uzluga.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 34 35
Глава 3 Новый дом


Профессор Снейп был очень зол. Уж поверьте, это действительно жуткое зрелище. В такие моменты он напоминал змею, к которой кто-то имел наглость забраться в гнездо. Глаза злобно сверкали и казалось, что еще чуть-чуть, и они начнут метать молнии. Он не был настолько зол даже тогда, когда второкурсники Пуффендуя почти синхронно взорвали сразу три котла. Сейчас же причиной служила бумага о праве опекунства в одной руке и взлохмаченный мальчишка, шедший за ним слева.

- О Великий Мерлин, Поттер, вы можете не путаться в своих ногах и идти быстрее? – прорычал он.

- Да, сэр. Простите, сэр.

Мальчишка определенно его бесил. Дети не должны быть такими послушными, покорными. Он однозначно что-то задумал. Решил показать, что выше всех. Хм… Явно не на того напал. Уж кто-кто, а Северус Снейп покажет этому отродью Джеймса его место, он будет жить по установленным им правилам.

- Так, здесь нет людей. Поттер, возьмите меня за руку, мы сейчас аппарируем.

Гарри нерешительно сжал руку профессора. Он не хотел его злить вопросами или непослушанием. А потом мир сжался до одной точки, перед глазами что-то замелькало. Все это продлилось несколько секунд, достаточно неприятных секунд. Но после этого они оказались в большом просторном холле.

- Поттер, это мой дом. В подвале находится моя лаборатория. Сунешься туда, поймешь, что все муки ада - это детские шалости по сравнению со мной. На первом этаже находится библиотека, столовая, кухня, большая и малая гостиные, на втором этаже - моя комната и личный кабинет, куда вам настоятельно не рекомендуется заходить, так же там ваша комната и три для гостей, - холодным голосом, порой переходящим на шипение, объяснял Северус. – На всех этажах есть ванная и туалет. До конца лета я пробуду здесь, вместе с вами, но с начала осени я буду почти весь день в школе и буду возвращаться через камин на ночь, чтобы проконтролировать тебя. В мое отсутствие за тобой присмотрит домовик Тикки. Ко мне обращаться или сэр, или профессор Снейп. Вопросы?

- Спасибо за гостеприимство, сэр. Какие обязанности будут у меня? Я могу делать почти все по дому и саду, даже готовить!

- Делами будет заниматься домашний эльф, Тикки. Ваша главная обязанность не путаться у меня под ногами. Я ясно выражаюсь? Да, если теперь я ваш опекун, то прошу меня не позорить своим плебейскими невежеством, - Снейп фыркнул и презрительно окинул взглядом стоящего перед ним мальчишку.

Гарри поежился, но молча кивнул. Да, его воспитанием никто не занимался, но он всегда был предельно вежлив и обходителен.

- Тикки! – вскрикнул Снейп и перед ним возник эльф. - Проводи этого паршивца в его комнату.

- Да, господин.

Внезапно перед ними возникло существо маленького роста, с большими карими глазами и длинными ушами. Оно было одето только в одно белое полотенце, завязанное на манер греческой тоги. Мальчик начал удивленно рассматривать его. Эльф нетерпеливо потянул Гарри за собой вверх по деревянной лестнице с зеленной ковровой дорожкой на ней. На поручнях были выгравированы маленькие змейки. Мальчик сам не мог сказать, почему ему всегда нравились эти длинные и угрожающие пресмыкающиеся. Он часто ловил себя на мысли, что было бы здорово, если бы у него была возможность обращаться в змею.

Тикки толкнул дверь, на золотистой табличке которой было написано «Гарри». Мальчик непроизвольно воскликнул от восторга. Комната была по размеру как у Дадли. Около стены стоял большой книжный шкаф, наполовину наполненный различной литературой. Недалеко от него примостился комод. С другой стороны находилась кровать с зеленным пологом. Рядом с ней - маленькая тумбочка. Около окна стоял старый тяжелый рабочий стол с множеством ящичков. На нем стояла чернильница с подставкой и самыми что ни на есть настоящими перьями. Вся комната была выдержана в бледно-зеленых тонах.

- Это точно мое? Ты ничего не перепутал? – неверяще спросил Гарри у эльфа.

- Да, юный господин, сэр Гарри Поттер, - Тикки поспешно и очень низко поклонился.

Мальчик ошарашено моргнул.

- Можешь обращаться ко мне просто по имени.

- Это приказ, господин? – Тикки вздрогнул.

- Нет, просьба, - Гарри удивленно моргнул.

- Я не смогу…

- Почему? – теперь удивление сменилось недоумением.

- Потому что вы выше меня по положению. Это будет неуважение с моей стороны. Мне придется себя наказать! – эльф как-то слишком воинственно пискнул.

- Почему ты решил, что ты ниже меня? – Гарри присел на корточки перед ним и осторожно провел по его голове рукой. – И пожалуйста, не наказывай себя. Хорошо?

- Господин, вы так добры… Я эльф, вы волшебник! Но вы так благородны, вы так относитесь ко мне! У вас большое сердце! Ко мне никогда никто не так не относился…

- Разве ты не появился из ниоткуда, когда тебя позвал профессор? – удивленно спросил мальчик плачущего Тикки.

- О, да, я аппарировал, господин. Я много чего еще могу!

- Разве это не доказывает, что ты равен со мной, Тикки? Ты можешь творить чудеса. Маги тоже на это способны. Я думаю, твоя анатомия мало чем отличается от человеческой. Если тебя ударить, то ты почувствуешь боль. Если вонзить кинжал в твое сердце, ты умрешь. Так же, как и любой другой. Ты разумен. Ты чувствуешь. У тебя есть душа. У многих людей ее нет, значит, ты лучше их, - Гарри улыбнулся и промокнул платочком скатывающиеся слезинки.

- Но, господин, я рожден, чтобы служить! Я делаю всю домашнюю работу! – Тикки все еще непонимающе смотрел на мальчика, сидящего напротив него.

- Ох… Я тоже раньше делал всю домашнюю работу, готовил и заботился о саде. Мне всегда внушали, что я ни на что больше не способен. А сегодня узнал, что я волшебник… Просто тебе некому было сказать, что ты значишь больше, чем ты думаешь сам о себе. Я не знаю, что там думают другие, но я считаю тебя определенно равным себе.

- Но… Хорошо… Я думаю, что могу вас называть сэр Гарри… Но не требуйте большего, пожалуйста. Вы так добры… Вы поистине великий волшебник! Но сейчас мне нужно идти, мне надо позаботиться об ужине, - с этими словами это нелепое существо, тряхнув ушами, с громким хлопком исчезло.

Мальчик тяжело вздохнул. Видимо, за сегодня он больше ничему не удивится. Что ж, теперь можно осмотреть книжный шкаф. Чего здесь только не было! И «История Магии», и «Зельеварение: 1000 и 1 важный ингредиент», и «Искусство Защиты от Темных Сил: основные заклятья», и «Трансфигурация: азы», и «Магические существа: правила поведения», и «Этикет для благороднейших», и «Теория магии», и «Пособие по трансфигурации для начинающих», и «Тысяча магических растений и грибов», и «Магические отвары и зелья», и «Фантастические звери: места обитания», и «Темные силы: пособие по самозащите», и много-много всего другого. Гарри всегда любил читать. Правда, раньше это приходилось делать тайком, утаскивая к себе всю литературу, что выбрасывал Дадли. А тут все книги были волшебными в прямом смысле этого слова.

- С чего же стоит начать? – спросил у себя мальчик, открыв дверцы.

Простояв двадцать минут, он все-таки достал «Историю магии» и «Этикет для благороднейших». Он попал в новый для себя мир и ему придется привыкнуть жить по тем правилам, что тут приемлемы. Все, что ему остается, это влиться в эту массу. И, конечно же, он не опозорит профессора Снейпа. Новый опекун еще более странный, чем Дурсли, но пока он не узнал его до конца, выводы делать рано.

Где-то спустя тридцать страниц «Истории Магии» в комнате вновь возник Тикки и сообщил о том, что ужин накрыт в столовой, куда он его может сопроводить. Гарри радостно согласился и отправился вслед за эльфом. Змеи в этом доме были главным орнаментом в декоре. Маленькие, незаметные, они прослеживались в разных местах. Зайдя в столовую, мальчик удивленно осмотрелся. Это была большая комната с длинным столом в центре. Около него стояли большие старинные стулья с резными ножками и мягкими зелеными спинками и сиденьями. На стене висел большой гобелен с изображением серебряной змеи на ярко-зеленом фоне и такой же серебряной надписью: «Слизерин». Паркет при ходьбе слегка поскрипывал и наполнял комнату некоторой уютностью. Во главе стола уже сидел Снейп. Справа и чуть поодаль от него стояли чистые тарелки, видимо, поданные для Гарри.

- Добрый вечер, сэр. Что мне необходимо сделать? – спросил он осторожно, неуверенный, что его могут пригласить сесть вместе.

- Хм, Поттер. Видимо, вы несколько непонятливый. Вы видите еще место, где вы могли бы сесть, кроме как справа от меня? – ядовито и с нескрываемым раздражением процедил Снейп.

- Простите, сэр.

Гарри, густо покраснев, сел за стол и положил себе в тарелку немного картофеля и отбивную. Он старался есть как можно более спокойно и чинно, осторожно используя нож с вилкой и стараясь при этом копировать манеры профессора. Мальчик постоянно косился в его сторону и пытался изучить.

- Поттер, вам не кажется, что протереть на мне дырку не лучшая идея? – желчно поинтересовался Снейп.

- Нет, сэр… Простите… - Гарри потупился и уткнулся в свою тарелку.

- Может, вы что-то хотели спросить у меня? – так же едко спросил профессор.

- Нет, то есть да… Вы любите змей? – мальчик начал ерзать на стуле. Его явно интересовало не это, но он ничего не мог поделать с собой.

Снейп удивленно изогнул бровь и вперил в подопечного взгляд своих черных холодных глаз.

- Я декан Слизерина. На гобелене ты видишь их герб. Всего факультетов четыре: Слизерин, Гриффиндор, Когтерван, Пуффендуй. На каждом из них ценятся определенные качества. В Слизерине - это хитрость, смекалка, изворотливость, там не стесняются идти к своей цели, невзирая ни на что. В Гриффиндоре – это храбрость, граничащая с безумием, благородство и якобы высокоморальность. В Когтевране – тяга к новым знаниям, пытливый ум, любовь к книгам. В Пуффендуе – трудолюбие, упорство, верность остальным. Но считается, что туда попадают тупые. На мой взгляд, вам маловероятно светит Когтерван и Слизерин. Вы или пойдете по стопам своих родителей и попадете в Гриффиндор, или вас пошлют в Пуффендуй, ибо вы слишком недалекий. Но что-то мне подсказывает, что вам хотелось спросить не о моих предпочтениях в интерьере, - зельевар хищно улыбнулся.

- Профессор Снейп, вы говорили, что знали моих родителей… Я хотел спросить… Действительно ли они погибли в автокатастрофе из-за того, что были оба пьяны… - Гарри непроизвольно сжался.

Он целый день хотел узнать именно это и теперь очень боялся ответа или того, что никто не даст ему его.

- Что ж, Поттер, ваш папаша был напыщенным индюком с огромным самомнением и любовью отыгрывать свое плохое настроение на всех слизеринцах. Зато Лили, ваша мать, была замечательным человеком. Всегда защищавшая слабых, с тягой к знаниям и полным отсутствием высокомерия… Они выступили на светлой стороне, и Волдеморт, его имя я произношу в первый и последний раз, начал охоту на ваших родителей. Темный Лорд был очень сильным и жестоким волшебником, ненавидящим магглорожденных. Он нашел себе сторонников, и они стали называть себя Пожирателями Смерти. Против них выступило Министерство магии и Орден Феникса, но никто не мог одолеть Темного Лорда или нанести ему существенный вред. Ваши родители знали об открывшейся на них охоте и попробовали обезопасить себя, скрывшись под защитой чар Хранителя секрета. Но он предал их и переметнулся на темную сторону. После того, как Милорд узнал, где искать их, он пришел в ваш дом в Годриковой впадине на Хэллоуин 1981 года. Сначала он убил Джеймса, потом Лили, пытавшуюся защитить вас… - Снейп перевел дыхание и продолжил. – А потом попытался избавиться и от вас, но его смертоносное проклятье отразилось от тебя, Поттер, и ударило по нему, и он исчез… У вас на память об этом остался шрам… Вы известны всему магическому миру. Думаю, подобная известность должна потешить ваше самолюбие, не так ли?

- Сэр, спасибо за правду. Неужели вы считаете, что известность должна льстить мне? Я стал причиной смерти моих родителей. Скорее всего, они могли бы бежать, оставив меня, и спастись. По крайней мере, мама точно. И если кто-то и заслуживает известности и похвал, то это родители. Но вы сказали, что Темный Лорд исчез. Исчез, но не умер. Это была оговорка или есть вероятность, что он может вернуться? - Гарри серьезно посмотрел на профессора.

- Хм… Вы правы… Вероятность, что Темный Лорд вернется, велика. Остается вопрос, когда произойдет подобное… - Снейп смотрел на Гарри, как будто увидел впервые. Мальчишка показался ему гораздо старше, чем есть.

- Он, скорее всего, захочет закончить то, что не смог сделать тогда… Его самолюбие серьезно пострадало, глупо верить в его добродушие и вскидку на мой возраст, если он не сделал подобное в 1981 году…

- Вы правы, но что-то ты слишком спокоен, Поттер, - зельевар внимательно вглядывался в сидящего справа от него.

- Пока рано и нет ничего нового в ситуации. Я привык ждать ударов и угроз, - Гарри откинулся на спинку. – Сэр, последний вопрос. На чьей стороне вы были в той войне?

- Уже поздно, Поттер. Вы, кажется, поели и можете подняться в свою спальню и отойти ко сну. Количество вопросов превысило допустимый лимит на сегодня.

Гарри поднялся из-за стола. Пожелал спокойной ночи и вернулся в комнату. На постели уже лежала темно-синяя пижама. Переодевшись и забравшись в кровать, он задумался. Жизнь слишком непредсказуемая вещь, за несколько дней все так кардинально изменилось. А еще выражение «бойся желаний своих» получило свое подтверждение. О чем мог мечтать мальчик, у которого никогда не было ничего своего? Который не хотел выделяться своей силой? Который так страстно желал, чтобы его родственники перестали оказывать ему повышенное внимание? Сирота, который мечтал, чтобы его родители были не спившимися алкоголиками, а героями? Он получил все и сразу. Он волшебник, живущий с опекуном, у которого при виде подопечного начинают болеть сразу все зубы. У него есть своя комната и знание о храбрости своих родителей. Но можно ли назвать путь, по которому он пришел к этому, легким? Отнюдь… Но теперь у него есть надежда, что он сможет найти свое место среди других. Стать нужным кому-то…

Он известен. Нет, это определенно не тешит его, но просто как-то странно приятно, что тут на него не смотрят, как на ничтожного червя, чей уровень находится ниже плинтуса. Если умрет эта новая надежда... Надежда быть хоть кем-то признанным и кому-то нужным, то от него больше уже ничего не останется… Он уйдет вслед за ней…

- Спокойной ночи, мой новый дом. Сладких всем снов…

Свет в комнате погас и Гарри погрузился в сонную негу…


Глава 4 Уроки ненависти.


Прошло три месяца после того знаменательного разговора в столовой. Гарри почти все время тратил на изучение литературы из своего книжного шкафа. Начал он с «Истории магии» и «Истории Хогвартса», чтобы понять, по каким законам развивалось общество на протяжении многих лет и чего ожидать от его будущей школы. Следующим шагом было знакомство с этикетом. Тут очень помог Тикки. Он знал об этом все! И гонял эльф его нещадно, заставив в совершенстве овладеть абсолютно всеми столовыми приборами. Сложнее всего дались жесты и знаки, принятые в высшем обществе, которые говорили куда больше слов при обмене любезностями. Наверное, самым интересным моментом все-таки остался Дуэльный кодекс. Позы оттуда он тренировал часами перед большим зеркалом, которое так же любезно предоставил эльф. Дуэли ассоциировались с чем-то героическим, сродни сказочному.

Тренироваться в магии он не мог, пока у него не было волшебной палочки. Так что Тикки нашел для Гарри в саду небольшую, около десяти дюймов длиной, но достаточно прочную веточку, и мальчик с ее помощью начал разучивать движения, необходимые в тех или иных заклятиях. Чтобы ничего не забыть, он начал вести конспекты по каждой интересующей его дисциплине. И ежедневно перед сном он тратил где-то час на то, чтобы просмотреть их.

Проще всего дела обстояли с зельеварением. После того, как Гарри начал донимать профессора Снейпа вопросами о взаимодействии некоторых компонентов, он согласился давать ответы, если мальчик будет помогать нарезать ингредиенты для какого-нибудь зелья, готовящегося в его лаборатории в подвале особняка. Скорее всего, педагогический ход был направлен на отбивание всякого интереса к его области, но получил обратный эффект, с которым пришлось смириться, и единственным выходом было как можно реже появляться дома. Что, в принципе, успешно и делал зельевар под предлогом необходимости патрулировать школу по ночам.

Для Гарри Снейп продолжал оставаться темной овечкой. Его нельзя было понять. Лицо всегда было непроницаемой маской, на которой находило отражение всего две эмоции: презрение и недовольство. То, что было под этим, ну, пожалуй, кроме ярости, видеть не приходилось. Но один вечер изменил все. В последнее воскресение октября зельевар соблаговолил прибыть домой и сразу же исчез в своей лаборатории.

Гарри сидел в комнате, оттачивая движения палочкой, Тикки суетился на кухне в тот момент, когда снизу раздался взрыв. Они ворвались в лабораторию и увидели лежащего на полу профессора и синюю жидкость, картинно стекающую по стенам как в фильмах ужасов, но там обычно так изображали кровь. Тикки перенес зельевара в малую гостиную и уложил на диван. Гарри принялся обрабатывать его раны. Они не были глубокими или страшными, но вопрос о том, что готовил профессор, оставался открытым, с его-то любовью к экспериментированию. Снейп открыл и застонал, увидев перед собой мальчишку.

- И что ты делаешь, Поттер? – проскрипел он.

- Обрабатываю ваши раны. Надеюсь, что зелье было не ядовитым, и оно не попало в вашу кровь. У вас ничего не болит? – поинтересовался Гарри, накладывая травяную мазь, которая быстро залечивала раны, но очень сильно жгла. – Потерпите немного, сейчас будет немного неприятно. Когда я упал на лестнице, Тикки мазал ею мне колено.

- Спасибо, Поттер. Но я знаю о боли куда больше вас. И мазь явно не то, что может заставить меня напрячься, - едко прокомментировал профессор.

- Может да, а может, и нет… - тихо произнес мальчик.

- Что ты сейчас имел в виду, Поттер? – угрожающе прошипел зельевар.

- Я говорил про боль. Я тоже знаю о ней очень много. Вы правы, мазь дает слишком пустяковые ощущения, чтобы брать их в расчет. Я предупредил вас по инерции.

Снейп резко встал с дивана, его глаза полыхали гневом, по бледному лицу проступили красные пятна.

- Может быть, вы хотите узнать ту боль, которую знал я? Что, Поттер, вы уже испугались?

- Я не испугался, сэр. Если вы хотите, вы можете рассказать мне об этом.

Вид спокойно сидящего мальчика, пусть и на коленях перед ним взбеленило профессора еще сильней.

- О, нет, я покажу тебе! – улыбнулся зельевар и достал палочку, направив ее на Гарри. – Круцио!

Мальчик начал изгибаться на полу, но не кричал. Его лицо совершенно ничего не выражало кроме отрешенности и смирения. В этот момент Гарри думал о том, что Снейп не так далеко ушел от Дурслей. Он и там старался не унижать себя криками, и тут решил следовать этому же правилу, хотя давалось это безумно тяжело. Ежесекундно каждая клеточка его тела разрывалась болью, которая заставляла выкручиваться под самыми невообразимыми углами.

Профессор продержал заклятье полминуты, потом снял и вопросительно посмотрел на мальчишку, ожидая, что тот заберет свои слова назад. Но он перевел дыхание и спокойно, насколько это было возможно в его состоянии, спросил:

- Это все?

Снейп яростно хлестнул его по щеке, а потом снова наложил Круцио и не снимал до тех пор, пока из горла мальчика не вырвался тихий вскрик.

- Это все? – мальчик попытался встать, но ноги не удержали его. – Все что вы знаете о боли? Тогда я могу вам дать фору. Но я никогда не буду демонстрировать вам свои знания. Я выше этого… Да и не справлюсь с вами. Зависимость от кого-то такая гнетущая вещь, не так ли? Хотя, возможно, я когда-нибудь верну вам сегодняшний вечер… Кто знает…

И Гарри безумно и громко рассмеялся, как-то горестно и зло. Северус нерешительно остановился, похоже, болевой шок привел к тому, что у мальчика поехала крыша. И как теперь объяснить это Альбусу. Или быть более разумным, не делать этого и сказать, что так оно и было? И только потом пришло осознание, что перед ним невооруженный десятилетний мальчишка, который проявил невообразимую выдержку и некоторое упрямство, наверное, гриффиндорское.

- Поттер, соизвольте прекратить истерику! - нервно воскликнул он и попытался приблизиться к нему, но мальчик отшатнулся.

Гарри осмысленно посмотрел на него и усмехнулся.

- Вы ведь Пожиратель Смерти, не так ли? Я долго сомневался в этом, а теперь убедился... Пыточное заклятие на десятилетнем ребенке... А что вы знаете о боли, сэр? Вас выкидывали из застекленного окна второго этажа? Заставляли сидеть двое суток на стуле, не шевелясь, без сна, еды, воды и возможности справить естественную нужду? Как часто вас пороли ремнем с острой бляхой, которая отлично рассекает кожу? В вас стреляли железными пульками? А резали ножом? Держали неделю без еды, а первые дни и без воды? Ставили вам на голую кожу раскаленные предметы? Били ли головой об стену, пол и другие твердые предметы? Заставляли лежать на канцелярских кнопках? Ломали ли вам конечности? – новая волна смеха прокатилась в тишине. – Знаете, я очень долго думал, какие цели вы преследовали, причины ваших поступков… Вы такой же, как и Волдеморт. Холодный, безжалостный, беспощадный… Который может только причинять боль, вызывать ненависть, гнев и презрение… Да, и еще страх. Правда, прекрасное чувство? О да… Оно же заставляет преклоняться или, по крайней мере, затаиться… Вызывать любовь всегда было более сложным. Самому любить тоже не просто.

Мальчик все-таки поднялся на ноги и, пошатываясь, дошел до кресла, в которое тут же упал.

- Поттер, вы не должны забываться, в чьем доме вы находитесь и в чьей вы власти, - проскрипел Северус, сжимая палочку сильней. – Сравнивать меня с Темным Лордом - ваша величайшая ошибка!!! Я и близко не стоял с его безумством! И я БЫВШИЙ Пожиратель Смерти! Вы поняли меня? Вы думаете, Темный Лорд обходился только одним Круцио? В его арсенале было много пыточных проклятий. Благодарю небеса, что мне довелось испытать только малую их часть.

Снейп закатал рукав на левой руке и показал Темную Метку на своем предплечье.

- Это не татуировка на память, не знак отличия! Это мой позор! Моя ошибка! – проревел он.

- Хм… Это заметно по вашему Круцио… Приятные ощущения раскаяния прокатились по моему телу… Незабываемо… Да, а вы получаете удовольствие от пыток? – Гарри насмешливо посмотрел на него.

- Да как ты смеешь! - Снейп резко осекся, вспомнив, что невозможно наложить Круцио не желая причинить боль, не получая от этого извращенного удовольствия. Похоже, к уже накопившимся душевным травмам Поттера добавилась еще одна. Странное чувство вины прокатилось по нему.

- Надеюсь, вы не наложите на меня еще одно проклятие. Боюсь, мои связки просто не выдержат этого… Мне вообще жаль вас. Вы человек, который не способен любить. И не дадите полюбить себя, - мальчик глубоко вздохнул и поднял на собеседника глаза. – Вы удивительным образом умеете благодарить за помощь и внимание.

- Я любил… Однажды… Это до сих пор мне аукается… - Северус сел в кресло и обхватил руками голову, ему показалось, что на него глазами этого паршивца смотрела Лили.

- Мне хотелось найти ключ к вам. Как я уже говорил - понять, постичь, принять… Вы мне были интересны. Знаете, вы мне даже показались готическим принцем. Такие персонажи самые привлекательные в маггловском кино и книгах. Но теперь я хочу другого… Убейте меня, сэр. Пожалуйста… Что вам стоит? – протянул он жалобным голоском.

Северус замер, в замешательстве глядя на Поттера. Этот мальчик далеко не похож на любого другого десятилетнего. Боль, застывшая в его глазах, и такой чистый детский просящий голос, будто клянчивший конфету, так контрастировали друг с другом. Это еще долго будет преследовать зельевара кошмаром в его личном аду.

- Вы осознаете, что просите? Вы хоть понимаете, о чем говорите? Как можно желать подобного? Вам всего десять лет! - он резко поднялся, одним шагом пересек разделяющее их пространство и встряхнул мальчика.

- Даже этого дать не можете… Никто не может… И почему все останавливаются на половине пути? Несправедливо… Все, что я помню, это постоянные уроки ненависти, которые преподавались всеми вокруг… Меня ломали, постоянно… Одиночество… Оно уже не мешает, оно часть меня… Почему меня никто не любит? Я не достоин даже этого? Ну да, я же ненормальный… - опять звонкий детский смех прокатился по комнате. – Я отталкивал все негативные эмоции, что были во мне, стремился заменить их мечтами и фантазиями… А теперь они бумерангом вернулись ко мне… Они все, что есть у меня… Я же был так глуп… Так наивен, чтобы не признать, что у меня нет ничего кроме ненависти и одиночества… да, и еще боли…

Снейп отступил от него, будто обжегшись. При этом он зацепился рукой за кресло и зашипел, кровь тонкой струйкой потекла вниз. Это отрезвило его и заставило вспомнить, с чего все началось. Поттер просто хотел помочь… А до этого он пытался улучшить Зелье Гнева… Видимо, теперь пожинает плоды своих экспериментов.

- Прости… - еле слышно прошептал он.

Гарри еле заметно покачал головой, молча встал и, покачиваясь, пошел к лестнице.

- Не извиняйтесь… Не надо… Достаточно… Уже достаточно всего…

Мальчик, цепляясь за перила, начал медленно подниматься вверх. Уже стоя на последней ступеньке, он произнес:

- Мазь рядом с диваном… Обработайте руку…

Войдя в свою комнату и закрыв дверь, Гарри позволил себе упасть на кровать и заплакать. Воспоминания нахлынули на него. То, что хотелось забыть. Некстати вспомнились собаки тети Мардж, которые, зло скалясь, рычали на него, обходя с двух сторон, с явным намереньем броситься на него, а Дурсли, наблюдавшие за этим с крыльца, дружно смеялись. Тогда ему было почти так же больно. Больно и страшно. Вечером два пса были найдены мертвыми. Ветеринар, осмотревший их, пришел к выводу, что они умерли от остановки сердца, вероятно, испугавшись чего-то. После этого тетя Мардж разбила о Гарри бутылку из-под бренди, а Дурсли запретили обрабатывать и перевязывать раны.

И теперь такая же боль яростными потоками вырывалась наружу, размывая границы внешнего, ломая барьеры внутреннего. Сквозь тело прошла мощная волна, заставив на время перестать дышать, а потом комната начала заполняться взявшейся из ниоткуда водой… Не было сил, чтобы пытаться спастись. Все это воспринималось как просто данность его ненормальной жизни. И даже если он сейчас умрет, разве это будет так страшно? Это так необходимо. Закрыть глаза и позволить тьме вести за собой. Но где-то внутри дрогнул какой-то колокольчик, в ушах зазвенело.

- Тикки, - прошептал он одними губами, не надеясь ни на что, не ожидая ничего.

И уже совсем на грани исчезающего сознания раздался громкий хлопок. Но Гарри уже не мог знать, реален ли этот звук или это отголосок его буйного воображения.




<< предыдущая страница   следующая страница >>