к увеличению трудовой нагрузки на работающего, сокращала его свободное время, нередко приводила к нарушениям трудовой дисциплины и, отчасти, снижала ценность труда в общественном секторе

Начало изменению государственной политики по отношению к ЛПХ положило постановление ЦК КПСС «Об устранении необоснованных ограничений ЛПХ колхозников, рабочих и служащих», в котором был предусмотрен комплекс мер для развития ЛПХ. В изучаемый период достаточно много внимания уделялось со стороны высших и краевых партийных, советских и хозяйственных органов. Так, только в 1977 году вышли в свет 2 постановления, касающихся развития личного подсобного хозяйства (119, 5. С.104-111). Эти постановления предписывали увеличить поставки населению молодняка скота и птицы, сельхозинвентаря, удобрений. Также были повышены закупочные цены на сельхозпродукцию, предоставлялись кредиты на обзаведение хозяйством. Как нельзя лучше, отношение центрального руководства страны к ЛПХ в тот период отразила фраза генерального секретаря ЦК КПСС, Л.И. Брежнева, сказанная им на ноябрьском (1978 года) Пленуме ЦК КПСС: «Необходимо создать определенный общественный климат, при котором колхозники и рабочие совхозов ощущали бы, что, выращивая дома скот и птицу, они делают полезное государственное дело….» (44). Подобная политика продолжалась и в начале 80-х годов, о чем свидетельствуют законодательные документы (11).

В результате принятых советскими и партийными органами мер, в указанный период в крае увеличилось поголовье скота в личном секторе. Например, если в 1975 году у населения было 132 тыс. свиней, то в 1977 году - уже почти 170 тыс. свиней, количество коз увеличилось с 46 до 52 тысяч животных. Подобная тенденция наблюдалась и в последующий период. Так, например, только в 1978 году по сравнению с 1977 годом число КРС в личном секторе увеличилось на 13 тыс. голов, в т.ч. коров на 2 тыс. голов, овец и коз - на 42 тыс. голов, свиней – на 12 тыс. голов (209). В 1980 году на 100 дворов в среднем в Алтайском крае уже приходилось: 126 КРС, в т.ч. 60 коров, 30 свиней и 185 овец и коз (227).

В 1983 году поголовье скота в личных подсобных хозяйствах жителей Алтайского края выросло еще больше и составило: КРС – 490 тыс. голов, в т.ч. коров – 238,2 тыс. голов, свиней – 233,6 тыс. голов, овец и коз – 638 тыс. голов. В целом, прирост по сравнению с предыдущим годом составил по КРС 3,4%, свиньям - 0,6% и по овцам и козам - 7,2% (250).

Способствовали этому росту деятельность краевых и местных органов власти. Среди мер помощи необходимо назвать продажу молодняка сельскохозяйственных животных, посадочного материала, удобрений, специального инвентаря и т.д. Например, в соответствии с постановлением крайкома КПСС и крайисполкома от 16.01.1978 года №3 «О личных подсобных хозяйствах колхозников, служащих и других граждан и коллективном садоводстве и огородничестве в крае» (216), в 1978 году населению было продано 192 тыс. голов молодняка свиней, 7900 тыс. голов птицы, 7511 голов КРС, 8136 овец, 5 тыс. ульев. НИИ им. М.А. Лисавенко и трест «Алтайплодопром» продали 975 тыс. саженцев, объединение «Алтайсортсемпром» - 194 ц. семян овощебахчевых культур, трест овоще – и - картофелеводческих совхозов - 210 тыс. штук рассады томатов, а Западно-Сибирская овощекартофельная селекционная станция – 94 тыс. штук рассады овощных культур и 7,2 ц. семян овощей (152).

Развитие личных подсобных хозяйств в Алтайском крае в рассматриваемый период шло по двум основным направлениям:

- коллективные садоводческие товарищества. Если в 1978 году в крае в них состояло 44,7 тыс. семей, за которыми были закреплены 2619 га земли, то в 1985 году в садоводствах состояло уже более 70 тыс. семей. В 1985 году секретариатом крайсовпрофа был подведен итог смотра-конкурса «На лучший коллективный сад». В нем приняло участие 198 садоводств. Всего садоводы в том году вырастили 10 тыс. тонн плодов и ягод, 7 тыс. голов птицы и 4 тыс. кроликов. В итоге, первая премия была присуждена товариществу «Октябрьский садовод» города Барнаула, вторая премия - Бийскому садоводству «Автомобилист» Бийского автохозяйства №2, третья премия - садоводческому товариществу №4 города Рубцовска. Здесь опыт лучших садоводов края изучался агрономом В. А. Шуваевой, которая передавала его другим членам товарищества. В Барнаульском садоводстве «Аэрофлот» действовал строгий контроль за соблюдением устава товарищества. Отсутствовали злоупотребления в строительстве садоводческих домиков. Садовод Н.Ф. Зерницына выращивала до 300 саженцев яблони и делилась посадочным материалом (92);

- приусадебные участки. Ими пользовались 416 тыс. семей, а общая площадь составляла 76,2 тыс. га. Кроме того, 7,8 тыс. га было занято под огородами для 102,6 тыс. семей (152).

С целью увеличения производства сельхозпродукции в ЛПХ, с 1981 года было разрешено предоставлять гражданам кредит в 3 тыс. рублей на 10 лет с погашением 0,5% годовых для строительства садоводческих домиков. Так, в 1978 году их было построено за счет кредитов 156, в 1979 году - 457, а в 1980 году – 708 (72).

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем развитии строительства индивидуальных жилых домов и закреплении кадров на селе» разрешило предоставлять кредит на строительство домов усадебного типа с надворными постройками погашением в течение 20 лет. 50% погашалось совхозом за счет фондов экономического стимулирования, а остальные выплачивал работник из расчета 0,5% годовых, а за просроченные платежи-3% годовых. В результате в 1979 году было выдано около 600 тыс. рублей кредитов, построено 418 домов (48).

Для стимулирования производства продукции в ЛПХ применялись закупки через систему потребкооперации. Особенно удачными они были тогда, когда организовывалась встречная продажа наиболее дефицитных товаров. Так, в 1978 году в крае было заготовлено от ЛПХ 752 тонны мяса, 13462 тонны молока, 95 тыс. шт. яиц, 528 тонн шерсти, 35,5 тыс. тонн картофеля, 745 тыс. тонн овощей, 753 тонны плодов и ягод. Для встречной продажи было заготовлено 3636 м. куб. строительного леса, 5882 тонны цемента, на 250 тыс. рублей фарфоровой посуды, 500 холодильников , 1тыс. мотоциклов, 500 мебельных гарнитуров, 100 тыс. м.кв. ковров, 1 тыс. бензопил и на 1 млн. руб. меховых изделий (152).

Ситуация по районам складывалась по-разному. Зависело это, в первую очередь, от районного руководства. Так, в Алейском районе была организована пастьба скота из ЛПХ комбинатом бытового обслуживания, в январе-феврале месяце с владельцами скота заключались индивидуальные договора на продажу излишков сельхозпродукции. Под коллективными садами было занято в 1978 году 149 га, под приусадебными участками - 1380 га земли. Также на землях города Алейска было создано добровольное садоводческое товарищество из 324 человек с землепользованием 25 га. Населению продавался молодняк скота и птицы (152. Л.20).

В Сорокинском районе за 11395 хозяйствами было закреплено 2039 га земли. Также под огороды ежегодно отводилось по 110-120 га земли. Поголовье скота на 01.01.1978 года составило: КРС - 10040 голов, в т.ч. коров - 5181, свиней - 11754 голов, овец и коз - 10059 голов. Для развития садоводства и огородничества в районе имелся запасной фонд земель в 1102 га (152. Л.10-11).

В Угловском районе, например, сложилась практика пользования индивидуальными огородами в приозерных низменностях и на землях мелиоративного фонда. В районе не было крупных промышленных предприятий, поэтому не было необходимости в организации коллективного огородничества (270. Л.20).

Гораздо хуже дела обстояли в Змеиногорском районе. Вместо кропотливой повседневной работы исполкомы районного и сельских Советов ограничились обсуждением и принятием по данному вопросу общих решений. Не была намечена конкретная программа действий, способствующая развитию ЛПХ. Огородничество и коллективное садоводство развивалось очень медленно. За 1976-1979 годы в районе площадь приусадебных участков уменьшилась на 13 га. Из 3755 семей в районе 2810 (74%) имели свой скот. Неудовлетворительно развивалось кролиководство и пчеловодство. Имелись серьезные недостатки в организации осеменения коров и ветеринарном обслуживании. Лишь в Саввушенском и Карамышенском сельсоветах велось искусственное осеменение. Райисполком недооценил роль ЛПХ как дополнительного источника увеличения производства сельхозпродукции и улучшения снабжения городского и сельского населения района. На протяжении 1977-1979 годов район не выполнял план продаж государству молока, мяса и шерсти. Не в полной мере была развернута работа по закупу излишков у населения. Из 2 тыс. хозяйств района, имеющих коров, участвовало в сдаче молока лишь 595 или 29%. Несвоевременно была развернута сеть по заготовке яиц, не разработана система поощрительных мер по заготовке яиц и шерсти (222. Л.8-11). Таким образом, невнимательное отношение со стороны районного руководства, отсутствие поддержки со стороны партийных, советских и хозяйственных органов не способствовали в данном районе развитию личного сектора.

К середине 80-х годов в Алтайском крае в ЛПХ увеличивается количество произведенной продукции. Росло и поголовье личного скота. Так, число КРС в личных подворьях достигло почти 500 тыс. голов, свиней - 218 тыс. голов. Количество садоводческих участков в 200 садоводствах к 1985 году было доведено до 85 тысяч (184.Л.22). Благодаря действиям властных органов в 1983 году ЛПХ края давали от общего количества произведенной продукции: мяса -31%, молока - 49%, картофеля - 95%, овощей - 70%, плодов и ягод - 36% (129.Л.21). ЛПХ оставалось важным источником в производстве сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем, в развитии ЛПХ существовал ряд трудностей. Так, в законодательстве не существовало юридического определения термина, форма собственности ЛПХ не была официально определена. Зачастую размер приусадебного участка зависел от степени трудового участия колхозников в общественном производстве и т.д. (466.С.138).

Одним из центральных направлений развития аграрного сектора была агропромышленная интеграция. Агропромышленная интеграция имела ряд преимуществ, способствующих росту эффективности общественного производства, ускоренному решению многих экономических и социальных проблем. Она создала условия для оптимизации основных пропорций между сельским хозяйством и отраслями промышленности, позволяла сокращать расходы на управление за счет ликвидации организаций-посредников и создания единых плановых, экономических, учетно-статистических, транспортных и других служб. Важным фактором развития агропромышленной интеграции являлось углубление специализации и рост концентрации сельскохозяйственного производства. Агропромышленная интеграция была одним из намеченных партией и правительством магистральных путей для развития сельского хозяйства. Однако этот курс так и остался нереализованным до конца. Вертикальная интеграция не получила широкого распространения, так как большинство колхозов и совхозов производили несколько видов сельскохозяйственной продукции и были связаны с различными предприятиями перерабатывающей промышленности. Кроме того, была очень сильна ведомственная разобщенность предприятий и организаций. Произошло это в силу ряда объективных причин. В Алтайском крае, например, было очень мало таких сельскохозяйственных предприятий, которые бы совмещали в себе все стадии процесса от получения сырья до выхода готовой продукции. Примеры таких предприятий в крае можно пересчитать по пальцам. Одним из таких предприятий был совхоз–завод «Подгорный» в ГААО. Он был создан в 1976 году на базе плодоовощного хозяйства и перерабатывающего предприятия. Хозяйство имело около 450 га посадок черноплодной рябины и добивалось урожайности в 50 ц. с га. Помимо черноплодной рябины также возделывались смородина, малина, земляника, огурцы, кабачки, помидоры, морковь (81). За 1976-1979 годы было введено 5 теплиц общей площадью 5 тыс. м. кв., в т.ч. в 1979 году - 2 теплицы на 2 тыс. м. кв. Урожайность овощей достигала 13,7 кг с 1 кв. м. (170.Л.34-35).

Другим примером хозяйства, сочетавшим в себе производство и переработку, был подсобный цех в колхозе имени Гринько Шипуновского района. Он производил варенья, соленья и маринады. Мощность достигала 20 тыс. туб (тысяч условных банок) в год, в том числе овощей - 12 туб, плодов 3 туб, ягод – 5 туб и 1 тыс. бутылок лимонада в день. Коллектив работников цеха состоял всего из трех человек, которые работали в год примерно по 2 месяца. В зимнее время они переходили в животноводство. В связи с тем, что в колхозе был свой сад, потери при транспортировке и хранении практически отсутствовали. Колхоз сам обеспечивал себя продуктами питания, перерабатывая собственную продукцию (251.Л.64-65).

В начале 80-х годов шло пропагандирование опыта Грузинской и Молдавской республик, где создавались подобные объединения. Интересным примером был опыт созданного в Болгарии агрокомплекса. Этот агрокомплекс был создан в 1977 году и носил имя Димитрова. Он находился в Пловдивском округе. Очень интенсивно использовался каждый гектар. Секрет заключался в том, что созревание и сбор урожая проходили в несколько этапов: сначала сеяли и убирали шпинат, потом лук, после картошку, кукурузу и помидоры. С площади в 33 тыс. га собиралось 360 тыс. тонн фруктов и овощей. Полученная продукция тут же перерабатывалась на консервном заводе. Работал научный комплекс (67). Однако необходимо отметить, что этот супергигант, в отличие от отечественных колхозов и совхозов, был наделен более широким кругом полномочий. В частности, его руководство самостоятельно решало вопросы ценообразования в зависимости от конъюнктуры рынка и понесенных затрат, вопросы экспорта и т.д. Отечественные хозяйства таких полномочий не имели.

Агропромышленной интеграции, как в Алтайском крае, так и в СССР не получилось в силу ряда причин. Очень сильной оставалась ведомственная разобщенность организаций и предприятий, входивших в АПК. Кроме того, очень слабой была мощность перерабатывающих предприятий. Больше всего агропромышленная интеграция проявлялась в создании республиканских и всесоюзных агропромышленных объединений, а не на краевом и районном уровнях. Виной этому, на наш взгляд, была излишняя централизация сельскохозяйственного производства, отсутствие самостоятельности у сельскохозяйственных предприятий, сложившаяся система планирования. Однако, принимая во внимание сегодняшний день, когда излишняя свобода цен на сельскохозяйственную технику и ГСМ привела к их значительному росту, приходит понимание того, что планирование и централизация имеют и свои плюсы.

Попытки решить продовольственную проблему в рассматриваемый период иногда находили своеобразное выражение. Одной из сложившихся форм агропромышленной интеграции и попыток решить продовольственную проблему, стало создание подсобных сельских хозяйств на промышленных предприятиях и организациях. Массовое их создание в крае началось во второй половине 70-х годов, а пик этого процесса пришелся на рубеж Х-ХI пятилеток. Большую роль в этом процессе сыграло совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 декабря 1978 года «О подсобных сельских хозяйствах предприятий, организаций и учреждений». Оно разрешило Госбанку и Стройбанку СССР предоставлять кредит сроком на 6 лет на затраты по организации и расширению материально-технической базы подсобных сельских хозяйств. Было рекомендовано создавать подобные предприятия в отдаленных местах, куда затруднена доставка сельхозпродукции, а также во вновь осваиваемых регионах с недостаточно развитым сельским хозяйством. Было разрешено предоставлять землю из земель государственного запаса и государственного лесного фонда. С 1980 года планировалось специальное распределение тракторов и другой техники министерствам и ведомствам СССР для подсобных сельских хозяйств (5.С.594-597).

В Алтайском крае, не смотря на его сельскохозяйственную специализацию, этот процесс также получил широкое распространение. Так, на 01.01.1984 года в крае было 310 подсобных сельских хозяйств. Площадь используемых ими сельхозугодий составляла 85,1 тыс. га, в т.ч. площадь пашни - 54,4 тыс. га. Во временное пользование сроком на 10 лет было выдано 13,2 тыс. га земель из государственного лесного фонда (250.Л.67-68).

На ХХI партконференции Алтайской краевой парторганизации отмечалось, что за 3 года ХI пятилетки на развитие подсобных сельских хозяйств использовано 15 млн. рублей. В их распоряжении находилось 600 грузовых автомобилей, 1300 тракторов, 500 зерновых комбайнов. За 3 года подсобными хозяйствами было произведено 16 тыс. т. мяса, 7,5 тыс. т. зерна, 27 тыс. т. картофеля и 3,3 тыс. т. овощей (178.Л.8-9). В 1982 - 1984 годах происходило массовое создание подсобных сельских хозяйств в крае, отсюда и большой рост поголовья скота (с 4 до 13 тысяч голов КРС, с 25 до 52 тысяч голов свиней) (178.Л.67). Подсобные сельские хозяйства создавались на промышленных предприятиях городов и райцентров, при школах, СПТУ, техникумах и других организациях и учреждениях. Так, например, было создано подсобное сельское предприятие при Каменском городском потребительском обществе с поголовьем 2 тыс. свиней и 200 КРС. Каменский горком партии и горисполком выделили землю для производства кормов, также для откорма животных использовались отходы городских столовых. В 1979 году было получено 89 тонн привеса. Однако хозяйство столкнулось с рядом серьезных проблем со строительством и кадрами (54).

В подсобных сельских хозяйствах Горно-Алтайска в 1981 году было всего лишь 348 свиней, 22 коровы, 650 овец, 30 лошадей и 130 пчелосемей (127.Л.43).

На Бийском химкомбинате также было создано подсобное хозяйство. В 1978 году в нем было 170 голов КРС и 280 свиней. Площадь подсобного хозяйства - 532 га, в т.ч. 142 га пашни. Директор химкомбината А.В.Карпов отмечал, что пришлось столкнуться со многими проблемами. Это нехватка земли, отсутствие квалифицированных кадров, нехватка сельскохозяйственной техники и проблемы со сдачей произведенной продукции (146.Л.62-65).

В Рубцовске подсобные сельские цеха были созданы на 14 промышленных предприятиях. В 1984 году на откорме здесь находилось 656 КРС (в т.ч. 86 коров), 4414 свиней, 45800 бройлеров. Площадь сельхозугодий составляла 11585 га, в т.ч. 7535 га пашни (187.Л.22-27).

Со стороны краевого руководства оказывалась определенная помощь подсобным предприятиям. Проблемы развития подсобных сельских хозяйств промышленных предприятий и организаций обсуждались краевыми и районными органами власти. Чаще всего помощь состояла в укреплении материально-технической базы подсобных сельских хозяйств, выделении техники, удобрений, инвентаря и т.д. Например, под посевную кампанию 1980 года подсобным сельским хозяйствам Алтайского края было выделено из государственных резервов 3135 тонн семян зерновых культур, 949 тонн азотных, 1308 тонн фосфорных и 416 тонн калийных удобрений. Также было выделено 345 голов молодняка КРС, 803 свиньи, 60000 птиц, 182 лошади и 292 овцы. С 1981 по 1984 годы выделена 291 единица техники, в т.ч. в 1984 году - 106 единиц (187.Л.17-20).

Но все же, с развитием подсобных сельских хозяйств существовал ряд проблем. Ввиду отсутствия достаточного количества специалистов сельского хозяйства, эффективность подобных хозяйств была невысокой. Например, на машиностроительном заводе Рубцовска урожайность зерновых в 1982 году составила всего 7,1 ц с гектара, на «Алтайсельмаше» сгорело 205 га пшеницы. Только за один 1982 год пало 179 свиней из 678. В подсобном сельскохозяйственном цехе ЛТП - 2 от 200 свиней было получено 10 тонн мяса в живом весе, или всего по 50 кг на свинью (187.Л.21). Не хватало специальной техники, удобрений и комбайнов.

В 1981 году производством мяса в подсобных сельских хозяйствах занимались уже 73 промышленных предприятия, 300 организаций и учреждений. Площадь используемых земель достигла 17 тыс. га. Всего содержалось 15,5 тыс. голов свиней, 1,5 тыс. голов КРС, 20 тыс. голов птицы (165.Л.14).

В 1985 году в крае в подсобных хозяйствах было произведено 8,1 тыс. тонн мяса и 4,8 тыс. тонн молока. К концу ХI пятилетки подсобные сельские предприятия края давали всего лишь 2,8% мяса, 0,3% молока, 1,2% овощей и 8,3% картофеля, по сравнению с колхозно-совхозным сектором (16.С.20).

Большинство созданных в крае подсобных сельских хозяйств не окупали себя, были убыточными. Такое положение складывалось в связи с отмеченными выше причинами. Да и сами руководители промышленных предприятий, на которых были созданы подсобные сельские хозяйства, редко хорошо разбирались в вопросах сельского хозяйства. Также нужно заметить, что, не смотря на положительную роль подсобных хозяйств в обеспечении сельскохозяйственной продукцией собственных столовых, убытки от такой деятельности были большими. А, говоря об объемах производимой в них продукции, достаточно сказать, что в 1982 году на одного горожанина в Рубцовске на подсобных сельских хозяйствах производилось всего лишь 1,1 кг мяса в год (16.С.21). Примерно так же ситуация с подсобными сельскохозяйственными предприятиями обстояла и в Пермской области РСФСР. Там функционировало 585 таких хозяйств с общей площадью землепользования 111 тыс. га и площадью пашни 48,4 тыс. га. За 1981 год ими было произведено 3976 тонн мяса, 5,3 тыс. тонн молока и 1,7 млн. яиц. Однако проблемы были схожими: отсутствие квалифицированных кадров, низкая оплата труда, трудности с закупкой семян, молодняка сельскохозяйственных животных, кормов и т.д. (305.С.65-67).

Подсобные сельские хозяйства предприятий и организаций были одной из не очень удачных попыток решения продовольственной проблемы. Необходимо отметить и противоречивость тогдашней аграрной политики: с одной стороны, шла речь о концентрации и специализации сельскохозяйственного производства, а с другой - по сути, с нуля создавались подсобные сельские хозяйства, которые сталкивались с целым комплексом проблем, начиная с кадров и заканчивая материально-техническим оснащением и выделением земли.

Другой формой взаимодействия города и села в рамках агропромышленной интеграции, с помощью которой партийные и советские органы пытались решить продовольственную проблему, было шефство промышленных предприятий края над колхозами и совхозами. Таким образом, государство стремилось решить проблемы села за счет промышленных предприятий. Шефствующие предприятия обычно ремонтировали трактора и комбайны, строили и реконструировали теплицы, гаражи и т.д. Шефство не было добровольным, оно было обязательным для всех более или менее крупных предприятий. Не все заводы и предприятия добросовестно относились к своим обязанностям. Например, в информации о ходе выполнения постановления бюро Горно-Алтайского обкома КПСС от 24.10.1979 года «Об оказании помощи колхозам и совхозам области в проведении зимовки скота» отмечалось, что ОРСУ-2 Майминского района произвело ремонт животноводческого оборудования в совхозе «Бирюлинский», а Онгудайское РО «Сельхозтехника» изготовило передвижной кормоцех для совхоза «Теньгинский». В то же время Майминский мотороремонтный завод, рудник «Веселый», Кароторбокский леспромхоз, Соузгинский маслосыркомбинат очень плохо относились к своим обязанностям и ничем не помогали подшефным. Но чаще всего встречалась такая ситуация, когда шеф вроде бы и помогал, но как-то неохотно или делал что-либо для отписки. Например, Бийский металлический завод вместо реальной помощи по монтажу кормоцехов и реконструкции животноводческих помещений поставил своему подшефному 200 печных плит, 150 колосников и 200 задвижек (131.Л.6-8). Происходило это, на наш взгляд, по следующим причинам. Во-первых, обязанность шефствовать над сельскохозяйственными предприятиями налагалась сверху. Во-вторых, промышленные предприятия сами даже не выбирали своих подшефных. В-третьих, шефство не подкреплялось договорными отношениями, а если они и были, то чисто формальные. В-четвертых, шефская помощь была односторонней и не влекла за собой обязательств со стороны подшефных. Не было материального стимула к сотрудничеству. Многие руководители предприятий и организаций просто не имели навыка подобного сотрудничества. Зачастую бывало и так, что на самих промышленных предприятиях хватало собственных проблем.

Но все же шефская помощь селу оказывалась. Например, предприятия Приобского района города Бийска за 4 года Х пятилетки реконструировали 19 животноводческих помещений, запустили 1 кормоцех, ввели в строй 3 установки АВМ-0,65, построили 1 зерносклад и 2 склада для комбикормов, 2 картофелесортировочных пункта (69). Иногда бывало и так, что шефы трудились в поте лица, а подшефные даже не удосуживались им помогать. Так, Барнаульский котельный завод, шефствуя в 1975году над совхозом «Логовской», реконструировал хранилище для лука, переделал коровник (вентиляцию и автопоилку), ежегодно помогал в уборке урожая, а совхоз не позаботился о жилье и обеде для шефов (155.Л.18). Бийские предприятия шефствовали над близлежащими колхозами и совхозами. Так, Бийский строительный трест №122 довел площадь защищенного грунта в совхозе «Бийский» до 2,3 га, НПО «Алтай» построило картофелесортировочный пункт в совхозе «Шубенский», а Бийский котельный завод реконструировал в совхозе «Угреневский» 4 зимних теплицы. Рубцовские предприятия – АТЗ, завод «Алтайсельмаш» и стройтрест №46 шефствовали над пригородным совхозом «Никольский», который занимался производством овощей (59).

Помощь шефов сводилась, в основном, к консультациям, мелкому ремонту, помощи материалами, запчастями и т.д. Видя это, краевые органы власти в 1980 году все кормоцехи в районах закрепили за промышленными предприятиями края. Так, в ГААО 101 цех обслуживали бийские предприятия, 19 цехов в Павловском районе - Барнаульский шинный завод, 18 кормоцехов в Бурлинском районе – Заринский химзавод им. Верещагина, 18 цехов в Кулундинском районе – завод «Трансмаш», 13 кормоцехов в Первомайском районе – Алтайский вагоностроительный завод (82). В 1976 - 1977 годах предприятия Барнаула оказали шефскую помощь селу на 4,5 млн. руб. Ими было построено и реконструировано 54 животноводческих помещения, 6 кормоцехов, 17 машинных дворов, ремонтных мастерских и гаражей. Также были построены лагеря труда и отдыха в совхозе «Повалихинский» на 240 мест (завод «Трансмаш»), в совхозе «Чесноковский» на 100 мест (объединение «Химволокно»). За 2 года было введено лагерей на 670 мест, хотя задание составляло 1975 мест (148.Л.21). Предприятия города Бийска шефствовали над 15 близлежащими районами. В течение 1976-1980 годов город ежегодно выделял для села около 1 млн. руб. Свои обязательства перед районами не выполняли: домостроительный комбинат (ДСК), Бийская мебельная фабрика, Алтайвитамины, Бийская табачная фабрика и автотрест (61). Подобные тенденции наблюдались и в ХI пятилетке. За 1981-1985годы предприятия города Барнаула построили и реконструировали: 6 овощехранилищ, 7 овощесортировочных пунктов, 16 свинарников, 9 коровников, 600 кв. м теплиц, 30 тыс. кв. м жилья (185.Л.34-35). Особенностью было то, что в данный период развивались и устанавливались долгосрочные шефские связи, такие как: БШЗ (Барнаульский шинный завод) – ОПХ «Павловское», Барнаульский станкостроительный завод – совхоз «Новоалтайский», ПО «Сибэнергомаш» - совхоз «Логовской» и т.д. Помощь городов и райцентров хозяйствам во время уборки, шефство промышленных предприятий Алтайского края над колхозами и совхозами были важным подспорьем, но на наш взгляд, целесообразнее было бы добиться, чтобы хозяйства сами справлялись со своими проблемами.

Межхозяйственная кооперация в Алтайском крае получила своеобразное выражение. Так сложилось, что процессы межхозяйственной кооперации быстрее и лучше шли в животноводстве, а не в растениеводстве. Также эти процессы получили свое выражение и в сфере материально-технического обеспечения сельского хозяйства. Так, в 1980 году в Алтайском крае по опыту Ставропольского края на базе 3 районов (Топчихинского, Тюменцевского и Михайловского) было создано межхозяйственное предприятие. Оно объединило 2,340 тыс. тракторов, 1,2 тыс. комбайнов и другой сельскохозяйственной техники на 52 млн. рублей (64). Это громадное объединение по своей структуре было рыхлым. Не смотря на то, что такое нововведение можно считать переходом на другой уровень организации труда, качественного изменения работы организации не произошло. Не смотря на ряд положительных моментов, было много недоработок. Так, предприятия, вошедшие в межхоз по ремонту и обслуживанию сельхозтехники, сохранились как юридические лица, что явно не способствовало централизму в управлении. Услуги, оказываемые этим предприятием, были очень дорогими, поэтому колхозы и совхозы предпочитали делать все самостоятельно.

Процессы межхозяйственной кооперации коснулись также и других сфер сельского хозяйства. Например, в Славгородском районе было создано межколхозное объединение по осеменению сельскохозяйственных животных на кооперативных началах. Членами этого объединения были 6 колхозов этого района. Благодаря введению искусственного осеменения в этих хозяйствах значительно снизилась яловость коров. Здесь также впервые в крае был проведен конкурс техников по искусственному осеменению, в котором приняло участие 170 человек (194.Л.22).

В крае очень слабо использовались возможности по кооперации в кормопроизводстве. Коллегия МСХ РСФСР от 24.05.1979 года отмечала, что краевое руководство не принимало должных мер по приданию этой отрасли более специализированного характера (221.Л.128-131). Происходило это в силу специфики данной отрасли, а также в силу того факта, что основная масса хозяйств выращиванием и заготовкой кормов занималась самостоятельно.

Таким образом, хотя развитие межхозяйственной кооперации и интеграции объективно от­ражало прогрессивные тенденции в развитии аграрного сектора края, про­возглашение данного курса в середине 70-х годов центральными органами управления магистральным на­правлением аграрной политики, как и вся работа по его реализации, не отражали потребностей развития сельского хозяйства. Эти процессы носили не совсем реа­листический характер, нару­шали естественную динамику процессов и потому неизбежно внедрялись в жизнь под сильнейшим нажимом на хозяйства. Необходимость изменений руководством страны и Алтайского края определялись правильно, однако методы претворения этих изменений в жизнь, время и последовательность, учет географических, территориальных, климатических и других условий, не были продуманы досконально.

Попытка форсирования межхозяйственной кооперации и агро­промышленной интеграции середины 70-х гг. не была случайным яв­лением. Деятельность государственных органов по развитию межхозяйственной коопера­ции и агропромышленной интеграции в 70-е годы стала воле­вым вмешательством в объективный процесс развития производитель­ных сил, продиктованным не экономической целесообразностью, а ло­гикой усиления административных методов в условиях отступления от курса на расширение хозяйственной самостоятельности колхозов и совхозов. В ре­зультате такой деятельности, процесс межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции принял чрезмерные масштабы, превосходившие возможности и потребности аграрной экономики, что уже не способствовало развитию сельского хозяйства, препятствовало реали­зация потенциальных возможностей межхозяйственных и агропро­мышленных предприятий и дискредитировало плодотворную идею. Меры, предусмотренные Продовольственной программой СССР, носили половинчатый характер и лишь временно улучшили ситуацию. Созданные РАПО не имели достаточных полномочий в области решения сельскохозяйственных проблем.

Положительно изменилась политика по отношению к ЛПХ. Личному сектору оказывалась помощь в виде выделения средств, продажи молодняка животных и посадочного материала по льготным ценам, комбикормов, удобрений и т.д. Создание подсобных сельских хозяйств на промышленных предприятиях также не дало ожидаемого эффекта, оказалось еще более затратной попыткой решения продовольственной проблемы.

Таким образом, аграрная политика второй половины 70-х - первой половины 80-х годов ХХ века эволюционировала от попыток реставрации идей мартовского Пленума 1965 года в области развития товарно-денежных отношений и повышение хозяйственной самостоятельности колхозов и совхозов через раздогматизацию аграрной политики и признание кризисного характера советского сельского хозяйства к выработке контуров новой модели аграрного развития.


<< предыдущая страница   следующая страница >>